Дело о взрыве в метро
                                                                      
     8 января  1977г.  произошел  взрыв  в  поезде московского
метро.   Тогда   же    власти    попытались    связать    этот
террористический акт с деятельностью диссидентов (Хр.44).
     31 января  1979г.  [в  "Известиях"]   было   опубликовано
следующее сообщение:

                    В Верховном Суде Союза ССР

          Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда
     СССР рассмотрела в открытом заседании уголовное  дело  по
     обвинению особо опасного рецидивиста Затикяна С.С. и двух
     его сообщников в совершении  в  январе  1977г.  в  вагоне
     московского  метрополитена  взрыва,  повлекшего  за собой
     человеческие жертвы.  В  ходе  судебного  разбирательства
     вина    подсудимых    полностью    доказана   показаниями
     свидетелей,  заключением экспертизы и другими материалами
     дела.    Затикян    и   его   сообщники   приговорены   к
     исключительной мере наказания - смертной казни.  Приговор
     приведен в исполнение.
                                                                      
                            *****
                                                                      
     Осуждены и преданы смертной казни трое:  Степан  ЗАТИКЯН,
Акоп СТЕПАНЯН и Завен БАГДАСАРЯН.
     Степан ЗАТИКЯН  (1947г.р.),  окончив  школу   с   золотой
медалью,  поступил  в  Ереванский политехнический институт.  В
1968г.  студент 3 курса ЗАТИКЯН  был  арестован  как  один  из
активных   участников  группы,  издававшей  подпольную  газету
"Парос" ("Маяк").  Именно из этой группы выросла  впоследствии
Национальная объединенная партия Армении - НОП.
     ЗАТИКЯНУ было  предъявлено  обвинение  в   "антисоветской
агитации  и  пропаганде",  и  он  был  осужден  на четыре года
лагерей строгого  режима.  Свой  срок  он  отбывал  сначала  в
Мордовских лагерях,  а затем во Владимирской тюрьме,  куда был
переведен за протесты против произвола лагерной  администрации
(Хр.25, 27).
     После освобождения  по  концу срока ЗАТИКЯН был поставлен
под административный надзор.  Последнее время  он  работал  на
Ереванском      электромеханическом      заводе      сборщиком
трансформаторов. В общественной деятельности он не участвовал,
считая  эмиграцию самым разумным выходом для себя и для других
армян, отбывших заключение.
     В 1975г.  ЗАТИКЯН направил в Верховный Совет заявление, в
котором   отказывался   от  советского  гражданства  и  просил
предоставить    ему    возможность     выехать     в     любую
несоциалистическую  страну.  Вместе  с  заявлением он послал и
свой  паспорт.  Ответа  ЗАТИКЯН  не  получил,  а  паспорт  был
переслан в КГБ.  ЗАТИКЯНА вызвали туда,  но он идти отказался.
Тогда паспорт передали в милицию,  куда вызвали жену ЗАТИКЯНА.
Паспорт отдали ей.
     В сентябре   1977г.  (за  полтора  месяца  до  последнего
ареста) ЗАТИКЯН был доставлен в  КГБ,  где  с  ним  беседовали
около   12   часов.  Тогда  ни  о  каких  диверсиях,  взрывах,
террористических актах разговора не было.
     В 1975г. ЗАТИКЯН женился на сестре П.АЙРИКЯНА. У них двое
детей - дочь 1976 и сын 1977г.р.
     "Хроника" не   располагает   сведениями   о  двух  других
осужденных.  Известно только,  что Акоп СТЕПАНЯН (1949г.р.)  и
Завен  БАГДАСАРЯН  (1954г.р.?) - родственники,  оба - рабочие;
СТЕПАНЯН работал сварщиком по ремонту городских  сооружений  и
жил по соседству с ЗАТИКЯНОМ.
                                                                        
