ПРАВОЗАЩИТА 
Правозащита / Горячие точки / Северный Кавказ / Мониторинг после апреля 2009 /
 
О программе
Северный Кавказ
• Мониторинг после апреля 2009
• Вторая чеченская война и ее последствия. Мониторинг 1999-2007 гг.
• Первая Чеченская война
• Осетинско-Ингушский конфликт: Пригородный район. Мониторинг после апреля 2009
• Аналитика-взгляд правозащитников
• Досье: тематические подборки
• Архив публикаций
• Проблема заложничества
• Дело Руслана Кутаева
Южный Кавказ
Таджикистан 1993
Молдавия (Приднестровье) 1990-95
Москва 1993
 
 
 
Мониторинг после апреля 2009

— 22 июля 2013 г. —

Рассматривается апелляция участников незаконной акции в Баку

Рассматривается апелляция участников незаконной акции в Баку

В Бакинском апелляционном суде в понедельник прошло заседание по апелляционной жалобе Рамиля Велиева, Эльшада Рзаева, Арифа Фаталиева, Вахида Лялякишиева, Рамиля Мехтиева, Эльчин Мамедова, задержанных за проведение незаконной акции протеста перед зданием министерства образования.

На заседании под председательством Вагифа Мурсагулова было проведено предварительное заседание. Судебное заседание состоится 5 августа.

По приговору Наримановского районного суда Рамиль Велиев был приговорен к шести годам и шести месяцам, Эльшад Рзаев - к шести годам, Ариф Фаталиев, Вахид Лялякишиев, Рамиль Мехтиев - к двум годам, Эльчин Мамедов - к году и девяти месяцам лишения свободы.

Обвиняемые лица были задержаны 5 октября 2012 года во время проведения акции "Свобода хиджабу". Они обвиняются по статье 233 (организация действий, способствующих нарушению общественного порядка, или активное участие в таких действиях) Уголовного кодекса. ИА Тренд, Дэй.Az

~23

Рассматривается апелляция участников незаконной акции в Баку

В Бакинском апелляционном суде в понедельник прошло заседание по апелляционной жалобе Рамиля Велиева, Эльшада Рзаева, Арифа Фаталиева, Вахида Лялякишиева, Рамиля Мехтиева, Эльчин Мамедова, задержанных за проведение незаконной акции протеста перед зданием министерства образования.

На заседании под председательством Вагифа Мурсагулова было проведено предварительное заседание. Судебное заседание состоится 5 августа.

По приговору Наримановского районного суда Рамиль Велиев был приговорен к шести годам и шести месяцам, Эльшад Рзаев - к шести годам, Ариф Фаталиев, Вахид Лялякишиев, Рамиль Мехтиев - к двум годам, Эльчин Мамедов - к году и девяти месяцам лишения свободы.

Обвиняемые лица были задержаны 5 октября 2012 года во время проведения акции "Свобода хиджабу". Они обвиняются по статье 233 (организация действий, способствующих нарушению общественного порядка, или активное участие в таких действиях) Уголовного кодекса. ИА Тренд, Дэй.Az

~23

Яна Амелина. Федеральное исламистское лобби и гибель Валиуллы хазрата

Политический ислам

19 июля 2012 г. в Казани была предпринята попытка одновременного устранения главы Духовного управления мусульман Республики Татарстан, муфтия Илдуса хазрата Файзова (ранен) и начальника учебного отдела ДУМ, его «правой руки» Валиуллы хазрата Якупова (убит). Гибель Валиуллы хазрата стала огромной потерей для татарстанского и всего российского мусульманского сообщества. Замена ему так и не была найдена.

Причиной терактов является последовательная и жесткая борьба Файзова и Якупова против распространения в Татарстане радикальной исламистской[1] идеологии, противостоящей традиционному исламу ханафитского мазхаба. С апреля 2011 г., после избрания на пост муфтия РТ, Файзов проводил политику по замене салафитских имамов и мухтасибов на традиционалистов, а также по ограничению влияния исламских проповедников и верующих нетатарского (главным образом, кавказского) происхождения, роль которых в РТ за последние два года существенно усилилась. Якупов написал несколько десятков статей и книг, разоблачавших опасность ваххабизма и других радикальных исламских течений. Таким образом, Файзов являлся организационным, а Якупов – интеллектуально-идеологическим центром борьбы с исламизмом в Татарстане.

