ПРАВОЗАЩИТА 
Правозащита / Горячие точки / Северный Кавказ / Мониторинг после апреля 2009 /
 
О программе
Северный Кавказ
• Мониторинг после апреля 2009
• Вторая чеченская война и ее последствия. Мониторинг 1999-2007 гг.
• Первая Чеченская война
• Осетинско-Ингушский конфликт: Пригородный район. Мониторинг после апреля 2009
• Аналитика-взгляд правозащитников
• Досье: тематические подборки
• Архив публикаций
• Проблема заложничества
• Дело Руслана Кутаева
Южный Кавказ
Таджикистан 1993
Молдавия (Приднестровье) 1990-95
Москва 1993
 
 
 
Мониторинг после апреля 2009

— 25 февраля 2010 г. —

В ПЦ «Мемориал», к прокурору КБР, Генеральному прокурору РФ, руководителю СУСК при прокуратуре РФ по КБР и Уполномоченному по правам человека в РФ с письменным

В ПЦ «Мемориал», к прокурору КБР, Генеральному прокурору РФ, руководителю СУСК при прокуратуре РФ по КБР и Уполномоченному по правам человека в РФ с письменным заявлением обратилась Гокка Дагировна Назарова (проживает по адресу: КЧР, г.Усть-Джегута, ул.Курортная, 40). В нем она изложила обстоятельства ее задержания 24 февраля 2010 года в г. Нальчик КБР. Ниже с минимальными правками публикуем копию текста заявления.
«24 февраля 2010 года, в обеденное время, когда я находилась в гостях у Байрамкулова Валерия Хасановича, по адресу: КБР, г.Нальчик, ул.Туриста, 68, в дом ворвались сотрудники милиции, в количестве около 10 человек, с автоматическим оружием. Двое были без масок в гражданской одежде, а все остальные - в масках и в военной форме. В доме в тот момент, кроме нас, находились: Каракотова Анна Михайловна, 1986 г.р. (на 8 месяце беременности), ее муж Сапигулаев Каримула Магомедович, 1987 г.р. Так же со мной был мой малолетний сын, 2008 г. В.Х.Байрамкулова сотрудники милиции привезли собой. Его задержали по месту работы. Они не представились. В грубой форме, оскорбляя, вывели всех нас на улицу. Мне даже не дали одеть моего ребенка, хотя я им говорила, что мой ребенок болеет (он был сильно простужен). В.Х.Байрамкулов просил сотрудников милиции вести себя потактичнее и дать хотя бы одеться или, по крайней мере, одеть ребенка Один из сотрудников силовых структур в маске очень близко подошел к Валерию Байрамкулову и начал угрожать ему расправой. К.М.Сапигулаева сотрудники милиции автоматами прижали к стене забора и в грубой форме обыскали. Они вытащили у него телефон «Нокия», начали рыться в нем, задавали какие то провокационные вопросы. Далее они пригласили соседей и провели обыск в доме Байрамкулова. Ничего незаконного не нашли, но при этом изъяли у всех телефоны (четыре штуки), фотографии, мою записную книжку. Они утверждали, что мы в розыске, правда, не поясняли за что; угрожали. Когда соседи пытались за нас заступиться, «силовики» начали убеждать их, что мы скрываемся от правоохранительных органов и все мы преступники.
После обыска меня вместе с ребенком, Байрамкулова Валеру, Каракотову Анну посадили в УАЗ «таблетка», а Сапигулаева в легковую автомашину. Нас всех привезли во 2-й ОВД на ул.Ногмова. В отделе нас растащили по кабинетам, где начали допрашивать. Допрос шел в очень грубой форме, сотрудники даже не обращали внимания на то, что мой ребенок разрывался от плача. Спрашивали про Валеру, с какой целью я приехала. Я им все сказала, объяснила, что приехала на лечение, но они начали говорить, что я смертница, а Валера якобы занимается агитацией. Все что они говорили это все абсурд. Я никакая не смертница, у меня ребенок, семья, я приехала на лечение к Байрамкулову Валере, так как он занимается нетрадиционной медициной, и занимается он этим официально.
Допрос продолжался примерно около часа. Все это время я находилась в одном кабинете с сотрудниками милиции. Они курили, разговаривали грязным матом, не смотря на то, что у меня на коленях сидел мой сын. Допрос в этом кабинете велся устно, ничего не записывалось. Далее меня завели в другой кабинет, где находилось пять сотрудников милиции. Как только я зашла, один из них начал кричать на меня матом, чтобы я вывела ребенка в коридор. В коридоре находились Сапигулаев и Каракотова. Я им оставила ребенка и зашла обратно в кабинет. Первым вопросом, когда я зашла в кабинет, был: «Ну что, готова ли ты к электрошоку?» Дальше допрашивали, в основном крича на меня матом, не давали даже сесть, и я все это время стояла. А у меня была высокая температура. Задавали провокационные вопросы, пытались на меня надеть разгрузку, при этом смеялись. Пытались показать мне фотографии мертвых людей. Я сказала, что не буду смотреть, но один из них начал на меня кричать, угрожая и требуя, что бы я посмотрела фотографии. Я все равно отказалась, и тогда этот сотрудник подошел ко мне и ударил меня по лицу открытой ладонью. Удар пришелся в область левого глаза. Он сказал, что бы я убиралась из кабинета, добавив, что пристрелил бы меня с великим удовольствием. Меня вывели из кабинета и завели в комнату, куда заводили в первый раз. Там опять задавали вопросы, оскорбляли и издевались. При этом оскорбления были не только в мой адрес, но и в адрес моего ребенка. Все это продолжалось около двух часов, всех остальных также допрашивали, потом с нас сняли отпечатки пальцев. В тот момент я точно видела как тот человек, который допрашивал меня, ударил кулаком в предплечье Сапигулаева. На наши возражения и возмущения они просто послали нас матом.
В ОВД нас с сыном и с Каракотовой продержали где-то до 9 часов вечера, после чего отпустили, а Сапигулаева и Байрамкулова так и не выпустили. И мы не знаем, что с ними и где они.
Прошу Вас отреагировать на незаконные действия сотрудников милиции и привлечь виновных к ответственности.

Назарова Г.Д. 25.02.2010 г.».

— Источники —

ПЦ "Мемориал"

— Темы —

Кабардино-Балкария

Хроника насилия

ПЦ "Мемориал"


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Тел: (495) 225 3118

Факс: (495) 699 1165

ПЦ Мемориал на Facebook ПЦ Мемориал на в Живом Журнале

«Помочь Правозащитному центру

Баннер

Баннер страницы, посвященной правозащитнице Наталье Эстемировой

«Мониторинг СМИ»

«Суд над политзаключенной Заремой Багавутдиновой»

«Нальчик. Дело по избиению подростков»

«Болотное дело»

Дело Руслана Кутаева

Баннер сайта

Баннер сайта

Баннер

Баннер

Баннер