ПРАВОЗАЩИТА 
Правозащита / Горячие точки / Северный Кавказ / Мониторинг после апреля 2009 /
 
О программе
Северный Кавказ
• Мониторинг после апреля 2009
• Вторая чеченская война и ее последствия. Мониторинг 1999-2007 гг.
• Первая Чеченская война
• Осетинско-Ингушский конфликт: Пригородный район. Мониторинг после апреля 2009
• Аналитика-взгляд правозащитников
• Досье: тематические подборки
• Архив публикаций
• Проблема заложничества
• Дело Руслана Кутаева
Южный Кавказ
Таджикистан 1993
Молдавия (Приднестровье) 1990-95
Москва 1993
 
 
 
Мониторинг после апреля 2009

— 17 июля 2013 г. —

Мария Климова. «Дагестанские власти взяли на вооружение чеченские методы» Жители боятся силовиков, а силовики, по всей видимости, боятся местных жителей

Мария Климова. «Дагестанские власти взяли на вооружение чеченские методы»

Жители боятся силовиков, а силовики, по всей видимости, боятся местных жителей

Правозащитники рассказали о пропаганде доносительства, создании вооруженных дружин и других шагах, которыми власти Дагестана «приближают гражданскую войну»

Власти Дагестана все чаще прибегают к насилию для разрешения конфликтов в республике – к такому выводу пришли участники круглого стола, прошедшего во вторник в московском «Независимом пресс-центре». Мероприятие было организовано правозащитниками и журналистами, недавно вернувшимися из поездок в регион.

Несмотря на то, что врио главы Дагестана Рамазан Абдулатипов находится на своем посту около полугода, эксперты по Северному Кавказу считают, что характерные черты его политики можно выделить уже сейчас. По словам представителей «Мемориала», Абдулатипов внес ряд существенных изменений в практику управления регионом. Речь, в частности, идет о новом отношении власти к религиозным течениям.

Диалог с салафитами, который налаживал прежний глава республики Магомедсалам Магомедов, прерван – в республике закрываются медресе, часть представителей религиозных общин спешно покинули страну, другие были убиты.

«Наладить отношения между суфиями и салафитами – очень важно. Дело в том, что зачастую салафиты помогают молодым людям реализовывать свои потребности в мечети, а не в лесу. Теперь, когда власть вновь избрала политику борьбы с ними, неизвестно, как все может обернутся», – сказала глава представительства Международной кризисной группы в России, член Совета ПЦ «Мемориал» Екатерина Сокирянская.

По ее словам, за последнее время в Дагестане было убито не менее семи салафитов, более 20 семей покинули родные места. Кроме того, в республике широко обсуждается составленный неизвестными «расстрельный» список, состоящий из 33 фамилий.

Силовики в Дагестане также активизировали профилактическую борьбой с потенциальными шахидками, констатировали правозащитники. Для этого у молодых девушек, которые, по мнению силовиков, попали под влияние радикальных религиозных групп, проводятся обыски. По словам председателя совета ПЦ «Мемориал» Олега Орлова, правоохранители нередко находят то, что ищут.

«Молодые девушки, безусловно, входят в группу риска, поскольку именно они часто попадают под чужое влияние и радикализуются. Некоторые из них действительно могут стать шахидками. Однако это нисколько не объясняет действий силовиков.

Мы встречались с родственниками одной из девушек, подозреваемых в терроризме. Они говорят, что вооруженные люди, проводившие обыск, целенаправленно прошли в одну из комнат и обыскивали только ее, игнорируя остальные комнаты в доме и даже подвал», – рассказал глава правозащитного центра. По его словам, в одном из сел Дагестана у нескольких девушек в один и тот же день прошли обыски; везде были обнаружены «пояса шахида». При этом все одни были одного и того же размера.

«Есть все основания полагать, что «пояса смертниц» были подброшены в дома девушек силовиками»,

– отметил Орлов.