                            *****
                                                                        
     СТЕПАНЯН и  БАГДАСАРЯН  были  арестованы  в конце октября
1977г.  27 октября СТЕПАНЯНА в последний раз видели  дома;  30
октября  на  его  квартиру пришли с обыском.  В это время туда
случайно зашел ЗАТИКЯН.  Известно, что ничего криминального на
обыске найдено не было.
     ЗАТИКЯНА арестовали   3   ноября.    Тогда    же    стали
распространяться  слухи  о  том,  что все трое подозреваются в
попытке совершить взрыв на Курском вокзале в Москве (Хр.48),
     На обыске  в  доме  ЗАТИКЯНА,  который  происходил в день
ареста,  были изъяты  переключатели  (3  шт.),  книжечки-схемы
Московского  метрополитена  (3  шт.),  лампочки для карманного
фонарика (3 шт.), схема включения какой-то электрической цепи,
нарисованная  от руки,  охотничья дробь,  несколько охотничьих
патронов, куски картона с вырезанными кругами, болты и гайки.
     Через несколько  дней  был  произведен  повторный  обыск,
однако ничего изъято не было.
     Одновременно с арестом ЗАТИКЯНА,  СТЕПАНЯНА и БАГДАСАРЯНА
начались обыски и допросы их друзей  и  родственников.  Вскоре
допрашиваемым   стали   говорить,   что  ЗАТИКЯН,  СТЕПАНЯН  и
БАГДАСАРЯН виновны во взрыве в московском метро.
     На допросах  показывали  цветные  фотографии,  на которых
были изображены новая желтая кожаная сумка,  кожаные перчатки,
шапкаушанка,  спортивная  куртка  синего  цвета.  Предлагалось
опознать   изображенные   на    фотографиях    предметы    как
принадлежащие  ЗАТИКЯНУ,  СТЕПАНЯНУ,  БАГДАСАРЯНУ.  Спрашивали
также об отношении арестованных к идее террора,  выясняли,  не
предпринимали    ли    они    попыток    достать   взрывчатку;
интересовались взглядами ЗАТИКЯНА, СТЕПАНЯНА и БАГДАСАРЯНА.
     Никто из  известных  "Хронике"  свидетелей  предъявленных
вещей не опознал, террористических устремлений не подтвердил.
     Во многих случаях  на  свидетелей  оказывалось  давление.
Так,   Васьену   КАРАХАНЯНУ   угрожали  арестом  за  печатание
листовок,  в чем он, по утверждению следователя, был замешан в
1968г.
     В начале  1978г.  по тому же обвинению,  которым угрожали
КАРАХАНЯНУ,  арестовали братьев Володю и Месропа  САРАТИКЯНОВ.
Тем временем распространился слух,  что они причастны к делу о
взрыве. Через четыре месяца их освободили.
     Допрашивали также   заключенных   -  бывших  солагерников
ЗАТИКЯНА: ТАМОЯНА, ВАНДАКУРОВА и др.
     Были допрошены   Паруйр  АЙРИКЯН  и  Шаген  АРУТЮНЯН  (их
привозили в Москву - Хр.51).  АРУТЮНЯНУ предложили "вопросник"
из  30  пунктов,  ответы  на  которые он должен был обдумать в
камере.  Вопросы  касались  дела  о  взрыве  в  метро,  НОП  и
Армянской группы "Хельсинки".
     Содержание "вопросника"   свидетельствует   о    попытках
связать   взрывы  с  деятельностью  Национальной  объединенной
партии и Хельсинкской группы. АРУТЮНЯНУ позволили увезти текст
"вопросника"  из  Лефортова в лагерь.  "Хроника" публикует его
целиком в разделе "Официальные документы".
                                                                     