Происшедшее в очередной раз свидетельствует, что ситуация в мусульманском сообществе республики все больше напоминает «дагестанский сценарий». Формирование «единого исламистского фронта», идеологически объединяющего северокавказских и поволжских исламистов и направленного на развертывание «джихада» в Поволжье, можно считать свершившимся фактом.

Дальнейшая фундаментализация республики с одновременным усилением в ней позиций «кавказского» ислама представляет очевидную опасность для национальной безопасности России. Несмотря на это, федеральное исламистское лобби[2], сложившееся в России на протяжении последних трех-четырех лет, предприняло максимум усилий для того, чтобы представить происшедшее в Татарстане в ложном свете.

Председатель Исламского комитета России Гейдар Джемаль, телеведущий Максим Шевченко, политологи Абдулла Ринат Мухаметов и Руслан Курбанов, поначалу отстаивавшие версию финансового конфликта, вскоре бездоказательно обвинили в причастности к покушению силовые структуры, якобы заинтересованные в дестабилизации в Татарстане, а также экспертов, ранее неоднократно предупреждавших об усилении в РТ исламистского влияния. Не отрицая наличия в республике широкого слоя исламистов, активисты исламистского лобби категорически отвергали их возможную причастность к покушениям и заявляли о «преследовании мусульманских активистов». Для тиражирования своей точки зрения лоббисты использовали несколько трибун. В первую очередь, это исламистские порталы Ansar.ru и WordYou.ru, а также специализирующийся на освещении событий на Кавказе сайт «Кавказская политика».

Аналогичный сценарий - с участием тех же лиц и интернет-сайтов - реализовывался в 2011-2012 гг. после убийства в Северной Осетии радикальным исламистом осетинского народного поэта Шамиля Джикаева. Таким образом, формирование единого исламистского экспертного и медиа-холдинга, способного оперативно решать достаточно сложные задачи информационно-идеологического сопровождения исламистов в кризисных ситуациях, можно считать практически завершенным[3]. Проиллюстрируем его деятельность на примере освещения федеральным исламистским лобби причин казанских терактов.

Уже в день убийства Валиуллы хазрата активисты федерального исламистского лобби начали активно навязывать обществу свою версию событий. По словам телеведущего Максима Шевченко (как правило, СМИ представляют его так, хотя в этом случае не понятно, почему за комментарием по поводу терактов обращаются именно к нему), «деятельность официальных мусульманских религиозных организаций связана с огромным количеством денег», вокруг которых «крутились различные криминальные группировки», недовольные сменой руководства ДУМ РТ. Он предположил, что эти группировки «могут иметь отношение к покушению на муфтия и убийству его заместителя»[4].

Председатель Исламского комитета России Гейдар Джемаль сосредоточился на обвинениях в адрес силовых структур. «Возможно, здесь есть желание определенных кругов, близких к силовым структурам, привлечь внимание к Поволжью как к региону, требующему внимания центра и не уступающему по своей опасности, скажем, Дагестану», - считает Джемаль, разъяснив, что подобные обстоятельства, дескать, способствуют быстрому карьерному росту силовиков. По его мнению, «речь идет не о радикальном подполье в регионе, а о драматических противостояниях в казанской клерикальной среде»[5].

«Кто-то хочет превратить Татарстан в зону нестабильности, - поведал Джемаль другому изданию. - …Не исключено, что эти преступления - результат конфликта, который произошел на уровне татарстанских силовиков», которые якобы «могли играть в убийстве Якупова и покушении на Файзова одну из главных ролей». Он отверг наличие в Татарстане исламистского подполья, приведя, однако, откровенно слабый аргумент: мол,

«где те ваххабиты, которые могут исполнить преступление на таком высоком уровне?». Заодно он походя оскорбил Файзова и Якупова, заявив, что «это люди не того уровня, чтобы им занималось вооруженное ваххабитское подполье»[6].

По мнению «политолога-исламоведа» Абдуллы Рината Мухаметова, «можно строить самые разные версии произошедшего – от отморозков-экстремистов, которыми мог кто-то манипулировать, до самых конспирологических», так как «ситуация, сложившаяся в религиозной сфере Татарстана в последние 2 года, уже давно многих настораживала».

