Пермские лагеря
                                                                             
     35 лагерь
                                                                             
     Здесь находится около 70 человек.                                        
     В конце   августа   -  начале  сентября  у  А.ЩАРАНСКОГО,
сидящего в ПКТ (Хр.62), был обморок. Его поместили в больницу.
В ноябре его перевели в Чистопольскую тюрьму.
     Здесь находятся  пятидесятник  из  ст.   Старотитаровской
дьякон Н.БОБАРЫКИН (Хр.57;  арестовали его в ноябре 1982г.; по
ст.70 УК РСФСР он получил  6  лет  строгого  режима  и  5  лет
ссылки;  20  января  1981г.  в  газете "Советская Кубань" была
напечатана  статья  В.ПЕТРОВА   "Поставщики   клеветы"   -   о
Н.П.ГОРЕТОМ  - Хр.58 и БОБАРЫКИНЕ),  А.ЗИНЧЕНКО (суд - Хр.61),
В.МЕЙЛАНОВ (суд - Хр.60), С.ХМАРА (суд - Хр.60) и В.КАЛЕП (суд
- Хр.62).
     В сентябре   из   Чистопольской   тюрьмы  сюда  доставлен
М.КАЗАЧКОВ (Хр.61, 62).
                                                                             
                            *****
                                                                            
     17 декабря сюда вновь (см.  "Суд над Анатолием Марченко")
доставили Анатолия МАРЧЕНКО.
     Он еще не  успел  получить  место  в  бараке,  валенки  и
рукавицы,  как  его  направили  расчищать  снег  на  запретной
полосе. МАРЧЕНКО отказался, сказав, что он страдает глухотой в
такой степени, что может не расслышать предупреждающего окрика
охраны.  Заместитель начальника лагеря по  режиму  ЧАЙКА  стал
оформлять ему взыскание.  На указание МАРЧЕНКО,  что судом ему
назначен строгий режим вместо особого именно в связи с  плохим
состоянием его здоровья, ЧАЙКА возразил, что у него нет данных
об ограничениях для МАРЧЕНКО по здоровью.  Недавно назначенный
молодой врач сказал,  что определить трудоспособность МАРЧЕНКО
может лишь комиссия,  а она посетит лагерь в июне;  до тех пор
МАРЧЕНКО можно направлять на любые работы.
     МАРЧЕНКО направили  на  одну  из наиболее тяжелых работ в
лагере - истопником в кочегарку.
                                                                            

     36 лагерь (особый режим)
                                                                            
     Здесь находится 29 человек.
     В июле к Б.ГАЯУСКАСУ  приезжали  из  Вильнюса  сотрудники
КГБ.   Они   спрашивали   ГАЯУСКАСА,  не  нуждается  ли  он  в
чем-нибудь, нет ли у него претензий к условиям содержания.
     И.ГЕЛЬ и А.ТИХИЙ в августе получили по 15 суток ШИЗО.
     После трехмесячного  кровотечения   ТИХОГО   положили   в
лагерную   больницу.   Там   ему   поставили  диагноз  -  язва
двенадцатиперстной кишки. В ноябре ТИХОГО отправили в Пермскую
больницу,  где  он  был  с  18  ноября  по 24 декабря.  В этой
больнице  врачи  у  ТИХОГО  язвы  не  обнаружили;  ему  давали
атропин,  корвалол,  валокардин,  цитрамон, витамины В1 и В12,
делали внутривенные вливания.  При росте 178 см ТИХИЙ весит 60
кг.  Перед  выпиской  ТИХИЙ  снова  почувствовал  себя плохо -
болели сердце, желудок, печень; на теле появились пятна, стали
разрушаться  ногти  на  руке.  По  возвращении в лагерь ТИХОГО
поместили в одиночку. Его лишили посылки на 1982 год.
     А.БЕРДНИК куда-то этапирован.
     Сюда возвращен   переведенный   ранее  на  строгий  режим
(Хр.61)  Ю.ФЕДОРОВ.  У  него  болят  десны  -  авитаминоз.  На
свидании с матерью он не мог есть.  Истощен так,  что мать его
"с  трудом  узнала".  По  словам  Ю.ФЕДОРОВА,  после   высылки
Э.КУЗНЕЦОВА   (Хр.53)  режим  очень  ухудшился,  администрация
всячески придирается,  хотя  он  и  "ходит  по  нитке".  После
свидания Ю.ФЕДОРОВУ дали 15 суток ШИЗО.
     С момента  высылки Э.КУЗНЕЦОВА (апрель 1979г.) А.МУРЖЕНКО
отбыл в ШИЗО 90 суток. С 25 ноября по 5 декабря он был в ШИЗО.
Через  несколько  дней  после  выхода  ему снова дали 15 суток
ШИЗО.
     21 декабря   московские   отказники   А.ЛЕРНЕР,   В.    и
Б.ЕЛИСТРАТОВЫ,  Г.  и  Н.ХАСИНЫ  И А.ИОФФЕ,  МАТЬ А.ЩАРАНСКОГО
И.МИЛЬГРОМ,  жена  Л.ТЕРНОВСКОГО  Людмила  ТЕРНОВСКАЯ,   члены
МОСКОВСКОЙ  группы  "Хельсинки"  Е.БОННЭР,  С.КАЛЛИСТРАТОВА  и
Н.МЕЙМАН (тоже отказник),  жена А.МУРЖЕНКО - Л.МУРЖЕНКО и мать
Ю.ФЕДОРОВА выступили с обращением:
                                                                           
