ПРАВОЗАЩИТА 
Правозащита / Горячие точки / Северный Кавказ / Мониторинг после апреля 2009 /
 
О программе
Северный Кавказ
• Мониторинг после апреля 2009
• Вторая чеченская война и ее последствия. Мониторинг 1999-2007 гг.
• Первая Чеченская война
• Осетинско-Ингушский конфликт: Пригородный район. Мониторинг после апреля 2009
• Аналитика-взгляд правозащитников
• Досье: тематические подборки
• Архив публикаций
• Проблема заложничества
• Дело Руслана Кутаева
Южный Кавказ
Таджикистан 1993
Молдавия (Приднестровье) 1990-95
Москва 1993
 
 
 
Мониторинг после апреля 2009

— 20 июля 2009 г. —

Павел Полян, Николай Поболь. "Ликвидировать ввиду нетранспортабельности" Методы депортации чеченцев и ингушей

Павел Полян, Николай Поболь. «Ликвидировать ввиду нетранспортабельности» Методы депортации чеченцев и ингушей
Конец февраля - начало марта 1944 г. Депортация чеченцев и ингушей (операция «Чечевица»)
Летом 1942 года на Северный Кавказ прорвались немцы, но территория Чечено-Ингушской АССР практически под оккупацией не была и к грозненским нефтепромыслам Гитлер так и не дотянулся. Как и у других советских народов, среди чеченцев и ингушей были и герои, и предатели, но обвинить весь народ, и в глаза не видевший немцев, в прямом предательстве было непросто. Поэтому официальным обвинительным мотивом и поводом для их депортации в этом случае стало - «…активное и почти поголовное участие в террористическом движении, направленном против Советов и Красной Армии».
Вопрос о депортации чеченцев и ингушей рассматривался на Политбюро ЦК ВКП(б) 11 февраля 1944 года. Разногласия возникли, но только по срокам проведения операции: Молотов, Жданов, Вознесенский и Андреев выступали за ее немедленное осуществление, а Ворошилов, Каганович, Хрущев, Калинин и Берия предложили дождаться изгнания немцев из СССР. Решающими, по всей видимости, стал голос генсека и еще одно соображение - выселять сейчас, пока значительная часть мужского населения находится на фронте.
Ни к одной депортационной операции не готовились так тщательно, как к этой. Вместе с наркомом Берией в Грозном находились трое его заместителей - И.Серов, Б.Кобулов и С.Мамулов. Нарком лично руководил операцией, в которой были задействованы небывало крупные силы - до 19 тысяч оперативных работников НКВД, НКГБ и Смерш и около 100 тысяч офицеров и бойцов войск НКВД, стянутых со всей страны для участия в «учениях в горной местности» (не в каждой фронтовой операции бывает столько бойцов!).
29 февраля (високосный год) Берия доложил Сталину об итогах операции: выселено 478 479 человек, из них 387 229 чеченцев и 91 250 ингушей. Их погрузили в 177 эшелонов, последний эшелон был с партийной номенклатурой и мусульманской элитой. Этот последний эшелон состоял из нормальных пассажирских вагонов, а вот всем остальным чекисты-железнодорожники преподнесли рационализаторский сюрприз: отдельные вагоны для багажа переселенцев отменили, и уплотнили вагоны для людей - во-первых, за счет дозагрузки в них личных вещей, а во-вторых - за счет повышения наполняемости вагонов с 40 до 45 душ.
Однако до станции погрузки депортируемых еще надо было доставить. Около 6 тысяч чеченцев из-за снега застряли в горах в Галанчжойском районе: на их довыселение прибавили еще два дня. Оставаться не позволено было никому - ни старикам, ни больным: по недокументированной, разумеется, версии, существовала якобы устная инструкция Берии: «Остающихся на месте - уничтожать». Имеются свидетельства того, что в ряде аулов войска НКВД мирное население фактически ликвидировали, в том числе и таким варварским способом, как сожжение.
