МУСТАФА ДЖЕМИЛЕВ ПРОДОЛЖАЕТ ГОЛОДОВКУ

     Мустафа сумел отправить  из  Омской  следственной  тюрьмы
письмо своему другу. Он пишет:

          "...Дела у меня,  в общем,  без особых изменений. 18
     августа осмотрели врачи,  данные были такие:  пульс - 57,
     температура - 35,5C, давление 90/60, вес 45 кг...
          Вообще говорят,  что здесь "умирать  не  дают".  Это
     похоже  на  правду,  потому  что в тот же день 18 августа
     меня перевели в тюремную больницу,  где, кроме ежедневных
     вливаний,  делали  еще инъекции глюкозы и B1.  26 августа
     снова перевели в мою  камеру  в  подвал,  но  1  сентября
     вынуждены были снова забрать в санчасть, потому что очень
     нехорошо стало с желудком.  Продержали там 4 дня,  и  вот
     сегодня, 5 сентября я опять в подвале.
          Следственные органы не тревожат.
          И еще вот что:  12 августа произошел такой инцидент.
     В то утро,  где-то  в  3-4  часа  ночи,  в  камеру  вошел
     начальник тюрьмы подполковник СУРОВ.  Он спросил, когда я
     собираюсь  кончать  голодовку,  и,  услышав,  что  я   не
     собираюсь,  набросился с оскорблениями.  Говорил,  что он
     узнал,  какой я негодяй  и  антисоветчик,  и  что  наивно
     думать,  будто голодовка поможет мне выйти на свободу.  В
     заключение  он  осмотрел  камеру  и,  заметив  на  стенах
     какие-то надписи,  распорядился, чтобы мне выдали щетку с
     известью и чтобы я замазал эти записи,  хотя он прекрасно
     видел  по  характеру  записей,  что  я к ним отношения не
     имею, и видел также, что я с трудом держусь на ногах.
          "Если не  подчинится  -  накажите!"  -   сказал   он
     дежурному  надзирателю.  А  наказание  могло выразиться в
     том,  что у  меня  отняли  бы  постель  и  захлопнули  бы
     откидные  нары,  так  что  лежать  пришлось  бы на мокром
     цементном полу.
          Когда дежурный  намекнул  ему  уже  в коридоре,  что
     подобный произвол может вызвать с  моей  стороны  реакцию
     отчаяния,  начальник  сказал:  "Пусть вешается,  это даже
     лучше!" - из этого я уяснил себе,  что  мое  самоубийство
     расценивалось  в  неких  кругах,  как  самый  желательный
     исход...
          Обязательно позвони   в   Москву   и   передай   мою
     признательность и привет САХАРОВУ А.Д. и З.Мих-не.*
          До свидания, мой друг."

     5 сентября 1975 года
                                              Мустафа ДЖЕМИЛЕВ

