Арест Мустафы ДЖЕМИЛЕВА
                                                                    
     29 декабря  1978г.  истекал  второй   полугодичный   срок
надзора над Мустафой ДЖЕМИЛЕВЫМ (Хр.48, 49, 51). Так как ранее
ДЖЕМИЛЕВУ говорили в милиции,  что  по  окончании  надзора  он
может  поехать  к  родителям  в  Крым,  он  купил  билет на 30
декабря.  Однако  29  декабря  ему  было  объявлено  о   новом
продлении надзора.
     М.ДЖЕМИЛЕВ направил   Генеральному   Прокурору   СССР   и
начальнику Октябрьского РОВД г.  Ташкента  письмо,  в  котором
указал,  что установленный за ним надзор с предписанием жить в
Ташкенте  противоречит  закону,  т.к.  после  освобождения  из
заключения  он  принудительно был отправлен в Ташкент,  где не
хочет и не имеет  возможности  прописаться.  Он  сообщил,  что
выезжает из Ташкента в Крым к родителям:
                                                                    
          По прибытии в Крым я уведомлю  сотрудников  милиции,
     где за мной может быть установлен административный надзор
     по месту прописки.
                                                                    
     30 декабря он был задержан на аэродроме и получил  второе
"нарушение"  правил  надзора.  (Первое нарушение было 1 января
1978г.,  когда ДЖЕМИЛЕВ с разрешения майора милиции  КУРБАНОВА
пропустил регистрацию, которая выпадала на праздничный день.)
     19 января было сфабриковано третье нарушение. В этот день
поздно  вечером  на  квартиру  его брата Асана ДЖЕМИЛЕВА,  где
обязан был находиться Мустафа,  пришел сотрудник милиции.  Как
это бывало и раньше, открывшая ему дверь жена Асана отказалась
вызвать Мустафу,  хотя он и был дома.  Через несколько дней  в
милиции был составлен протокол о том,  что М.ДЖЕМИЛЕВА не было
дома  -  недостающее   третье   нарушение,   необходимое   для
возбуждения уголовного дела.
     22 января  М.ДЖЕМИЛЕВ  направил  в  Президиум  Верховного
Совета  СССР  и  начальнику  Октябрьского  РОВД  г.   Ташкента
заявление  с  отказом  от  советского  гражданства  и просьбой
разрешить покинуть пределы СССР. К заявлению приложены паспорт
и  копии  двух  приглашений (вызовов),  посланных ему в 1975 и
1978гг. родственником, проживающим в США.
     Из заявления:

          Отказ от советского гражданства ни в  коей  мере  не
     означает  и  отказ  от  своей  национальной  территории -
     Крымского полуострова,  насильно присоединенного в 1783г.
     к России, власти которой истребили и вынудили к эмиграции
     основную часть моего народа,  а оставшуюся часть в 1944г.
     поголовно выселили со своей Родины. Продолжать добиваться
     права   на   возвращение   своего   народа   в   Крым   и
     восстановления  его национальной государственности я буду
     независимо от того, где я буду проживать.
          ...
          После освобождения из заключения в декабре 1977г.  я
     поставлен,  вопреки  законам  страны,  в  унизительное  и
     бесправное положение.
          ...
          Мне откровенно заявляют,  что все,  что  делается  в
     отношении меня, - делается по указанию "сверху", точнее -
     по  указке  КГБ.  Фактически  я  оказался  человеком,  на
     которого гласные законы страны не распространяются.
          ...
          Я согласен  аннулировать свое заявление об отказе от
     советского  гражданства,  если  крымским  татарам   будет
     разрешено   беспрепятственно   переселяться   в   Крым  и
     официально  будет   объявлено   об   отмене   всех   ныне
     действующих  гласных и негласных указов,  постановлений и
     инструкций,  ограничивающих  гражданские  права  крымских
     татар по их национальному признаку.
                                                                    
     8 февраля М.ДЖЕМИЛЕВА вызвали в милицию,  якобы в связи с
его заявлением об отказе от гражданства.  Здесь его арестовали
по обвинению в "злостном  нарушении  правил  административного
надзора".  Иззет  и  Хатиджа  ХАИРОВЫ,  Эдия  ДЖЕМИЛЕВА подали
следователю письменные показания, что в ночь с 19 на 20 января
они были вместе с М.ДЖЕМИЛЕВЫМ на квартире Асана ДЖЕМИЛЕВА.
     Следователь СТРАЖЕВ закончил дознание  через  пять  дней.
Просьбы  М.ДЖЕМИЛЕВА  и  его  родственников  допросить  их  он
отклонил,  заявив,  что ему достаточно показаний милиционера и
сопровождавших его лиц.
     18 февраля М.ДЖЕМИЛЕВ,  протестуя против заведомо ложного
обвинения, объявил голодовку.