Суд над Вячеславом БАХМИНЫМ
                                                                       
     С 22   по   24  сентября  Московский  городской  суд  под
председательством Н.А.БАЙКОВОЙ рассматривал дело члена Рабочей
комиссии   по   расследованию   использования   психиатрии   в
политических  целях  Вячеслава  Ивановича  БАХМИНА  (1947г.р.;
арестован  12  февраля - Хр.56),  обвинявшегося по ст.190-1 УК
РСФСР.  Обвинитель  -   прокурор   Т.П.ПРАЗДНИКОВА,   защитник
(назначенный) - адвокат А.ПОЛЯК.
     Суд проходил в помещении народного суда Люблинского  р-на
г.  Москвы - там же,  где суд над Т.ВЕЛИКАНОВОЙ (см.  выше). В
зал суда кроме "спецпублики" пустили только Владимира БАХМИНА,
старшего брата Вячеслава. Никого из друзей Вячеслава БАХМИНА в
зал не пустили.  Жену Вячеслава и его младшего  брата  Виктора
вызвали  в  качестве  свидетелей.  24 сентября друзьям БАХМИНА
запретили даже  заходить  в  квартал,  в  котором  расположено
здание  суда,  так  как  накануне  они  "нарушали общественный
порядок" (когда БАХМИНА выводили из здания  суда  и  сажали  в
"воронок", они приветствовали его криками).
     БАХМИНУ инкриминировались  изготовление и распространение
"Информационных бюллетеней" Рабочей комиссии и распространение
"антисоветской литературы", в частности "Архипелага ГУЛаг". Из
примерно 1000 "эпизодов" (по оценке БАХМИНА),  содержащихся  в
22 выпусках "Информационного бюллетеня", подготовленных до его
ареста, ему вменялось только 14.
     БАХМИНУ инкриминировались     также      обращение      к
Международному  конгрессу  психиатров  в  Гонолулу  (Хр.47)  и
письма,  которые  он  посылал  в   психбольницы   (по   поводу
незаконных госпитализаций и других нарушений законности).
     В обвинительном заключении отмечено,  что эти материалы и
материалы   из   "Информационного   бюллетеня"   публиковались
издательством "Посев" и зачитывались радиостанцией "Свобода".
     БАХМИН заявил   ряд   ходатайств:  о  приобщении  к  делу
"Инструкции по неотложной госпитализации психических  больных,
представляющих     общественную     опасность";    о    вызове
дополнительных свидетелей,  в частности  -  из  Института  им.
Сербского,  и  о том,  чтобы первыми были допрошены его жена и
брат.  Суд удовлетворил только первое ходатайство  и  частично
последнее:  жену  БАХМИНА  допрашивали  первой,  а  брата - по
требованию  прокурора  -  последним.  Адвокат   также   заявил
ходатайство   -   о   вызове  в  суд  А.СОКОЛОВА,  давшего  на
предварительном следствии показания о распространении БАХМИНЫМ
"Архипелага ГУЛаг". Это ходатайство тоже было отклонено. После
этого БАХМИН отказался от адвоката и  от  участия  в  судебном
следствии  демонстративно  молчал).  Отказ  от адвоката суд не
принял.
     Из вызванных  в суд 34 свидетелей явились 17,  в основном
врачи  разных  психиатрических  больниц  и  диспансеров.   Они
рассказывали   об   условиях   содержания  в  психбольницах  и
утверждали,  что никаких нарушений при госпитализациях больных
не  было.  Главный  врач  Красноярской психбольницы МАРЧЕНКО и
зав.  отделением Сычевской спецпсихбольницы ГУРЕВИЧ, оспаривая
сообщение  "Информационного бюллетеня" о случаях преследования
отдельных врачей-психиатров и  медперсонала  за  сочувственное
отношение  к  больным  и  отказ  от  выполнения  бесчеловечных
процедур,  заявили,  что с их  стороны  "гонений  в  отношении
обслуживающего  персонала не было".  Свидетельница КОЛЬЦОВА из
3-го психдиспансера г.  Москвы не смогла  ответить  на  вопрос
адвоката о том, какие больные считаются социально опасными.
     В суд были вызваны также друзья БАХМИНА  Борис  и  Марина
РУМШИСКИЕ   (Хр.57).   Перед   тем,   как   давать  показания,
Б.РУМШИСКИЙ  поздравил БАХМИНА с днем  рождения  (25  сентября
БАХМИНУ исполнялось 33 года) и бросил ему на колени цветы.  За
поздравление судья  сделал  РУМШИСКОМУ  замечание,  затем  был
объявлен   перерыв   (конвой   цветы  отнял),  после  которого
распорядитель не пустил в зал ни РУМШИСКОГО, ни, "чтобы ему не
было скучно", его жену.
     Прокурор ПРАЗДНИКОВА потребовала максимального  наказания
- 3 года лагерей.
     Адвокат ПОЛЯК заявил,  что,  в соответствии со ст.301 УПК
РСФСР    ("Приговор    суда    должен    быть    законным    и
обоснованным..."),  его подзащитный не виновен,  так как в его
действиях отсутствовала "заведомость".
     В последнем   слове,   продолжавшемся  40  минут,  БАХМИН
сказал, что только в двух из вмененных ему 14 эпизодов
                                                                        