Крайне тенденциозно описывая ситуацию в ДУМ РТ после прихода Илдуса хазрата Файзова, Мухаметов повторяет претензии к нему исламистов, во многом утративших свои позиции и, разумеется, недовольных этим фактом. Деятельность муфтия[7] по очищению Татарстана от радикалов серьезно осложнила отношения Духовного управления «со многими центрами силы в республике, с различными группами влияния, местными кланами-корпорациями», утверждает Мухаметов.

Не обошел он вниманием и «активное воздействие на религиозную ситуацию в Татарстане лиц вроде Раиса Сулейманова, главы казанского филиала РИСИ, и групп такого же рода», имеющее, по его словам, «крайне деструктивный характер». Оказывается, именно из-за экспертов, давно предупреждавших о постепенной радикализации татарстанского исламского сообщества и связанных с этим проблемах, «возникли проблемы в ДУМ, который потерял влияние на молодежь и настроил против себя очень многих». Наконец, Мухаметов не исключает и наличие неких «могущественных сил, которые хотели бы получить в Татарстане плацдарм для своей деятельности, вроде того, что есть на Северном Кавказе», причем из контекста следует, что политолог имеет в виду (хотя и не называет прямо) не радикальных исламистов, а тех, кто активно им противостоит.

На следующий день после двойного теракта лоббисты, осмотревшись, продолжили наводить тень на плетень. Упомянув «произошедшие за последнее время финансовые скандалы вокруг муфтията, а также скандальное избрание нового муфтия», Шевченко высказал предположение, что теракт, «безусловно, совершен с целью спровоцировать ответные действия силовых структур, массовые репрессии против молодежи, которая, может, в чем-то не согласна с политикой муфтия», что приведет к ее резкой «ваххабизации», толкнув в «объятия преступников вроде Доку Умарова». Дело в том, что Максим Шевченко, сознательно путая причину со следствием, считает появление радикальных исламистов производной от деятельности силовиков. «Условно говоря, чем больше силовики борются с ваххабизмом, тем больше становятся ваххабитов, причем более принципиальных и радикальных, - полагает он. - …На Кавказе ситуацию терроризма создала сама власть при поддержке силовиков или, наоборот, силовики при поддержке власти».

Неудивительно, что критическому разбору Шевченко подверглась и деятельность экспертов (в его терминологии – «провокаторов»), «действующих от имени Российского института стратегических исследований, тесно сотрудничающего с израильскими силовиками и представляющими их экспертами, который играет просто провокационную роль, натравливая силовиков на мусульман России и противопоставляя христиан и мусульман под предлогом так называемой борьбы с ваххабизмом». В Татарстане действия этих специалистов, голословно утверждает телеведущий, «прямым образом ведут к гражданской войне и возникновению террористической подполья», так как власти вместо того, чтобы вести «диалог с мусульманами» начинают их «прессовать». «Мне кажется, сейчас самое время руководству республики начать разговор с, возможно, чем-то недовольной мусульманской молодежью», - заключил Шевченко, призвав делать это через структуры Казанского университета или каких-то других учебных заведений, «а не руками МВД, ФСБ и следственных комитетов»[8].

Разумеется, это далеко не все примеры (их насчитываются десятки) попыток активистов федерального исламистского лобби «перевести стрелки» с истинных причин и виновников трагедии на откровенно нелепые и не имеющие отношения к делу предположения, призванные хотя бы на время отвести подозрения от убийц и их пособников, увести следствие в сторону. На республиканском уровне линию Шевченко-Джемаля поддержали и продолжили бывший лидер Всемирного форума татарской молодежи Руслан Айсин, скандально известный журналист Искандер Сираджи и ряд других подобных маргинальных фигур. Оценка их деятельности с точки зрения морали еще предстоит.

События в Казани являются своего рода «точкой невозврата», определяющей выбор дальнейшего пути российского ислама в целом[9]. Происшедшее означает попытку перехода от позиционного противостояния традиционалистов и исламистов к лобовому столкновению сторонников этих религиозно-политических идеологий в самом центре России. В этой связи одной из первоочередных задач представляется окончательный разгром федерального исламистского лобби в медиа-пространстве. Требуется ясно показать, что светскость российского государства и необходимость отстаивания своих прав исключительно мирными и законными средствами не является предметом обсуждения. Темы введения в России или отдельных ее регионах шариата, многоженства, исламского правления не должны даже обсуждаться, поскольку подобные предложения (тем более, требования) противоречат Конституции РФ. Вокруг исламистов и «ваххабитского лобби» должна быть создана атмосфера нетерпимости. «Или мы – их, или они – нас»[10].