                            *****
                                                                     
     Начиная с  весны  1978г.  некоторые   сведения   о   деле
ЗАТИКЯНА,  СТЕПАНЯНА  и БАГДАСАРЯНА начали распространяться по
официальным и полуофициальным каналам.  На инструктажах в сети
политпросвещения  сообщалось,  что  лица,  совершившие взрыв в
метро, арестованы и что они оказались армянскими диссидентами.
Слушателям  показывали  фотографии  арестованных,  называли их
имена.  При этом говорилось, что распространять эту информацию
пока  не  следует,  так  как  над  террористами предполагается
провести   показательный   процесс,   который   будет   широко
освещаться средствами массовой информации.
     Версия о   виновности   арестованных  распространялась  в
Армении.  По  утверждению  бывшего   политзаключенного   Азата
АРШАКЯНА,  сотрудники  госбезопасности убедили его в том,  что
ЗАТИКЯН,  СТЕПАНЯН и БАГДАСАРЯН действительно  совершили  этот
террористический акт.
     Баграту ШАХВЕРДЯНУ  о  виновности  ЗАТИКЯНА и двух других
армян во взрыве сообщил офицер КГБ во  время  этапирования  из
Владимирской тюрьмы в ссылку.
     В сентябре 1978г., т.е. за четыре месяца до опубликования
сообщения  о  приговоре,  в  издающейся  в  СССР  для  русских
эмигрантов газете "Голос Родины" сообщалось:

          Среди задержанных по взрыву  в  московском  метро  в
     январе 1977г.  есть субъект,  который был осужден ...  за
     ведение антисоветской агитации и пропаганды ...  С подачи
     диссидентов  западная пропаганда ударила во все колокола,
     что возвысило мерзавца в собственных глазах.
          Результат налицо - восхваляемый как "борец за права"
     преступник стал рецидивистом, убийцей москвичей.
                                                                         
     Несмотря на  то,  что  характер  вышеописанных   "бесед",
допросов,   сообщений   свидетельствует  о  намерении  властей
придать делу "диссидентскую" окраску,  эта тема  в  дальнейшем
развита не была.
                                                                         