     были допущены   неточности.   Показания   по    остальным
     двенадцати или подтверждают правильность нашего освещения
     событий, или же сами себе противоречат.
                                                                        
     БАХМИН продолжал:
                                                                        
          Каким образом проводилось расследование? Должностным
     лицам, о которых нам известно, что они совершают правовые
     нарушения,  рассылались по  материалам  следствия  такого
     рода запросы:  "Сообщите, пожалуйста, что Вам известно по
     такому-то и такому-то эпизоду в связи с  уголовным  делом
     Бахмина  В.И.,  обвиняемого по ст.190-1 в распространении
     заведомо ложных измышлений..."  Что  могут  после  такого
     запроса   сообщить   должностные  лица?  Так  как  органы
     прокуратуры уже говорят,  что человек обвиняется по  этой
     статье в распространении заведомо ложных измышлений,  то,
     разумеется, ответ получается везде однозначный, что видно
     по    свидетельским    показаниям    врачей,   заведующих
     отделениями;  они говорили,  что все  прекрасно,  никаких
     нарушений  ни  в  работе  больницы,  ни  в госпитализации
     просто нет.
          ...
          Гражданин прокурор  в  своей  речи  часто говорила о
     том,  что все люди,  о  которых  писалось  в  бюллетенях,
     больны.  Дело  в  том,  что  Комиссия никогда не пыталась
     этого  оспаривать.  Речь  идет  о  том,  что  у  больного
     человека,  как у любого другого,  существуют определенные
     права, и эти права зафиксированы как раз в "Инструкции по
     неотложной    госпитализации",    которая   очень   часто
     нарушается,   что   и   отражалось   в    "Информационных
     бюллетенях".  К  примеру,  Себелев,  о  котором  говорила
     свидетельница      Кольцова,      был       принудительно
     госпитализирован   в   состоянии  алкогольного  опьянения
     органами милиции прямо из своей квартиры.  Вскоре он  был
     выписан  как  не нуждающийся в стационарном лечении.  Это
     пример грубого  нарушения  "Инструкции",  т.к.  состояние
     алкогольного   опьянения   не   является  основанием  для
     принудительной госпитализации.  Более того,  очень  часто
     сами  психиатры этой "Инструкции" не знают - не только не
     знают ее содержания,  но и не знают о  ее  существовании.
     Это  было  выяснено,  когда  оказалось,  что среди членов
     комиссии по проверке  некоторых  медицинских  заключений,
     сделанных Волошановичем,  никто не слышал о существовании
     этой "Инструкции".  Работа этой  комиссии  заключалась  в
     проверке диагнозов,  поставленных Волошановичем.  Ни один
     психиатр из этой комиссии ни разу за  время  проверки  не
     видел ни одного больного,  о которых он делал заключения.
     Поставленные  ими  диагнозы  основаны  лишь  на  историях
     болезней,  которые  члены  комиссии  все  же  удосужились
     полистать, и, безусловно, совпадают с поставленными ранее
     в больницах.
          Гражданин прокурор  в  своей  речи  часто говорила о
     тайности  наших  действий,  хотя   деятельность   Рабочей
     комиссии была,  безусловно,  легальной.  Мы ни от кого не
     скрываемся,  чего не скажешь о суде,  который  фактически
     проходит  при  закрытых дверях.  В зале находились только
     трое  моих  близких  родственников.  Мои  же  друзья   не
     допущены  в  зал судебного заседания,  их не пускает сюда
     кордон милиции,  и это делается  затем,  чтобы  никто  не
     узнал  о  том,  что  происходит  в  зале.  Кто же боится?
     Фамилии,  подробные  адреса  и  телефоны  членов  Рабочей
     комиссии  стоят  на титульных листах всех "Информационных
     бюллетеней".  Выпущенные бюллетени  регулярно  посылались
     мной  в  прокуратуру и Минздрав СССР.  В сопроводительных
     письмах к  ним  я  просил  в  случае  обнаружения  в  них
     неточной  или неправильной информации сообщить уточненные
     сведения членам Рабочей  комиссии,  чтобы  эти  уточнения
     были помещены в следующих номерах ИБ. Однако прокуратура,
     которая якобы должна следить за  соблюдением  закона,  на
     следующий  день  посылала  ИБ  в  ту  самую  организацию,
     которую   гражданин   прокурор   так   ласково    именует
     "комитетом",  то  есть  КГБ.  То же самое происходило и с
     бюллетенями,  посылаемыми в Минздрав СССР.  Вероятно, КГБ
     более  компетентен  в  вопросах  психиатрии...  У нас КГБ
     решает,  что именно могут читать граждане  нашей  страны.
     КГБ  - это организация,  которая в случае,  если граждане
     читают  литературу,  которую  им  читать  не  полагается,
     проводит обыск и изымает у этих лиц книги, статьи, стихи,
     которыми наша страна должна гордиться.  Мне стыдно, что в
     нашей стране боятся слова.
                                                                     
