"Она была лучшей из нас"

3 февраля в конференц-зале Международного "Мемориала" в Москве прошел вечер, посвященный 75-летию со дня рождения Татьяны Михайловны Великановой (1932-2002) - педагога, правозащитницы, участницы Инициативной группы по правам человека в СССР, после ареста Натальи Горбаневской - редактора самиздатского правозащитного бюллетеня "Хроника текущих событий".

На стендах была размещена выставка документов и фотографий Т. Великановой, подготовленная заведующей диссидентским архивом "Мемориала" Т. М. Хромовой. Участники вечера смогли увидеть текст судебного приговора от 29 августа 1980 г., которым Великанова была осуждена на 4 года лагерей и 5 лет ссылки, письмо "Amnesty International" начальнику учреждения ЖХ-385/3-4, страницы "Хроники текущих событий" и другие материалы.

В начале вечера был показан фрагмент видеоинтервью с Татьяной Великановой, записанного Юрием Решетниковым 3 ноября 1993 года.

Вечер вел историк диссидентского движения, член Правления Международного "Мемориала" Александр Даниэль. "У Татьяны Михайловны было три жизни, - сказал он. - В первой она была математиком-программистом, во второй - правозащитницей, в третьей - школьным учителем. Кроме этих профессиональных, она прожила прекрасную личную жизнь, и мы рады видеть здесь многочисленных представителей ее семейного клана - или, может, вернее сказать - уже племени".

В этот же день, 3 февраля, исполнилось бы 98 лет и основательнице "династии" Великановых - Наталье Александровне, матери Татьяны Великановой. Прямо или косвенно в истории советской правозащиты остались имена ее детей: дочерей Татьяны, Екатерины, Аси, Марии, сыновей Андрея и Кирилла.

Воспоминаниями о Татьяне Великановой - ученом, участнике правозащитного движения и педагоге - поделились ее друзья и коллеги: Валерий Абрамкин, Людмила Алексеева, Александр Лавут, Анна Поливанова, Елена Потапкина, Галина Салова, Алексей Смирнов, Елена Сморгунова, сестра Екатерина Великанова.

Приведем фрагменты из некоторых выступлений.

Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинкской группы: "У нас были постоянные встречи с Таней, когда она приняла обязанности редактора в 1974 году. Тогда она готовила первый экземпляр и приносила его ко мне. Он выглядел очень пестро: что-то напечатано на машинке, что-то вписано от руки, где-то скреплено скрепочкой. Я перепечатывала чистовой экземпляр "Хроники", а потом уже с него перепечатывались копии.

Она приходила всегда очень поздно, часов в 12 ночи, без звонка по телефону. Мы не знали, прослушивается ли телефон или вся квартира. Потому узнали, что и квартира прослушивалась. Она звонила, я открывала. Мы не говорили ни слова, чтобы не было слышно никаких голосов. Она передавала мне такой растрепанный экземпляр. Сверху лежал листочек: "Приду через три дня". Или такого-то числа. Я молча читала и соображала, успеваю ли все перепечатать. Если нет, то я писала: не через 3, а через 5. Она писала: через 4. Я кивала и она уходила. Ничего, кроме звонка и хлопанья дверью на записи не оставалось. Это не потому, что мы были такие ужасные подпольщики - мы старались не быть ими. Но "Хроника" к этому обязывала. Если мы договаривались, она обязательно приходила в назначенный срок в 12 ночи, и я кровь из носу должна была все успеть. Это продолжалось с 1974 по 1977 год. Такие у нас были регулярные немые встречи.

И хотя мы практически не разговаривали, я знала - и знали мы все, - что она была из нас самая лучшая".

Галина Салова-Любарская: "Таня для меня - символ нашего правозащитного движения. Я всегда вырабатывала свою позицию под ее влиянием.

Перед возвращением Кронида [Любарского] из лагеря она спросила: Что он будет делать - после лагерной свободы - в нашей несвободной стране? Наверное, вам придется уехать. Я говорю: Таня, а почему ты не уезжаешь? - Ну, кто же уходит с середины интересного кино? Хочется досмотреть".

Александр Лавут, сопредседатель Правления Московского "Мемориала": "Таня была свободным человеком. Она всегда делала то, что ей хотелось, и одновременно то, что считала самым нужным. Математик, программист высочайшего класса - она стала правозащитником, организатором выпуска "Хроники". Кажется, такие разные области. На самом деле, она во всем была органичной и цельной. И то, что потом она пошла преподавать математику в школе - это был ее свободный выбор".

Анна Поливанова, лингвист, директор частной гимназии "Малая школа": "О Татьяне Михайловне я слышала с детства, от брата и других людей, в связи с правозащитной деятельностью и вне связи. Этот образ стоял передо мной очень высоко. И вдруг я узнаю, что Татьяна Великанова вернулась в Москву и хочет преподавать в школе. Я в это время работала в 57-ой школе и помогла ей устроиться.

Не буду углубляться в наши дискуссии по поводу методик обучения. Скажу о ней как о человеке. Конечно, профессия учителя стоит на одном из первых мест по своим требованиям к человеческим качествам, таким как честность, порядочность, терпение. У Татьяны Михайловны это было в таком преизбытке, что родители, слушая наши споры, мне говорили: "Что ты к ней пристаешь? Татьяна Михайловна уже все делает с детьми просто фактом своего присутствия!"

У нее был проходной класс, я шла сквозь него и, глядя, как она сидит и неторопливо раскладывает свои принадлежности, понимала, что все мои размышления об эпистемологии от Пифагора до наших дней - это всё происходит здесь. Ни о чем не надо говорить и спорить - достаточно посмотреть. Татьяна Михайловна излучала из себя порядочность, которая действовала на детей и коллег больше, чем тот или иной подход к коммутативности сложения или умножения целых чисел".

Сотрудник Научно-информационного и просветительского центра "Мемориал" Геннадий Кузовкин рассказал о работе над комментарием к "Хронике текущих событий", в том числе о только что просмотренном им в Вильнюсе 30-томном деле С. А. Ковалева - значительная часть томов этого дела посвящена проверке сообщений, помещенных в "Хронике". "КГБ как исследователь самиздата собрал для нас ценнейшие сведения".

Подготовил Николай Гладких,
Международный "Мемориал"