                            *****
                                                                         
     "Хроника" не располагает достоверным  описанием  суда.  О
нем  имеется  лишь  несколько не вполне совпадающих сообщений,
точность которых не поддается проверке.
     Согласно этим  свидетельствам,  процесс проходил в здании
Верховного Суда  СССР.  Дело  рассматривала  Военная  коллегия
Верховного Суда.  (В газетном сообщении говорилось:  "Судебная
коллегия по уголовным делам" - см.  выше.) Председательствовал
заместитель председателя Верховного Суда Е.А.СМОЛЕНЦЕВ.
     Еще до суда стали известны фамилии двух из трех адвокатов
(назначенных,  вероятно, прокуратурой) - Исаак ИСАГУЛОВ и Ашот
МАТЕВОСЯН.  Неизвестно,  встречались ли они с  обвиняемыми;  с
родственниками же они почти не общались и даже не предупредили
их о дате  начала  суда.  Все  трое  обвиняемых  от  их  услуг
отказались  и  потребовали  пригласить для защиты адвокатов из
ФРГ или из Канады.  Назначенные адвокаты вели  себя  пассивно;
они говорили, что вина их подзащитных полностью доказана.
     7 декабря 1978г. А.МАТЕВОСЯНУ позвонили из УКГБ Еревана и
сообщили,  что  процесс  начнется  на следующий день и что для
него  взят  билет  на  самолет.   МАТЕВОСЯН,   сославшись   на
нездоровье,  ехать отказался.  Тогда ему заявили,  что возьмут
билет и для его жены,  чтобы можно было обеспечить уход за ним
в Москве.  Однако 8 декабря их сняли с самолета,  сказав,  что
процесс откладывается.  Адвокаты выехали в Москву  12  января.
(По  крайней  мере один из них присутствовал на заключительном
заседании суда.)
     Слушание дела началось,  вероятно,  17  января  1979г.  К
этому   дню   многих  технических  работников  Верховном  Суда
отослали на овощехранилище и т.п. и вернули лишь через неделю,
к последнему дню процесса.  Все время,  что длился суд, и даже
несколько дней после него  вокруг  здания  и  внутри  дежурили
милиционеры   и   агенты   госбезопасности.   Они  осматривали
кабинеты,  на вопросы отвечали,  что "не исключена возможность
диверсии".
     Около 4-х часов дня 24 января весь персонал, находившийся
в   здании   Верховного  Суда,  пригласили  на  заключительное
заседание.  Зал был переполнен.  Присутствовало много армян  -
партийных и судебных чиновников, а также сотрудников КГБ.
     На заключительном заседании был прочитан приговор. Чтение
заняло  около  часа.  В  приговоре  говорилось,  что  взрывное
устройство,  сконструированное  ЗАТИКЯНОМ,  обеспечивали  часы
марки "Победа" и "Заря",  в которые были вставлены специальные
платиновые полоски. На часах были обнаружены отпечатки пальцев
ЗАТИКЯНА.   Такие   же   часы   с  переделанным  механизмом  и
платиновыми  вставками  были  найдены  в  квартире   ЗАТИКЯНА.
Обвиняемые, по утверждению суда, покупали такие часы в больших
количествах.  Упоминался также  чертеж  взрывного  устройства,
сделанный  рукой ЗАТИКЯНА.  Взрывное устройство было найдено в
сумке, обнаруженной на Курском вокзале в Москве. (Вскоре после
опубликования сообщения о казни "Затикяна и его сообщников" на
лекциях в сети политпросвещения в Москве  рассказывалось,  что
некий  вор  украл  спортивную  сумку  и,  увидев  там взрывное
устройство,  отнес  ее  в  милицию.  Он   помог   и   опознать
преступников,  за что был награжден именными часами.  Впрочем,
были и другие версии: обнаружил взрывное устройство бдительный
подполковник в отставке,  дежурный милиционер и т.д.) ЗАТИКЯН,
СТЕПАНЯН  и  БАГДАСАРЯН,  согласно   приговору,   намеревались
произвести  шесть  взрывов:  первый  -  контрольный - где-то в
Армении,  второй - на Киевском вокзале в Москве  (не  удался),
два   взрыва   -  в  магазинах,  взрыв  в  метро  и,  наконец,
неудавшаяся попытка на  Курском  вокзале.  (Согласно  рассказу
одного  из  информаторов  "Хроники",  одна  из  многочисленных
экспертиз установила идентичность бомбы,  найденной в ущелье в
Армении, с той, которая была обнаружена в Москве.)
     На суде говорилось,  будто один из обвиняемых  сказал  на
предварительном   следствии,  что  они  старались  производить
взрывы в местах с наибольшим скоплением  людей.  На  вопрос  о
цели  взрывов  СТЕПАНЯН  будто  бы  ответил на предварительном
следствии:  "А вот этого я  как  раз  и  не  желаю  говорить".
Зачитывались  такие  слова ЗАТИКЯНА:  "Гитлер убил 6 миллионов
невинных  евреев,  чтобы  связать   круговой   порукой   своих
сообщников.  Мы  же убиваем представителей народа,  виновном в
уничтожении   армянской   культуры,    надвигающейся    гибели
армянского народа".
     Говорилось, что  участников  преступной группы несомненно
было больше,  но подсудимые отказались назвать сообщников,  не
давали показаний и не выразили раскаяния.
     ЗАТИКЯН несколько  раз  поправлял  председательствующего,
зачитывавшего приговор.  По словам присутствовавших,  поправки
касались  второстепенных  подробностей   и   произносились   с
"презрительной интонацией".
     ЗАТИКЯН и СТЕПАНЯН отказались встать  во  время  зачтения
приговора.
     После вынесения   смертного   приговора   Степан  ЗАТИКЯН
выкрикнул сначала по-армянски,  а потом по-русски:  "Умираю за
свободную Армению!".
                                                                        