В 1990-е гг. широкую огласку получила такого рода операция в ауле Хайбах занесенного снегами Галанчжойского района: не будучи в состоянии обеспечить транспортировку его жителей, внутренние войска под командой в то время полковника М. Гвишиани согнали около 200 человек (по другим свидетельствам, 600-700) в колхозную конюшню, заперли и подожгли. Тех, кто пытался вырваться, расстреливали из автоматов. Расстреляли и жителей близлежащего аула Дзумсой, села Тийста и некоторых окрестных хуторов. Опубликовано - правда, без ссылки на источник - совершенно секретное письмо Гвишиани Берии: «Только для ваших глаз! Ввиду нетранспортабельности и в целях неукоснительного выполнения в срок операции «Горы» вынужден был ликвидировать более 700 жителей в местечке Хайбах. Полковник Гвишиани».
Этот документ (если он подлинный) подтверждает существование людоедского приказа Берии - приказа, по сути, вводящего для всех нетранспортабельных чеченцев в отрезанных снегами горах поголовную ликвидацию, то есть геноцид!
7 марта 1944 года была ликвидирована и сама Чечено-Ингушская АССР, и на месте районов, населенных чеченцами, был создан Грозненский округ в составе Ставропольского края. А на следующий день, 8 марта 1944 года, председатель ПВС СССР М.И. Калинин подписал указ о награждениях 714 чекистов за образцовое выполнение специальных заданий правительства. «Герой» Хайбаха М.М. Гвишиани получил орден Суворова II степени.
Но никакая зачистка не бывает идеальной, и в некоторых аулах попрятавшиеся, «нетранспортабельные» вайнахи каким-то чудом уцелели (на круг по всей республике таких насчитывалось порядка 6-6,5 тысячи человек!). На них наткнулись уже после депортации, когда сошли снега, и в аулы поднялись учебные части разбираться с оставленным добром - попросту грабить. Однако обнаружилось неудобство: многие сакли оказались жилыми! И тогда помощники госкомиссии инстинктивно применили то же спецсредство, что и энкавэдэшники в марте: геноцид, только на этот раз самочинно и без представления к орденам. Мало того: их еще и обвинили в «нарушениях социалистической законности»!
Заместителю народного комиссара государственной безопасности СССР
Комиссару госбезопасности 2-го ранга тов. КОБУЛОВУ
РАПОРТ
После выселения чеченцев и ингушей в Галанчежский район прибыли части [61] в[оенно]-учебного стрелкового полка - майора САЙГАКОВА, для помощи государственной комиссии по сбору скота и имущества, дислоцируясь подразделениями на хуторах Галанчежского района, допустили ряд безобразных фактов нарушения революционной законности, самочинных расстрелов над оставшимися после переселения чеченками-старухами, больными, калеками, которые не могли следовать.
22 марта на хуторе Геличи, Галанчежского района курсант СИНИЦА, по приказанию мл. лейтенанта СТРУЕВА и сержанта СИДОРОВА расстреляли больного ГАЙСУЛТАНОВА Изнаура, ДЖАБАСКА Демилхана - калеку, ГАЙСУЛТАНОВА Умара [-] восьмилетнего мальчика. Из них старик и мальчик были заколоты штыками.
19 апреля 1944 г. этой же группой в районе хутора Геличи были расстреляны еще два неизвестных чечена.
В хуторе Амки Галанчежского района оставалось после переселения пять женщин-старух, которые по состоянию здоровья не могли следовать на пункты сбора.
Бойцами этого же полка подразделения дислоцированных в Амки, Ялхороевский с/совет, через трубу в топящую печь бросали боепатроны, которые рвались и убивали находящихся в избах жильцов.
По неуточненным данным, курсанты этого же подразделения, находившиеся в Начхоевском с/совете Галанчежского района произвели самочинный расстрел больных и калек до 60 человек.
Подобные самочинные расстрелы дали возможность кадровым бандитам АНЗОРОВУ Висаиту и др. проводить к-р работу среди уклонившихся от выселения и вербовок в свои кадры.
61 учебно-стрелковый полк дислоцируется - станция Солдатская.
Нач. Галанчежского опер. сектора
Полковник ГРАНСКИЙ
28 мая 1944 г.
г. Грозный
(Из коллекции С.С.Кошурко. Подлинник. Здесь и далее - синтаксис, орфография и пунктуация документов сохранены.)
