ПРАВОЗАЩИТА 
Правозащита /
 
Новости
О нас
Горячие точки
Дискриминация по этническому признаку
Европейский Суд
Миграция и Право
Поддержка политзаключенных и преследуемых гражданских активистов
Фабрикация дел об исламском экстремизме в России
Центральная Азия
Публикации
Гармонизация межэтнических отношений
Спецпроекты
Программы: поддержка политзаключенных
News in English
Правозащитный центр в зеркале СМИ
 
 
 
Правозащита

— 8 июля 2015 г. —

Ингушетия: спецоперация в Назрани инсценирована?

По словам брата погибшего, предполагаемые боевики не оказывали сопротивления сотрудникам силовых структур.

25 июня 2015 года утром в м.о. Насыр-Кортский г. Назрань в ходе спецоперации, которую проводили сотрудники ФСБ РФ по РИ совместно с подразделениями МВД РФ, были убиты два местных жителя: Али Магомедович Алиев, 1972 г.р. и его жена Лейла Алиева, 1970 г.р., проживавшие по ул. Бузуртанова.

В тот день оперативный штаб по Республике Ингушетия с 4:50 ввел на четырех улицах в Насыр-Кортовском округе города Назрань режим контртеррористической операции (КТО).

Согласно опубликованному 25 июня пресс-релизу Национального антитеррористического комитета (НАК), в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий была получена информация о нахождении в одном из частных домов на улице Бузуртанова лиц, занимающихся вербовкой в ряды международных террористических организаций.

 

Дом, в котором находились предполагаемые боевики, был заблокирован силами спецподразделений ФСБ и МВД России. «На требования сложить оружие и сдаться властям находящиеся в доме боевики применили гранату и открыли стрельбу по сотрудникам правоохранительных органов. В результате скоротечного боя двое боевиков были нейтрализованы. При осмотре дома обнаружены и изъяты пистолет с боеприпасами и пояс смертника, закреплённый на теле одного из них»,  говорится в пресс-релизе НАК.

 

На следующий день, 26 июня, следственное управление СК РФ по РИ предложило иную версию произошедшего: «... в ходе проведения сотрудниками ФСБ России по Республике Ингушетия оперативно-розыскных мероприятий по установлению и задержанию участников незаконных вооруженных формирований, двое местных жителей, вооруженные пистолетом системы «Макарова» и самодельным взрывным устройством, оказали вооруженное сопротивление сотрудникам УФСБ России по Республике Ингушетия. В ходе ответных выстрелов, в домовладении в котором они находились произошел взрыв, в результате чего оба получили ранения, от которых скончались на месте.

При осмотре места происшествия обнаружены и изъяты: автомобиль ВАЗ 2109, пистолет системы «Макарова», снаряженный магазином с 6 патронами калибра 9 мм, гильзы калибра 5,45 мм, два паспорта».

 

Телеканал «Лайфньюс» 25 июня опубликовал видеозапись спецоперации, сделанную ФСБ. Из этого видеосюжета сложно что-либо понять о ходе спецоперации, кроме того, что вооруженные люди были по данному адресу, и до начала операции дом стоял, а после он был разрушен.

 

Режим КТО в Назрани был отменен в 7:30 того же дня.

 

Необходимо отметить серьезное расхождение в двух официальных сообщениях о спецоперации: в пресс-релизе НАК говорится, что с места боестолкновения было изъято взрывное устройство, тогда как в сообщении СУ СК по РИ сказано, что СВУ взорвалось. Версия, изложенная в пресс-релизе НАК, может вызвать некоторые сомнения, так как не объясняет, в результате чего дом Алиевых в результате спецоперации оказался полностью разрушенным, как это показано на видеозаписи.

 

* * *

29 июня 2015 года в ПЦ «Мемориал» с письменным заявлением обратился Магомед Алиев, брат Али Алиева, который изложил свою версию событий, в корне отличную от официальной. По его словам, Али Алиев и его жена не оказывали вооруженное сопротивление.

Как рассказал Магомед Алиев, 25 июня около 4:00 он проснулся от шума и громких голосов во дворе. Он вышел из дома и увидел вооруженных людей в камуфляжной форме и в масках, по его оценке – около 100 человек; во дворе стояли два БТРа. Вооруженные люди не представились и не предъявили никаких документов. Они говорили по-русски без акцента, вели себя агрессивно и угрожали оружием. Силовики приказали М. Алиеву вывести всех из дома. Магомед, его жена и шестеро детей вышли на улицу. Магомед заметил, что Али Алиев и его жена тоже вышли из своего дома, расположенного в том же дворе. Али стоял с поднятыми руками возле стены, а его жена недалеко от него. Жену и детей Магомеда Алиева военные сразу вывели со двора и отвели к соседям, где они и оставались на протяжении всей спецоперации.