                            *****
                                                                        
     Родственники осужденных о проходившем  суде  извещены  не
были.  26  или 27 января 1979г.  жену,  брата и сестру Степана
ЗАТИКЯНА,  живущих  в   разных   районах   Еревана,   посетили
сотрудники  КГБ.  Они  заезжали  также к матери и сестре Акопа
СТЕПАНЯНА.  (О встрече  с  родственниками  Завена  БАГДАСАРЯНА
"Хроника"  информацией не располагает.) Родственникам сказали,
что им разрешено свидание, и предложили поехать в Москву. Мать
СТЕПАНЯНА, не зная о смертном приговоре, решила, что поедет "в
следующий раз".  Родственников привезли в аэропорт,  купили им
билеты  и по прибытии в Москву сразу же отвезли в Лефортово на
свидание.  Их предупредили,  что говорить о "деле"  запрещено.
Только  тут родственники осужденных узнали о том,  что суд уже
состоялся и вынесен смертный приговор.
     Акоп СТЕПАНЯН сказал:  "Нас осудили за 10 минут в  пустом
зале".
     Степан ЗАТИКЯН: "За все пятнадцать месяцев я не сказал им
ни слова".
     Брат обратился  к  Степану:  "Скажи  мне  как  брату - ты
участвовал в преступлении?" ЗАТИКЯН ответил:  "Единственное, в
чем я чувствую себя виновным, - в том, что в этом мире оставил
двоих детей. Другой вины нет".
     ЗАТИКЯН сказал   также,   что  он  не  писал  прошения  о
помиловании  и  пусть  родственники  тоже  не  пишут   -   это
бесполезно.
     После свидания родственники ЗАТИКЯНА пытались предпринять
чтото для  спасения  осужденных.  Их  направили  к  прокурору.
Прокурор сказал, что ходатайствовать о помиловании не следует.
Почему? Потому что ЗАТИКЯН "не признает советской власти".
     Родственники все  же  написали  прошение  о  помиловании.
Вернувшись  в  Ереван,  они  из  газет  узнали,  что  приговор
приведен в исполнение.
                                                                        
                            *****
                                                                        
     30 января  А.Д.САХАРОВ  написал  письмо  Л.И.БРЕЖНЕВУ,  в
котором, в частности, говорилось:
                                                                        
          Есть веские  основания  опасаться,  что  в этом деле
     имеет место судебная ошибка или умышленная фальсификация.
     Затикян  не  находился в Москве в момент взрыва в метро -
     много свидетелей могут подтвердить его  алиби;  следствие
     не  проявило никакой заинтересованности в выяснении этого
     и других важных обстоятельств.  Суд  без  всякой  к  тому
     необходимости  был  полностью закрытым и секретным,  даже
     родственники ничего не знали о его проведении. Такой суд,
     на котором полностью нарушен принцип гласности,  не может
     установить истину.
          Я обращаюсь   к   вам   с   призывом   приостановить
     исполнение  смертного  притвора  всем осужденным по этому
     делу и потребовать от  следственных  и  судебных  органов
     нового расследования.
                                                                    
     В письме имеется постскриптум:
                                                                    
          Только что  я узнал (2 часа ночи с 30 на 31-е),  что
     ТАСС сообщило о расстреле  Степана  Затикяна,  Степаняна,
     Багдасаряна. Суд якобы был открытым. Дата суда не указана
     ...  Моя  просьба  о  расследовании  остается   в   силе.
     Поспешность  в  расстреле  только  укрепляет  меня в моей
     просьбе.
                                                                    
     Официального ответа САХАРОВ не получил,  однако 8 февраля
в "Известиях" (московский вечерний выпуск)  было  опубликовано
письмо    "Позор    защитникам   убийц",   подписанное   неким
Д.В.ТЮЖИНЫМ. ТЮЖИН пишет, что при взрыве он получил сотрясение
мозга,  его брат - десятиклассник - погиб, а жена и пятилетняя
дочка получили тяжелые ранения.  ТЮЖИН  рассказывает,  что  он
присутствовал  на  суде  (не  называя,  впрочем,  даты  суда и
упоминая  только  одного  из  осужденных  -  ЗАТИКЯНА;  другие
фамилии,  как и в газетном сообщении о приговоре, не названы).
Автор утверждает, что
                                                                    