Автор - начальник сектора кавказских исследований Российского института стратегических исследований

Примечания

________________________________________

[1] Согласно определению известного исламоведа, доктора философских наук Александра Игнатенко, исламизм — идеология и практическая деятельность, ориентированные на создание условий, в которых социальные, экономические, этнические и иные проблемы и противоречия любого общества (государства), где наличествуют мусульмане, а также между государствами, будут решаться исключительно с использованием исламских норм, прописанных в шариате (системе норм, выведенных из Корана и Сунны). «Иными словами, речь идет о реализации проекта по созданию политических условий для реализации исламских (шариатских) норм общественной жизни во всех сферах человеческой жизнедеятельности». Именно поэтому исламизм именуется еще политическим исламом или политизированным исламом. См.: Александр Игнатенко. Исламизм как глобальный дестабилизирующий фактор. Доклад на семинаре «Исламизм — глобальная угроза?» Института социальных систем МГУ им. М.В.Ломоносова 22 сентября 2000 г. http://www.niiss.ru/nb/News/ignatenko.htm. Некоторые религиозные деятели выступают против употребления этого понятия или предлагают использовать его исключительно вместе с прилагательным «радикальный» для исключения путаницы с традиционным исламом.

[2] Лоббизм как таковой не является преступлением или общественно-порицаемым деянием, однако федеральное исламистское лобби, действуя в целом ряде направлений, содействует реализации интересов как исламистских кругов в целом (в том числе пока не перешедших к силовой борьбе против российского государства), так и непосредственно вооруженного исламистского подполья.

[3] В 2013 г. лоббисты радикальных исламистов, по не зависящим от них причинам, существенно снизили свою активность, однако надеяться на ее полное прекращение пока не приходится.

[4] Тележурналист Максим Шевченко: «За терактом в Казани стоят большие деньги». Вечерняя Казань, 19 июля 2012 г. http://www.evening-kazan.ru/news/telezhurnalist-maksim-shevchenko-za-teraktom-v-kazani-stoyat-bolshie-dengi.html

[5] Джемаль: в конфликтах татарского духовенства участвуют силовики. Актуальные комментарии, 19 июля 2012 г. http://actualcomment.ru/news/45687

[6] Кирилл Железнов. «Преступления совершили люди, хорошо знающие Казань». KazanWeek, 19 июля 2012 г. http://kazanweek.ru/article/4292/

[7] В апреле 2013 г. Илдус Файзов вынужденно покинул свой пост, что нанесло серьезный урон борьбе с радикальным исламизмом в РТ.

[8] Максим Шевченко. Бомбы. Казань. Ваххабизм. WordYou.ru, 20 июля 2012 г. http://wordyou.ru/kolonki/bomby-kazan-vaxxabizm.html

[9] За гибелью Валиуллы Якупова и покушением на Илдуса Файзова последовали убийство террористкой-смертницей лидера дагестанских суфиев Саида афанди Чиркейского (на сороковой день после теракта в Казани, 29 августа 2012 г.) и убийство неизвестными заместителя муфтия Северной Осетии Ибрагима Дударова (27 декабря 2012 г.). Традиционный ислам оказался де-факто обезглавлен.

[10] Слова муфтия Фарида хазрата Салмана.

— Темы —

Хроника насилия

Следствие, суды

Нападения боевиков, теракты

Общественная и политическая жизнь

Религия

Другие регионы России

Другие источники


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Тел: (495) 225 3118

Факс: (495) 699 1165

ПЦ Мемориал на Facebook ПЦ Мемориал на в Живом Журнале

«Помочь Правозащитному центру

Баннер

Баннер страницы, посвященной правозащитнице Наталье Эстемировой

«Мониторинг СМИ»

«Суд над политзаключенной Заремой Багавутдиновой»

«Нальчик. Дело по избиению подростков»

«Болотное дело»

Дело Руслана Кутаева

Баннер сайта

Баннер сайта

Баннер

Баннер

Баннер