Неизвестно, был ли дан ход этому рапорту в 44-м, ведь и остальные фигуранты операций по вайнахским депортациям если и пострадали, то точно не за них. Берию с Кобуловым расстреляли в один день - 23 декабря 1953 года, Мамулов отсидел 15 лет во Владимирской тюрьме, а Михаил Гвишиани в августе 1953 года был уволен в запас по «служебному несоответствию» и впоследствии лишен звания генерал-лейтенанта (это его, словно Эйхмана, все мечтал выкрасть боевой офицер Кошурко и привезти в Хайбах!)
Но оказалось, самочинные расстрелы практиковались в Чечне не только после, но и задолго до депортации!
Дело Колесникова М.П.
(докл. Т.Шаповалов, Колесников присутствует)
КОЛЕСНИКОВ Михаил Петрович, рождения 1894 г., член КПСС с 1923 г., партбилет № 01533120 (на руках), русский, служащий, образование среднее, в момент совершения проступка работал зам. начальника отдела борьбы с бандитизмом УНКВД ЧИАССР, в настоящее время зам. директора Грозненского научно-исследовательского института по общим вопросам.
7.V.1957 г. Главная военная прокуратура СССР сообщила обкому о проводившихся в 1943 г. незаконных расстрелах граждан чеченской национальности работниками милиции ЧИАССР и просила привлечь к партийной ответственности виновных в этом Колесникова М.П. и других.
Суть дела: В апреле 1943 г. в Курчалоевском и Саясановском районах силами подразделений войск НКВД и милиции под руководством т. Колесникова проводились операции по ликвидации банд и задержании дезертиров из Советской Армии. В этих операциях были арестованы 19 человек подозрительных лиц, которые Колесниковым были переданы под ответственность командиру взвода Волосову для конвоирования из с. Бачи-Юрт в с. Курчалой. При конвоировании 25.IV.1943 г. по личному указанию Волосова были расстреляны 17 человек арестованных без оснований. В этот же день в с. Бачи-Юрт был убит конвоем еще один арестованный человек, якобы при попытке к бегству.
18.IV.1943 г. в Саясановском районе были задержаны 4 человека, которые при конвоировании были расстреляны конвоем.
30.V.1943 г. при конвоировании из с.Кулой, Чеберлоевского района в с.Шатой, Шатоевского района 4 человека арестованных были расстреляны по указанию командира батальона 141 с.п. майора Мейшвили.
Об указанных случаях расстрелов Колесникову сообщали его подчиненные и предоставляли соответствующие акты о правильности применения оружия. Доверившись полученным актам, Колесников сообщал наркому внутренних дел ЧИАССР о случившемся.
Дополнительной проверкой согласно решению бюро обкома КПСС от 22.I.1958 г. установлено, что Колесников указаний о расстреле арестованных при конвоировании не давал и личного участия в этих незаконных действиях не принимал.
Из приведенных фактов видно, что Колесников, будучи начальником оперативного сектора по борьбе с бандитизмом, допустил бесконтрольность за подчиненными, за что должен понести соответствующее партийное наказание.
<…>
Бюро обкома КПСС ПОСТАНОВЛЯЕТ:
За допущенную бесконтрольность в действиях подчиненных командиров воинских подразделений, грубо нарушавших социалистическую законность, Колесников Михаил Петрович заслуживает строгого партийного наказания, но, учитывая его активное участие в ликвидации бандитских элементов в ЧИАССР, что он сам не участвовал в незаконном расстреле и указаний по этому вопросу не давал, а в 1945 году за допущенную бесконтрольность был наказан Министром Внутренних Дел в дисциплинарном порядке, - ограничиться обсуждением его на бюро обкома.
(РГАСПИ Ф.17 Оп.58 Д.2717)
Вот такое наказание - строгача условно - за «допущенную бесконтрольность»!..

— Источники —

Новая газета

— Темы —

Ингушетия

Общественная и политическая жизнь

Чечня

Другие источники


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Тел: (495) 225 3118

Факс: (495) 699 1165

ПЦ Мемориал на Facebook ПЦ Мемориал на в Живом Журнале

«Помочь Правозащитному центру

Баннер

Баннер страницы, посвященной правозащитнице Наталье Эстемировой

«Мониторинг СМИ»

«Суд над политзаключенной Заремой Багавутдиновой»

«Нальчик. Дело по избиению подростков»

«Болотное дело»

Дело Руслана Кутаева

Баннер сайта

Баннер сайта

Баннер

Баннер

Баннер