     организатор преступления  Затикян  и  его  сообщники были
     изобличены вещественными доказательствами,  находившимися
     у   всех  на  виду  в  зале  суда  и  опознанными  самими
     подсудимыми,     другими     многочисленными     уликами,
     заключениями   экспертов   и   свидетелями  подготовки  и
     совершения  преступления.  Они  полностью  признали,  что
     сознательно готовили и осуществили взрыв в Москве.  ... В
     ходе   суда    демонстрировалась    видеозапись,    когда
     преступники на предварительном следствии показывали,  как
     они действовали на месте преступления, как вошли в вагон,
     как  и  где  поставили сумку с бомбами,  когда и на какой
     станции сами выскочили из вагона.
                                                                    
     В письме  ТЮЖИНА  впервые названо количество пострадавших
во время взрыва: 44 человека, из которых 7 погибло.
                                                                    
          И разве не требует подлинный  гуманизм  того,  чтобы
     очистить землю от таких негодяев?!
                                                                    
- пишет автор.
     Однако письмо  ТЮЖИНА  посвящено  не  только  рассказу  о
процессе.  Тюжин  обрушивается  на тех,  кто "подлых негодяев,
заложивших бомбу в метро, ... пытается взять под защиту":
                                                                    
          Первоисточником     клеветнической       информации,
     распространенной  среди иностранных корреспондентов,  как
     об этом сообщили радиостанции Запада,  является  академик
     А.Сахаров.  Именно  он  разглагольствует  о  невиновности
     привлеченных к уголовной ответственности. Это не ново для
     Сахарова  ...  А  на  Западе нашлись досужие благодетели,
     которые рассуждают о жестокости приговора.  Думаю, им все
     равно,  за кого выступать, лишь бы под флагом защиты прав
     человека...
                                                                       
     К письму ТЮЖИНА было сделано редакционное примечание:
                                                                       
          Письмо москвича Дмитрия Владимировича Тюжина -  одно
     из  многих,  поступивших  в  "Известия".  Во всех письмах
     звучит гнев по поводу злодейского преступления Затикяна и
     его   сообщников,   полностью   одобряется   справедливый
     приговор Верховного Суда СССР.
                                                                       
     В распоряжении "Хроники" есть  два  письма,  посланных  в
"Известия",    авторы   которых,   напротив,   сомневаются   в
справедливости приговора  и  возмущаются  извращением  позиции
САХАРОВА по делу о взрыве в метро.
    Научный работник из Калинина И.Г.ДЯДЬКИН пишет:                       
                                                                       
          О суде над Затикяном и  сообщниками  вы  сообщили  в
     прошедшем времени: суд был, были изобличены, был приведен
     в   исполнение   смертный   приговор    ...    Двухлетняя
     таинственность  и  послерасстрельное сообщение о процессе
     дают основание сомневаться,  осуществлено  ли  правосудие
     ...  Статья преднамеренно подменяет тезис о необходимости
     публичной гласности,  беспристрастности и  своевременного
     освещения  судебного  разбирательства  тезисом  о  защите
     убийц.
                                                                       
     В письме   И.КОВАЛЕВА,   отправленном   в  "Известия"  14
февраля, говорится, что
                                                                       
     утверждение Тюжина,  будто  Сахаров   стремится   покрыть
     преступников,     скажем    мягко,    не    соответствует
     действительности и,  говоря его же словами,  представляет
     "позорное   зрелище,   вызывающее  отвращение  у  каждого
     честного человека".
                                                                       
     КОВАЛЕВУ прислали ответ:
                                                                       
     "Известия"                                   28.02.1979г.
                    Уважаемый товарищ Ковалев!
                                                                       
          Получили Ваше гневное письмо с осуждением  Сахарова!
     Разделяем  Ваши  чувства.  Ваше  мнение  (а  таких  писем
     редакция получила очень много)  мы  доведем  до  сведения
     Президиума Академии наук СССР.
                                          Отдел права и морали

(Ответ отпечатан типографским способом, фамилия вписана.)