В ходе круглого стола правозащитники также рассказали о ситуации в дагестанском селе Гимры, жители которого недавно написали и направили в органы власти республики порядка 500 заявлений о причинении ущерба их хозяйствам в результате спецоперации. Дело в том, что в апреле в Гимрах и его окрестностях был введен режим КТО, силовики эвакуировали жителей села во временный палаточный лагерь, объяснив им, что в населенном пункте скрывается опасная террористическая группировка. В Гимрах остались лишь несколько стариков, отказавшихся покидать свои дома.

«Жители вышли из села, а вернуться назад смогли только лишь через 10 дней. Когда они вернулись, то обнаружили, что несколько жилых домов были подорваны, сотни домохозяйств ограблены, имущество в других – испорчено. Уцелевшие дома находились в ужасном состоянии.

Проводившие зачистку силовики жили там все это время, спали на хозяйских простынях, ходили в грязной обуви по дому», – рассказала исследователь Международной кризисной группы в России Варвара Пахоменко, которой удалось поговорить с жителями села после спецоперации. За десять дней многие из них потеряли домашний скот – оставленные в стойлах и загонах животные погибли от голода и жажды. По словам Пахоменко, в Гимрах и сейчас действует режим КТО, а также комендантский час с 23:00 до 4:00.

«Сейчас проходит месяц Рамадан, но из-за комендантского часа жители не могут свободно общаться с соседями. Когда жители возвращались в свои дома, их всех переписали, сняли отпечатки пальцев, присвоили им какие-то номера.

Село стало напоминать закрытый анклав, к котором царит истеричная атмосфера. Жители боятся силовиков, а силовики, по всей видимости, боятся местных жителей»,

– рассказала представитель Международной кризисной группы в России. Сейчас село увешано большими афишами, на которых власти призывают местных жителей к сотрудничеству с силовиками в поисках и задержании их земляков, ушедших «в лес», отмечает Пахоменко. Это еще одна характерная особенность политики Абдулатипова, говорят правозащитники.

«Волна репрессий прокатилась по селам. Складывается ощущение, что людей целенаправленно выдавливают в лес», – сказала Сокирянская. По словам представителей «Мемориала», жителей Дагестана все чаще вынуждают сообщать о своих родственниках, ушедших в подполье.

«При этом в Дагестане сильны родственные связи, у кого-то есть родственник во власти, у кого-то – в лесу», – отметила Варвара Пахоменко. В связи с этим положение, сложившееся в Гимрах, местные жители воспринимают болезненно.

Похожая ситуация произошла в мае в дагестанском городе Буйнакск. В ходе спецоперации сотрудниками правоохранительных органов там были подорваны несколько жилых домов. Силовики сообщили, что в них были найдены боеприпасы; местные жители указывают на то, что пострадали дома тех, чьи родственники ушли в леса.

«Все указывает на то, что взрывы жилых домов в Буйнакске – это такой жестокий акт возмездия. Власти, похоже, начинают поддаваться на провокации террористов», – сказал Орлов.

Внимание правозащитников привлекла также история представителя дагестанской некоммерческой организации «Правозащита» Заремы Багавутдиновой, 6 июля арестованной по подозрению в пособничестве вооруженному подполью. По данным следствия, она имела отношение к обстрелу двух полицейских автомобилей, в результате которого погибли трое сотрудников МВД.

Какое именно отношение Багавутдинова имеет к инциденту, из постановления по мере пресечения неясно. Зато суд указал но то, что 44-летняя женщина «активно занимается пропагандой «салафитского» течения ислама, в простонародье известного как «ваххабизм». В ходе круглого стола правозащитники зачитали отрывок из судебного постановления об аресте Багавутдиновой:

«Кроме того, следствие располагает сведениями о том, что последняя является членом Дагестанской региональной общественной организации «Правозащита», тем самым выступая в местных средствах массовой информации, доносит до сведения общественности в искаженном виде результаты оперативно-розыскной деятельности и результаты предварительного расследования, мотивируя это беспечностью и безответственностью сотрудников правоохранительных органов Республики Дагестан, манипулируя тем самым недостаточной юридической подкованностью населения г. Буйнакск Республики Дагестан, самонадеянно желая таким образом подорвать Конституционный строй РФ, а вместе с этим и общепринятые нормы морали и нравственности».