Затем силовики одели Магомеду на голову каску с камерой, прикрепили рацию и заставили обходить комнаты, указывая по рации, куда идти и куда повернуться. Таким образом проверили сначала дом Али, затем дом Магомеда. После этого, не приглашая понятых и не предъявив хозяевам соответствующее постановление, силовики провели обыски в обоих домах. Никакой суеты или беспокойства в действиях сотрудников не было.

После пяти  часов утра, когда обыск в доме Али был завершен, силовики отвели Магомеда в его дом и начали его допрашивать. Они интересовались, какую помощь он оказывает боевикам, помогает ли брату вербовать людей в Сирию. Магомед отвечал, что ничем подобным не занимается. В ходе допроса силовики избивали Магомеда - сначала ударили в живот ногой, потом, повалив на пол, били по голове, били ногами по телу. Один сотрудник сел на него и бил по затылку. Его избивали до тех пор, пока Магомед, страдающий ишемической болезнью сердца, не почувствовал боль в области сердца. Тогда его прекратили избивать и позволили принять лекарство.

Когда Магомеда уводили, Лейла и Али находились во дворе возле своего дома в окружении военных.

Во время допроса Магомед Алиев услышал несколько одиночных выстрелов, прозвучавших с перерывом в несколько минут. Позже соседи рассказали Магомеду, что слышали разговор военных с Али и Лейлой, причем их голоса раздавались из дома Али. Затем соседи услышали несколько одиночных выстрелов, по их словам, прозвучавших в доме. После этого соседи слышали только голос Али. Через несколько минут прозвучали еще несколько выстрелов, после которых соседи не слышали голосов ни Али, ни Лейлы.

В ходе допроса Магомед услышал, как один из сотрудников сказал по рации: «Ребята, все отвернулись», после чего все силовики повернулись спиной к дому Али. Через несколько секунд раздался мощный взрыв, полностью разрушивший этот дом. По словам Магомеда, взрыв прозвучал после пяти утра, возможно, ближе к шести часам. Али Алиев и его жена в это время находились внутри своего дома, Магомед не знает, были они живы в тот момент или нет.

Затем Магомеда заставили подписать некий документ, в котором говорилось, что он не имеет никаких претензий. Магомед не хотел этого делать, но ему пригрозили, что обвинят в вербовке людей. После того, как он подписал бумагу, ему сказали: «Живи пока». Силовики, взорвавшие дом и убившие Али и его жену, уехали после 7:00.

На смену им приехали работники МЧС, пришёл участковый и полицейские из городского отдела полиции. Магомеда отвезли в ОМВД России по г. Назрань, где несколько часов допрашивали о причастности самого М. Алиева, его брата Али Алиева и жены брата Лейлы к НВФ. Магомед отрицал причастность членов его семьи к боевикам, заявив, что он и брат работали на стройке и ничем противозаконным не занимались. После полудня Магомеда отпустили домой, не предъявив ему никаких обвинений.

Сотрудники МЧС при разборе развалин обнаружили тела Али и Лейлы. Но если тело Али было повреждено не очень сильно, то останки его жены собирали из-под руин несколько часов. Потом, когда уехали следователи и МЧС, разбор завалов продолжали родственники Алиевых, они также находили фрагменты тела женщины. Труп Али и останки его жены следователи забрали на экспертизу и вернули родственникам вечером того же дня.

По словам Магомеда, из его дома были украдены 18 000 рублей, золотые украшения, два мобильных телефона, медали его покойного отца, участника Великой Отечественной войны.

 

С заявлениями о произошедшем Магомед Алиев обратился в аппарат Уполномоченного про правам человека по РИ и в Следственное управление СК РФ по РИ. ПЦ "Мемориал" обратился в Прокуратуру РИ и Следственное управление Следственного Комитета РФ по РИ с просьбой проверить изложенные в заявлении Магомеда Алиева факты.

 

* * *

Сотрудники отделения ПЦ «Мемориал» в Ингушетии выехали на место происшествия, чтобы произвести его осмотр и собрать дополнительно показания родственников и соседей.

Осмотр показал отсутствие каких-либо заметных следов боестолкновения, на уцелевших зданиях во дворе нет следов от попаданий пуль.

Жена Магомеда Алиева рассказала, что видела, как силовики вывели во двор всех, включая Али и Лейлу Алиевых, и только после этого приступили к осмотру домов.

Большинство соседей боятся разговаривать с правозащитниками даже на условиях анонимности. Те же, кто соглашается говорить, давали показания неуверенно, сопровождая свои показания словами «наверно», «кажется», «точно не помню».

