МЕМОРИАЛ 
Международный Мемориал / Лента новостей /
 
Лента новостей

— 14 января 2016 г. —

18 января: семинар о литературном самиздате

В понедельник, 18 января 2016 года, в Международном Мемориале (Каретный ряд, 5/10) состоится заседание постоянно действующего семинара «От цензуры и самиздата к свободе печати».

Совместно с Государственной публичной исторической библиотекой России.

Тема заседания – литературный самиздат.

Начало в 18.30.

Будут рассмотрены конкретные самиздатские практики (литературный самиздат Ленинграда). Выступят Михаил Шейнкер («Литературные журналы ленинградского самиздата в 1970-х – начале 1980-х гг.») и Владимир Орлов («Поздний ленинградский литературный самиздат. "Депрессионисты": журналы "Модитен-депо" и "Кровавая Ейка"»).

Кроме того, планируется обсудить более общие темы, связанные с бытованием литературного самиздата и различных форм второй культуры. Этот разговор будет продолжен на следующих заседаниях семинара.

В дискуссии примут участие Лев Рубинштейн, Сергей Гандлевский, Иван Ахметьев.

***

Сам сочиняю, сам редактирую, сам цензурирую, сам издаю, сам распространяю, сам и отсиживаю за него – эта емкая формула Самиздата принадлежит Владимиру Буковскому. Термин придуман поэтом Николаем Глазковым, выпускавшим самодельные сборники собственных произведений еще в 40-е. Стоявшее на обложке «самсебяиздат» – пародия на советские учреждения – Госиздат, Политиздат и т.п. – со временем сократилось до «самиздат». По-настоящему эпоха самиздата началась во второй половине 50-х и закончилась во второй половине 80-х, когда оковы цензуры пали и страну захлестнула волна публикаций прежде запрещенного. Общество, освободившееся от страха после смерти Сталина и ХХ съезда, стало искать альтернативу государственной монополии на культуру. Самиздат первого оттепельного поколения расцветал на фоне уникального поэтического бума. Большую часть самиздата составили перепечатки стихов запрещенных и полузапрещенных авторов: Цветаевой, Гумилева, Мандельштама, Пастернака, Ахматовой… Лирическая поэзия наилучшим образом отвечала культу товарищества. Обмен стихами, совместное чтение стихов, выступления поэтов и бардов стали важнейшей формой дружеского общения и общности.

Литературный самиздат предшествовал политическому, правозащитному, философскому. Произведения не обязательно содержали идеологическую крамолу. Тем не менее, государство отнеслось к самиздату враждебно, как и к любой свободной инициативе – она подрывала целостность системы («Сегодня мы разрешим Пастернака, завтра отделится Польша»). Независимое чтение влекло за собой независимый образ мыслей и независимое поведение. Далеко не всякий самиздатчик становился диссидентом, но все диссиденты были самиздатчиками. От чтения «запрещенного» люди переходили к писанию такового.

Со временем менялась структура самиздата. Стихи не ушли (растет популярность опального Бродского), но существенно возросла доля прозы. Наибольшей популярностью пользовались произведения Солженицына, «Доктор Живаго» Пастернака, Венедикт Ерофеев, Владимир Набоков. Из переводов – в первую очередь антиутопии Оруэлла «1984» и «Скотный двор».

Совершенствовались способы изготовления самиздата. Наряду с машинописью и рукописями распространились фотокопии, в 70-е использовалась появившаяся в некоторых учреждениях копировальная техника. Но машинописный способ, воспетый А. Галичем – «"Эрика" берет четыре копии, вот и все! ... А этого достаточно!», – оставался основным. Неподцензурные произведения издавались за рубежом, переходя в разряд тамиздата. Книги тайно ввозились в Советский Союз, перепечатывались и снова становились самиздатом...

Самиздат, тамиздат, «голоса» (заграничные радиостанции, вещавшие на территорию СССР) стали неотделимой частью культурного ландшафта эпохи застоя, важной частью советского мира и образа жизни вольномыслящей интеллигенции.

— Темы —

Анонсы

Совещания, семинары