Другим основанием для заключения Багавутдиновой под стражу стало то, что ее племянница является супругой одного из известных боевиков.

«… тем самым есть основания полагать, что Багаутдинова оказывает посильную помощь членам данной группы в их противозаконной деятельности», – говорится в документе. Опираясь на такие доводы следствия, Советский районный суд города Махачкалы и арестовал Багавутдинову.

«Правосознание следователей, прокуроров, судьи близко к тому, что было у их коллег в 1937 году. Нет никакого обоснования аресту Багавутдиновой: очевидно, что ее закрыли исключительно из-за ее деятельности в «Правозащите». Органы власти сами дискредитируют свою работу. Как вы думаете, какой вывод сделают молодые люди? Станут восприимчивее к террористическому подполью», – подчеркнул Орлов.

Эксперты обратили внимание и на другую характерную черту политики нового главы Дагестана: Абдулатипов призывает жителей республики активнее включиться в борьбу с незаконными вооруженными формированиями, а для этих целей создавать народные дружины.

«Главам администраций районов этого региона нужно мобилизовать людей, общественность, должны быть отряды дружин, готовые выйти в любое время»,

– говорится в недавнем заявлении врио главы Дагестана. Правозащитники же указывают на то, что такие формирования могут быть опасны для жителей республики.

«Монополия на насилие должна быть только у власти, а не у полукриминального сборища людей», – отметила журналист «Новой газеты» Ирина Гордиенко, также недавно вернувшаяся из Дагестана. Ее поддерживает и Екатерина Сокирянская, по словам которой, властям достаточно лишь навести порядок в МВД, тогда полицейские смогут патрулировать улицы самостоятельно.

С приходом Абдулатипова ситуация с правами человека в регионе ухудшается; от попыток наладить диалог между представителями разных религиозных течений власть переходит к силовым методам, отметили правозащитники.

«Политический вектор сместился в сторону ужесточения, можно сказать, что теперь дагестанским властям присущи чеченские методы урегулирования ситуации в регионе, которые они взяли на вооружение», – сказал Орлов.

При этом он отметил и ряд положительных тенденций, связанных с фигурой Абдулатипова – врио главы республики пользуется доверием местных жителей, которые надеются, что он сумеет справится с коррупцией в регионе.

«Ситуация может улучшиться, если Абдулатипов сумеет разобраться в непростой ситуации в республике. Конечно, этого нельзя добиться за год или даже за два, но власти должны заниматься этим вопросом. На сегодняшний момент понятно, что Абдулатипов недостаточно хорошо разбирается в том, что происходит в его республике», – сказал в завершение круглого стола Орлов.

Тем временем, и с этим были согласны все участники встречи в «Независимом пресс-центре», действия дагестанских властей фактически провоцируют гражданскую войну в республике, и остановить ее будет очень сложно.

С материалами по делу Багавутдиновой можно ознакомиться здесь

Источник rusplt.ru

— Источники —

КАВКАЗСКАЯ ПОЛИТИКА

— Темы —

Чечня

Хроника насилия

Спецоперации, зачистки

Общественная и политическая жизнь

Религия

ПЦ «Мемориал» в СМИ

Дагестан

Другие источники


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Тел: (495) 225 3118

Факс: (495) 699 1165

ПЦ Мемориал на Facebook ПЦ Мемориал на в Живом Журнале

«Помочь Правозащитному центру

Баннер

Баннер страницы, посвященной правозащитнице Наталье Эстемировой

«Мониторинг СМИ»

«Суд над политзаключенной Заремой Багавутдиновой»

«Нальчик. Дело по избиению подростков»

«Болотное дело»

Дело Руслана Кутаева

Баннер сайта

Баннер сайта

Баннер

Баннер

Баннер