МЕМОРИАЛ 
Международный Мемориал / Точка зрения /
 
Точка зрения

Подарок террористам?

20 января в Дагестане в Буйнакском городском суде продолжился суд над членом общественной организации «Правозащита» Заремой Багавутдиновой, обвиняемой в содействии террористической деятельности (ч.1 ст.205.1 УК РФ). Правозащитный центр «Мемориал» признал Багавутдинову политической заключенной. По нашей оценке, уголовное дело против нее сфальсифицировано.

 Суд проходит в закрытом режиме. Любой, кто ознакомится с текстом соответствующего постановления суда, увидит, что не было никаких оснований делать весь процесс закрытым. В конце концов, если на процессе необходимо огласить документы, раскрывающие методы оперативной работы или допросить секретных свидетелей, то можно было сделать закрытыми какие-то отдельные заседания. Но нет, закрыли весь процесс целиком. Сделано это было исключительно для того, чтобы скрыть от общественности явную фальсификацию уголовного дела, что неизбежно стало бы для всех очевидным в ходе суда.

 Но сведения о происходящем в суде все равно просачиваются оттуда. Как и следовало ожидать, дело начало разваливаться.

  В чем обвиняют Зарему Багавутдинову?

 В том, что она якобы убеждала некоего М.Н.Долгатова (по версии следствия, ее жениха) вступить в ряды НВФ. Долгатов, действительно, в феврале 2012 года ушел «в лес» к боевикам и вскоре погиб. В деле фигурируют показания трех свидетелей, «чьи данные о личности сохранены в тайне», причем двое из них сейчас находятся в СИЗО, они арестованы. Именно они, и только они, являлись свидетелями того, что Багавутдинова якобы вела подобные разговоры. Причем, по версии следствия, делала это она на протяжении трех месяцев почему-то в публичных местах – в магазине, где она работала, на улице, рядом с бильярдной, в присутствии чужих людей. Больше никаких доказательств вины Заремы Багавутдиновой нет. Следствие не представило каких-либо вещественных доказательств вины. В ходе обысков по месту проживания и работы обвиняемой ничего противозаконного найдено не было.

 За что на самом деле арестовали и хотят посадить Зарему Багавутдинову?

 Приведу цитату (сохраняя пунктуацию) из постановления Советского районного суда Махачкалы об избрании для нее меры пресечения в виде содержания под стражей. Оно было вынесено 6 июля 2013 года, через день после задержания.

 «Следствие располагает сведениями о том, что последняя [Багавутдинова] является членом Дагестанской региональной общественной организации «Правозащита» тем самым выступая в местных средствах массовой информации, доносит до сведения общественности в искаженном виде результаты оперативно-розыскной деятельности и результаты предварительного расследования, мотивируя это беспечностью и безответственностью сотрудников правоохранительных органов Республики Дагестан, манипулируя тем самым недостаточной юридической подкованностью населения г. Буйнакск Республики Дагестан, самонадеянно желая таким образом, подорвать Конституционный строй РФ, а вместе с тем и общепринятые нормы морали и нравственности».

 Вот такой безграмотный бред подписал судья М.Г. Алиев. Помещая его в правовой документ, следствие и суд раскрыли истинные мотивы ареста Багавутдиновой – желание прекратить ее общественную деятельность.

 Дело в том, что в течение весны и лета прошлого года силовики проводили в Буйнакске многочисленные спецоперации. Причиной этому послужило нападение 30 апреля 2013 года боевиков на сотрудников полиции. Как это часто случается, государство начало отвечать террором на террор. Именно в этот период Зарема Багавутдинова стала одним из главных источников информации для СМИ и правозащитных организаций о случаях незаконных задержаний и похищений подозреваемых, о жалобах на пытки, о нарушениях норм УПК при обысках и т.п. В частности, информацию о таких случаях она распространяла, размещая ролики Интернете.

 6 мая 2013 года в Буйнакске силовики взорвали три дома семей членов предполагаемых участников НВФ. Официально было заявлено, что в домах были подорваны обнаруженные там самодельные взрывные устройства, которые саперы посчитали опасным транспортировать. Однако все обстоятельства произошедшего указывают на то, что это была демонстративная акция мести и устрашения. Багавутдинова стала первой, кто через СМИ опроверг официальную версию (см. также).