     Суд приговорил БАХМИНА к 3 годам лагерей общего режима.
                                                                     
                            *****
                                                                     
     В документе  Московской  группы "Хельсинки" N144 "Суд над
Вячеславом Бахминым", принятом 2 октября 1980г., говорится:

          ...
          Приговором Бахмину  инкриминируется "клеветническое"
     содержание  "Информационных  бюллетеней",   выпускавшихся
     якобы "тайно и нелегально".
          В данном случае клевета содержится именно  в  тексте
     приговора и опровергается самим приговором,  ибо в том же
     тексте указано,  что на первой странице каждого бюллетеня
     напечатаны фамилии и адреса его составителей. Кроме того,
     легальный  и  гласный  характер   деятельности   Комиссии
     подтверждается,  как сказано выше,  самим фактом рассылки
     бюллетеней официальным учреждениям и организациям.
          Никаких доказательств     заведомой    ложности    в
     материалах дела нет и в приговоре не  приведено.  Что  же
     касается ошибок,  вполне возможных (особенно в обстановке
     постоянных преследований и препятствий,  чинимых властями
     сбору и проверке информации),  то небольшое количество их
     как раз свидетельствует о тщательности и добросовестности
     проверки, проводимой Бахминым и другими членами Комиссии.
          Ни следствие,   ни   суд   добросовестной   проверки
     материалов "Информационных бюллетеней" не провели, как не
     проводили  ее  и  те  официальные   учреждения,   которым
     рассылались бюллетени. Отказав Бахмину в ряде ходатайств,
     направленных на действительно объективную проверку фактов
     (в   частности,   ходатайство   о  вызове  дополнительных
     свидетелей),  суд  обосновал  "клеветнический"   характер
     инкриминируемых  Бахмину  материалов ссылкой на показания
     свидетелей,  явно   заинтересованных   в   исходе   дела:
     врачей-психиатров,   ответственных  за  состояние  дел  и
     положение пациентов в психиатрических учреждениях.
          Смешно было бы даже предполагать,  что  такие  прямо
     заинтересованные  свидетели  подтвердят сообщение о своих
     собственных незаконных действиях.
          Однако даже   показаниями   таких   заинтересованных
     свидетелей заведомая  ложность  сообщений,  помещенных  в
     "Информационном  бюллетене",  ни  по  одному из вмененных
     Бахмину конкретных сообщений не доказана.  Объективные же
     свидетели,  которые  могли  бы  подтвердить достоверность
     этой информации,  ни на предварительном следствии,  ни  в
     суде не допрашивались.
                                                                      