__________
     * Зинаиде Михайловне ГРИГОРЕНКО.

     П.Г.ГРИГОРЕНКО просил адвоката ШВЕЙСКОГО передать Мустафе
просьбу  всех  его друзей - снять голодовку.  Мустафа ответил,
что он и сам в принципе  против  самоистязания,  но  для  него
голодовка  не только форма протеста,  но и защита от возможных
новых лжесвидетелей - соседей по камере. Пока он голодает, его
держат в одиночной камере.
     В середине октября Омский облсуд вернул дело ДЖЕМИЛЕВА на
доследование.
     4 ноября   П.Г.ГРИГОРЕНКО   обратился   с   заявлением  к
Прокурору РСФСР.  0н указал, что М.ДЖЕМИЛЕВ содержится в сырой
камере,    держит    голодовку   "в   знак   протеста   против
необоснованного обвинения и в целях противодействия подсадке к
нему  лжесвидетелей".  Затягивание следствия - это смертельный
риск.  П.Г.ГРИГОРЕНКО  просит  изменить  меру   пресечения   -
заключение  на любую другую,  не связанную с лишением свободы.
Он выразил готовность поручиться за ДЖЕМИЛЕВА  сам  или  найти
других поручителей.
     Ответ пришел 24 ноября из Омской прокуратуры - отказ.
     В середине ноября мать и брат Мустафы получили  свидание.
Мустафа был очень слаб, потерял сознание.
     29 ноября  была  устроена  пресс-конференция  с  участием
П.Г.ГРИГОРЕНКО и сестры ДЖЕМИЛЕВА Васфие ХАИРОВОЙ.
     Васфие рассказала, как власти преследуют ее брата начиная
с 1966 года.  Она сказала:  "По нашей просьбе Петр Григорьевич
написал в Прокуратуру РСФСР,  чтобы Мустафу выпустили до  суда
на поруки, чтобы мы могли его подкормить". В прокуратуре РСФСР
над ней смеялись:  "Если бы мы выпускали  голодающих,  все  бы
начали голодать".
     Васфие рассказала также,  как  она  ехала  в  Москву:  "В
аэропорту  меня  обыскали.  Заявили,  что  ищут взрывчатку.  Я
спросила,  почему ищите только у меня, а остальных пропускаете
без  обыска,  но  членораздельного  ответа не получила.  Когда
обыскивали мою сумочку,  вытащили из нее записную книжку и всю
пролистали,  перечитывая записи.  Я спросила, разве взрывчатку
можно вложить в записи этой книжечки. Тоже пробормотали что-то
невнятное."
     3 декабря родители,  четыре сестры и  два  брата  Мустафы
обратились к Международному Красному Кресту,  к "Международной
Амнистии",  к  руководителям  компартий  с   призывом   спасти
Мустафу.
     В этот  же  день  З.М.   и   П.Г.ГРИГОРЕНКО,   В.ХАИРОВА,
Р.ДЖЕМИЛЕВ,  А.Д.САХАРОВ  направили  в ООН письмо,  содержащее
требование  провести  гласное  расследование  дела   ДЖЕМИЛЕВА
специальной комиссией.
     18 декабря  в  Москве   было   распространено   следующее
"Сообщение о Мустафе ДЖЕМИЛЕВЕ".

          "Суд над  ДЖЕМИЛЕВЫМ  Мустафой  был  назначен  на 17
     декабря 1975г. в г. Омске.
          Адвокат ШВЕЙСКИЙ,  свидетели  защиты  и родственники
     прибыли в суд утром 16 декабря.
          Председатель облсуда АНОСОВ Ю.И., он же председатель
     суда по делу  ДЖЕМИЛЕВА  М.,  отсутствовал  на  работе  и
     явился  только  к  концу  рабочего дня.  Просьбу адвоката
     видеть подзащитного для работы не удовлетворил, мотивируя
     поздним временем. Гарантировал это свидание 17-го утром.
          17-го утром секретарем суда было объявлено о болезни
     АНОСОВА,  увезенного скорой помощью из дома  в  больницу.
     Суд  откладывается  на  неопределенное время.  Адвокату в
     свидании с подзащитным отказано.
          Мустафа продолжает голодовку.  Сестры видели его при
     посадке в "воронок".  Мустафа похож на скелет,  обтянутый
     пленкой. Он стал как бы меньше ростом. Еле ходит.
          Секретарь суда  иронически  спросил  сестру Мустафы:
     "Вы видели своего Мустафу, маленького, худенького?"
          Нам удалось установить, что АНОСОВ утром был в суде.
     В больницу направлен не был.  При  повторном  запросе  по
     телефону секретарь ответила: "АНОСОВ срочно заболел".
          Мы твердо   убеждены,  что  откладывание  суда  было
     преднамеренным,  заранее  подготовленным  бюрократическим
     трюком  для того,  чтобы лишить Мустафу квалифицированной
     защиты и присутствия свидетелей защиты.
          Поездка на   суд   для   родственников  представляет
     большие материальные траты.
          Расчет один:  закрытым  судом  без свидетелей скрыть
     незаконное,  сфабрикованное обвинение  от  его  народа  и
     мировой общественности.
          ДЖЕМИЛЕВ Решат,  ХАИРОВА Васфие,  ДЖЕМИЛЕВА Гульзар,
          СЕФЕРОВ Энвер, КУДРЯШОВ Анатолий, ...... Пакиз."

                            *****

     950 крымских татар, живущих в Крыму (около 600 человек) и
в Узбекистане,  подписались под требованием  "Свободу  Мустафе
ДЖЕМИЛЕВУ".