     Вскоре начались демонстративные выходки против  САХАРОВА,
учиняемые   якобы   родственниками   погибших   в  метро.  Эти
"родственники",  раздобывшие неизвестно каким образом домашний
адрес  и телефон САХАРОВА ("Мосгорсправка" отказывается давать
их),  врывались в его  квартиру,  оскорбляли  его  и  угрожали
расправой.  Все  они  утверждали,  что лично присутствовали на
процессе.  Однако никто не назвал ни  своего  адреса  и  места
работы,  ни  тонной  даты  суда.  САХАРОВУ  также  угрожали по
телефону и в письмах без обратного адреса.
     По поводу  этой  хулиганской  кампании   к   ЩЕЛОКОВУ   и
АНДРОПОВУ обратились Георгий ВЛАДИМОВ,  Владимир ВОЙНОВИЧ,  о.
Сергий ЖЕЛУДКОВ,  Лев КОПЕЛЕВ, Владимир КОРНИЛОВ, Раиса ЛЕРТ и
Лидия ЧУКОВСКАЯ. Они писали:
                                                                      
          Академик Сахаров никогда не защищал убийц,  а только
     ходатайствовал о гласности и справедливости суда.
                                                                      
     Тем временем попытки дискредитировать академика  САХАРОВА
и    правозащитное   движение   в   целом   продолжаются.   На
многочисленных лекциях в сети политпросвещения рассказывается,
что САХАРОВ и еще человек 50 диссидентов в дубленках и джинсах
находились у здания,  где проходили заседания по делу о взрыве
в   Московском   метрополитене,  пытались  мешать  отправлению
правосудия, выкрикивали злобные антисоветские лозунги.
                                                                      
                            *****
                                                                      
     1 февраля 1979г.  был обнародован документ N81 Московской
группы "Хельсинки":
                                                                      
          Приведен в исполнение смертный приговор трем молодым
     людям,  вынесенный в  неизвестном  месте,  в  неизвестный
     день,  в обстановке, полной тайны и секретности, Судебной
     коллегией Верховного Суда СССР.  Случай беспрецедентный в
     судебной  практике,  но  указана  фамилия  лишь одного из
     приговоренных к  смерти,  фамилии  двух  других  даже  не
     названы.
          Все трое приговорены к смерти по обвинению во взрыве
     в московском метро  с  человеческими  жертвами  в  январе
     1977г.   Невозможно  понять,  почему  процесс  по  такому
     обвинению  понадобилось  проводить  в  полной  тайне,  не
     известив  даже  самых  близких  родственников обвиняемых.
     Ведь  взрыв  в  метро  вызвал  всеобщее   возмущение,   и
     убедительное доказательство вины обвиняемых,  если только
     обвинение    располагает     такими     доказательствами,
     содействовало бы всеобщему осуждению преступников.
          Отсутствие гласности и  вся  обстановка  секретности
     дают основание сомневаться в обоснованности обвинения,  в
     объективности  и   беспристрастности   суда.   Ряд   лиц,
     например,  утверждает,  что  С.Затикян  вообще  не  был в
     Москве в момент взрыва.
          Является ли  такой суд судом в общепринятом значении
     этого слова?
                                                                             
     В N5  журнала  "Поиски"  (февраль 1979г.) делу о взрыве в
московском метрополитене посвящена редакционная статья:
                                                                             
          ...
          Слухи -  главный  источник  "информации"   в   наших
     условиях отсутствия объективной информации.  Это касается
     всех сторон нашей действительности,  но особенно  страшно
     это,  когда  речь  идет о человеческой жизни.  Отсутствие
     законности плюс отсутствие гласности  создают  ту  густую
     атмосферу  лжи,  неопределенности,  зловещей  туманности,
     которая окутывает человеческие умы и души.
          Если в  метро  совершен  заранее  обдуманный  взрыв,
     повлекший за собой гибель и искалечение детей и взрослых,
     то  это  -  подлое  преступление,  за которое надо судить
     всенародно и открыто.  Если же  кого-то  судят  и  казнят
     втихую,  не  приводя  доказательств,  то это само по себе
     вызывает недоверие и сомнение.  А было  ли  преступление?
     Если было,  то кто его совершил? Каковы его мотивы? Кто в
     нем  заинтересован?  Соблюдено  ли  правосудие?  Или  оно
     нарушено уже самой тайной, окутывающей процесс?...