                            *****
                                                                      
     Как уже  сообщалось (Хр.57),  15 мая в Лондоне состоялось
общественное  слушание  свидетельских   показаний   по   делам
В.И.БАХМИНА  и  Л.Б.ТЕРНОВСКОГО.  Слушание  было  организовано
английскими юристами, психиатрами, "Международной Амнистией" и
членами   британского   парламента.  Вел  слушание  английский
адвокат БАХМИНА Л.БЛУМ-КУПЕР (ранее он защищал А.ПОДРАБИНЕКА -
Хр.50). "Настоящее слушание имеет целью... собрать относящиеся
к  делу  показания  и  материалы,  а  собрав  их,  послать   в
Московскую  прокуратуру  и  в  суд.  В  соответствии с нормами
советского судопроизводства эти показания должны быть  приняты
во  внимание  и  суд  обязан  на них отреагировать",  - сказал
КУПЕР.
     Свидетельские показания  давали П.Г.ГРИГОРЕНКО,  шведский
врач-психиатр  Х.БЛОМБЕРГ,   консультант   Рабочей    комиссии
А.ВОЛОШАНОВИЧ.  Были  зачитаны  присланные из Москвы заявления
Ирины  ГРИВНИНОЙ   (Хр.56)   и   Юрия   ЯРЫМ-АГАЕВА   (Хр.56),
коллективное письмо в защиту БАХМИНА (Хр.56).

                            *****
                                                                        
     В марте брат Вячеслава БАХМИНА Виктор послал  шестидесяти
депутатам  Верховного  Совета  СССР письмо с просьбой "сделать
все   возможное   для   того,   чтобы    были    восстановлены
справедливость и законность", и получил два ответа.
     З.КИСЕЛЕВА написала:
                                                                        
          По Вашему вопросу следует обратиться в Верховный суд
     РСФСР, Верховный суд СССР, Прокуратуру СССР.
          Депутат не   имеет   полномочий   для   рассмотрения
     вопросов, связанных со следствием.
                                                                        
     Председатель колхоза А.Е.ТЕРЕНТЬЕВ ответил так:
                                                                        
          Положительного ответа вам дать не могу.  Если в этом
     деле  нужно  разбираться,  то  нужно  ехать  на  место  и
     поднимать все бумаги.  А у меня на это времени нет.  Да и
     мое ходатайство будет незаконно - не мой округ.
                                                                        
     Позже из Прокуратуры СССР  (туда  письмо  не  посылалось)
пришла почтовая карточка:

          Сообщаю, что  Ваша  жалоба для проверки направлена в
     прокуратуру г.  Москвы,  откуда Вам  сообщат  о  принятом
     решении.
                                                                        
                            *****
                                                                        
     В 1966г.  БАХМИН  окончил  школу-интернат  N18  при   МГУ
("колмогоровский    интернат")   и   поступил   в   Московский
физико-технический институт.
     1 сентября  1969г.  БАХМИНА  вызвали  на  беседу в КГБ по
поводу распространения "запрещенной литературы".
     30 ноября  1969г.  БАХМИН  (он  был  тогда студентом 4-го
курса) был  арестован:  в  декабре  он  собирался,  "в  честь"
девяностолетия   со  дня  рождения  И.В.СТАЛИНА,  разбрасывать
антисталинские листовки  (Хр.11),  В  сентябре  1970г.,  когда
предварительное  следствие  уже было закончено,  он неожиданно
был помилован (Хр.16).
     При освобождении БАХМИН был предупрежден,  что учиться  в
МФТИ  он  не  сможет.  К  тому  времени он уже был исключен из
института за "непосещение занятий";  вскоре комитет  комсомола
МФТИ исключил его из ВЛКСМ.
     В 1974г.  БАХМИН окончил  заочное  отделение  Московского
экономико-статистического института Работал программистом.
     В 1977г.  БАХМИН  стал  одним  из   основателей   Рабочей
комиссии   по   расследованию   использования   психиатрии   в
политических целях (Хр.44),
     18 октября 1979г.  его вызывали на "беседу" в  КГБ  СССР,
где "предупредили" (Хр.54).