Только одна из соседок согласилась дать письменные показания на условиях полной анонимности. Она рассказала, что 25 июня проснулась рано утром от шума моторов, вышла во двор и услышала громкий разговор - говорили по-русски, без акцента. Среди говоривших она узнала голоса Лейлы Алиевой и ее мужа Али, но о чем они говорили, не разобрала. Затем она услышала пару одиночных выстрелов, через некоторое время еще пару выстрелов, после чего разговоры прекратились. Затем один из силовиков велел ей зайти в дом. Она разбудила детей, но не успели они одеться, как силовики вывели всех на улицу, где они стояли и ждали примерно 20-25 минут. В это время никаких выстрелов она не слышала. Затем прозвучал мощный взрыв и дом соседей взлетел на воздух. После этого еще несколько часов – примерно до 12.00 – силовики не пускали их домой.

Резюмируя изложенное выше, можно констатировать, что официальные версии событий и версия, изложенная родственниками погибших, кардинально противоречат друг другу. Только своими силами ПЦ «Мемориал» не в состоянии однозначно установить, что именно произошло 25 июня. Тем не менее, необходимо отметить, что в пользу версии, изложенной Магомедом Алиевым, говорит следующее:

  • при осмотре места происшествия сотрудники ПЦ «Мемориал» не обнаружили никаких следов хоть сколько-нибудь активной перестрелки;
  • жена заявителя подтвердила изложенную им версию – всех, включая и убитых позже Али и Лейлу Алиевых, вывели во двор, то есть никакой необходимости убивать их при задержании не возникло;
  • приведенные выше показания соседки Магомеда Алиева в основном подтверждают изложенную им версию событий – перестрелки не было, прозвучало только несколько одиночных выстрелов, а затем, через значительный промежуток времени и уже безо всякой стрельбы - сильный взрыв, разрушивший дом;
  • как сообщает «Кавказский узел», родственники, осматривавшие труп Али Алиева, зафиксировали у него пулевые ранения в спину, что также ставит под сомнение версию его гибели в ходе перестрелки.

ПЦ «Мемориал» напоминает об аналогичной ситуации, имевшей место в Ингушетии в марте 2014 года. Тогда в ходе спецоперации в поселке Плиево Назрановского района, по официальным данным, были убиты два местных жителя, якобы оказавших сопротивление при задержании. Родственники убитых, как и в данном случае, опровергали официальную версию и заявили, что убитые не оказывали вооруженного сопротивления сотрудникам силовых структур. В том случае проведенное ПЦ «Мемориал» расследование позволило установить, что как минимум один из убитых абсолютно точно не вступал в перестрелку с силовиками, а относительно участия в боестолкновении второго погибшего имеются очень серьезные сомнения.

* * *

Ранее ПЦ «Мемориал» сообщал, что 23 марта 2009 года неизвестные силовики убили старшего из братье Алиевых, Руслана. Это произошло в г. Карабулак на ул. Осканова. Вооруженные люди обстреляли машину, в которой находился Руслан и его знакомый Ислам Патиев.

В апреле того же года силовики провели в доме Алиевых обыск, продолжавшийся несколько часов. Закончив его, «силовики» проверили документы у жильцов дома и задержали Али Алиева, так как при себе у него не оказалось паспорта – он его потерял. Родственники выяснили, что Али Алиева доставили в в следственный отдел по Сунженскому району СУ СКП РФ по РИ в ст. Орджоникидзевская (Слепцовская). Там его допросили, проверили по базе данных и, выяснив, что он не находится в розыске и не состоит на специальном учете, в тот же день, около 20.00, отпустили на свободу.

По данному факту Алиевы обращались с заявлением в ПЦ «Мемориал». В заявлении они также сообщили, что следователь следственного комитета, занимающийся расследованием убийства Руслана Алиева, встречался с ними и сказал, что Руслан убит случайно, так как оказался рядом с Патиевым. Со стороны правоохранительных органов к нему претензий не было. Через некоторое время глава семьи Алиевых, Магомед Алиев, участник ВОВ, встретился с президентом Ингушетии Ю.-Б.Б. Евкуровым. Президент выразил соболезнование Магомеду, сказал, что знает о невиновности Руслана, и пообещал оказать его семье материальную помощь.

Смотри также подробности в материалах «Кавказского узла»: http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/264898/, http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/265142/

 

 Фото сотрудников ПЦ "Мемориал" на месте происшествия, 26 июня 2015 года:

— Темы —

Ингушетия

Спецоперации, зачистки

ПЦ "Мемориал"


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Тел: (495) 225 3118

Факс: (495) 699 1165

ПЦ Мемориал на Facebook ПЦ Мемориал на в Живом Журнале

«Помочь Правозащитному центру

Баннер

Баннер страницы, посвященной правозащитнице Наталье Эстемировой

«Мониторинг СМИ»

«Суд над политзаключенной Заремой Багавутдиновой»

«Нальчик. Дело по избиению подростков»

«Болотное дело»

Дело Руслана Кутаева

Баннер сайта

Баннер сайта

Баннер

Баннер

Баннер