          24 декабря   -   одиннадцать   лет   приговора    по
     ленинградскому самолетному делу.... Только что окончилась
     голодовка  академика  Сахарова,  которой   он,   по   его
     собственному   заявлению,   стремился  еще  раз  привлечь
     внимание мировой  общественности  к  важности  соблюдения
     одного  из  ключевых  прав  человека  -  права свободного
     выбора страны проживания,  права покидать свою  страну  и
     возвращаться в нее.
          Сегодня мы призываем всех,  кто поддержал Сахарова в
     его  смертной  борьбе,  выступить  в  защиту  Федорова  и
     Мурженко.
                                                                           
Под обращением подписалось еще 29 москвичей.
                                                                           
                            *****
                                                                           
     Летом ПЯТКУС, ЛУКЬЯНЕНКО и ЕВГРАФОВ находились в камере N
18,  ГАЯУСКАС и СТУС - в камере N 20,  ЯШКУНАС и ФЕДОРЕНКО - в
бараке (Хр.57).
                                                                           

     36 лагерь (строгий режим)
                                                                           
     Здесь находится 70 человек.                                            
     Сюда доставлены Виктор НИЙТСОО  (суд  -  Хр.62),  Николай
РУДЕНКО (из 3 мордовского лагеря) и Василий ОВСИЕНКО.
     Здесь находится Вячеслав  ЧЕРЕПАНОВ,  показания  которого
подтвердили  один  из  пунктов обвинения А.ТЕРЛЯЦКАСУ (Хр.58).
ЧЕРЕПАНОВ  говорил  жене  ТЕРЛЯЦКАСА,  что  за  эти  показания
СОТРУДНИКИ  КГБ  обещали  ему  разрешить выезд в Канаду к жене
(Хр.52).  После того,  как они не  сдержали  своего  обещания,
ЧЕРЕПАНОВ  пытался бежать из СССР и получил за "измену Родине"
12 лет лагерей и 4 года ссылки.  ЧЕРЕПАНОВА поместили  в  одну
секцию барака с ТЕРЛЯЦКАСОМ.
                                                                           
                            *****
                                                                           
     11 августа к АЛТУНЯНУ приехали на свидание  родственники.
Одна  комната  для  "личных"  свиданий  и  комната для "общих"
свиданий были свободны.  Тем не менее,  зам. начальника лагеря
подполковник  ФЕДОРОВ  два  дня не давал свидания.  13 августа
объявили карантин.
     АЛТУНЯН обратился к прокурору с жалобой на ФЕДОРОВА.
     Через несколько  дней ему объявили о лишении свидания (не
уточнив - какого) "за организацию выступления заключенных" (во
время  просмотра  телефильма  замполит  вошел в зал и выключил
телевизор; поднялся шум; АЛТУНЯН и НЕКИПЕЛОВ стали успокаивать
товарищей;  после  этого АЛТУНЯН подошел к замполиту и сказал,
что тот сознательно провоцирует людей к подобным выходкам).
     АЛТУНЯН объявил сухую голодовку до приезда прокурора.  На
третий день его поместили в ШИЗО.  На пятый АЛТУНЯН начал пить
воду. На девятый ему сообщили "соломоново решение" (так и было
сказано) - лишить общего свидания.
                                                                        