 Тогда же, 6 мая, Зарема была задержана полицейскими при попытке снять на телефон обыск и подготовку к подрыву дома жительницы Буйнакска. Ее доставили в отдел полиции, где уничтожили телефон, с помощью которого она проводила съемку. После того как ее коллеги по «Правозащите» обратились в органы прокуратуры и Следственного комитета, Багавутдинова была отпущена.

 И вот наконец 4 июля 2013 года ее задержали в собственном доме и надолго «закрыли». Кроме вышеуказанного обвинения в «подрыве норм морали и нравственности», Багавутдинову тогда же первоначально обвинили в причастности в нападении на полицейских 30 апреля 2013 года. Связь подозреваемой с этим нападением никак не была обозначена, кроме невнятного, голословного утверждения: «Причастность подтверждается собранными по делу доказательствами: показаниями свидетелей, а также иными документами». Дополнительно был приведен целый букет других «доказательств». Например, то, что Багавутдинова занимается пропагандой салафитского течения в исламе и «поддерживает дружеские и даже родственные отношения с активными членами диверсионно-террористической группы». Можно согласиться с тем, что дружить с террористами предосудительно, но причем тут причастность к совершению конкретного преступления?!

 Впрочем, следователь, а за ним и судья не утруждали себя поиском доказательств: «Следствие располагает достоверной информацией о том, что супругой главаря незаконной вооруженной группы, действующей на территории г. Буйнакск – Умарова З.У. является ее родная племянница, тем самым есть основания полагать, что Багавутдинова З.З. оказывает посильную помощь членам данной группы в их противоправной деятельности» (стиль и пунктуация сохранены). Именно так: следователь «установил», что племянница замужем за боевиком, и этого уже достаточно, чтобы «полагать»…

 Однако через пять с половиной месяцев, по завершении предварительного следствия, от всех обвинений в причастности к нападению на полицейских, в незаконном обороте оружия и т.п. ничего не осталось, кроме якобы имевших место попыток склонения «уйти в лес» одного человека. Но и это обвинение рассыпается в суде.

 Один из главных свидетелей обвинения, тот, который сам якобы слышал, как Багавутдинова уговаривала Долгатова вступить в НВФ, на судебном заседании 20 декабря прошлого года отказался от своих показаний, которые давал на предварительном следствии. Он заявил, что на предварительном следствии дать такие показания его вынудили следователи, они не соответствуют действительности. Другой ключевой свидетель обвинения дал на суде крайне невнятные показания. Он заявил, что «какой-то разговор вроде бы был», но он точно его не помнит, и попросил зачитать его показания, данные в ходе предварительного следствия.

 Допрошенная в качестве свидетеля обвинения сестра Долгатова сообщила, что ее брат принял решение уйти «в лес» к боевикам самостоятельно, а не под влиянием чьих-либо уговоров. У него в составе НВФ были родственники, позже убитые. Она заявила, что не знакома с Заремой Багавутдиновой.

 Впрочем, боюсь, что даже полное отсутствие каких-либо доказательств вины Заремы Багавутдиновой может не спасти ее от обвинительного приговора.

 К чему это приведет?

 Может быть хоть в какой-то мере поможет борьбе с терроризмом?

 Думаю, что наоборот.

 Конечно, сотрудники полиции и следователи смогут отчитаться о проделанной работе и получить какие-то поощрения. Судья укрепит свое положение в качестве «винтика» в государственной репрессивной системе. Но террористическое подполье такой вердикт суда лишь укрепит.

 Дело в том, что Багавутдинова, будучи сама из среды салафитов, мусульманских фундаменталистов, пыталась защищать права своих единоверцев, опираясь на российскую Конституцию, российские законы. Такой способ защиты своих прав и достоинства в корне отличается от пути, предлагаемого террористическим подпольем.

 И вот сейчас наше государство ярко демонстрирует всей большой салафитской общине Дагестана, что путь защиты своих прав и достоинства в рамках Права, ненасильственный путь обречен на поражение. Лучшего подарка террористам выдумать нельзя.

 Сегодня, 22 января, в Буйнакском суде проходит очередное заседание по делу Заремы Багавутдиновой.

 С материалами по делу Багавутдиновой можно ознакомиться здесь

 

***

Олег Орлов - член Совета Правозащитного центра "Мемориал".

***

Источник:

Эхо Москвы // Блог. - 22.01.2014

http://www.echo.msk.ru/blog/orlov_oleg/1242516-echo/