                            *****
                                                                        
     А.ШЕВЧЕНКО послал  Генеральному прокурору СССР заявление,
в  котором  говорится,  что  он  остается  верным  убеждениям,
которые  имел  до  ареста,  и  свое заявление председателю КГБ
ФЕДОРЧУКУ (после суда - Хр.60 -  А.ШЕВЧЕНКО  послал  ФЕДОРЧУКУ
заявление  с  просьбой  о  смягчении  участи)  просит  считать
недействительным.
     21 мая    НЕКИПЕЛОВ    послал    САХАРОВУ     телеграмму,
поздравляющую  его  с днем рождения.  Телеграмму конфисковали.
Через несколько дней НЕКИПЕЛОВУ дали 15 суток ШИЗО за то,  что
за  20  минут  до окончания смены он,  уже выполнив норму (800
панелей от утюга), ушел с рабочего места.
                                                                        

     Дневник (Июнь - Октябрь)
                                                                        
     2 июня.  Объявлены  наряды  вне  очереди  АЛИЕВУ   -   за
недобросовестный  труд,  САФРОНОВУ  -  за  невыполнение нормы,
КЛЫМЧАКУ - за отказ от работы.  Последний за  то  же  длящееся
нарушение режима лишен очередного свидания.
                                                                        
     4 июня. КЛЫМЧАК за отказ от работы водворен на 15 суток в
ШИЗО.  У ЖГЕНТИ (суд - Хр.61) конфисковано его письмо в газету
"Литературная  Грузия",  в котором он затрагивает национальный
вопрос.
                                                                        
     5 июня.  В связи с окончанием 25-летнего срока этапирован
из зоны О.КУЛАК.
                                                                        
     9 июня.  ОСИПОВ  прекратил   голодовку   после   обещания
пересмотреть   его   дело  в  судебном  порядке  (впоследствии
отказано).  СИМОКАЙТИС временно  объявил  частичную  голодовку
(принимает  только ужин) в связи с ужесточением по отношению к
нему режима  содержания  (оценка  СИМОКАЙТИСА).  По  поручению
Донецкого  УКГБ  следователь Пермской прокуратуры ЩУКАН провел
допрос  Ю.ЗАЛЕПЫ  по  делу  Ю.А.МЕЛЬНИКА;   последний   ЗАЛЕПЕ
неизвестен,   о  чем  он  и  заявил  следователю.  ОГОРОДНИКОВ
водворен на 1 сутки в ШИЗО за конфликт с дежурным  лейтенантом
СЕРКОВЫМ.
                                                                        
     10 июня.  ОГОРОДНИКОВ объявил голодовку, протестуя против
необоснованного водворения в ШИЗО; ему продлен срок содержания
в ШИЗО  еще  на  4  суток.  Вышел  на  зону  Олесь  Евгеньевич
ШЕВЧЕНКО.

     16 июня. ОГОРОДНИКОВ прекратил голодовку.
                                                                         
     17 июня. БОРОВОЙ этапирован в неизвестном направлении.
                                                                         
     18 июня. Из 37 зоны (большой) прибыл Ю.ФЕДОРОВ.
                                                                         
     19 июня.  Вышли  на  зону  Генрих  Ованесович  АЛТУНЯН  и
Вячеслав ЧЕРЕПАНОВ.
                                                                         
     23 июня.    Голодовка    с    требованием    признать   в
законодательном  порядке  статус  ПЗК  и  с  протестом  против
национальной,  культурной и религиозной дискриминации. Приняли
участие АЛТУНЯН,  АЛИЕВ, АРЕНБЕРГ, БЕРДНИЧУК, БОЧИН, ГРИГОРЯН,
ЗАСИМОВ,    МАРИНОВИЧ,    МОНАКОВ,   НЕКИПЕЛОВ,   ОГОРОДНИКОВ,
ТЕРЛЯЦКАС,  ФЕДОРОВ,  ШЕВЧЕНКО, ЗАГИРНЯК, САФРОНОВ, ЛУБМАН. За
невыполнение нормы водворен в ШИЗО АЛИЕВ.
                                                                         
     24 июня.  Капитан РАК и  прапорщик  САМОКАР  применили  к
КЛЫМЧАКУ  физическое  насилие во время проверки тетради,  хотя
КЛЫМЧАК  сопротивления   не   оказывал.   АЛТУНЯН,   АРЕНБЕРГ,
БЕРДНИЧУК,   БОЧИН,   ГРИГОРЯН,   ЖГЕНТИ,  ЗАСИМОВ,  ЗАГИРНЯК,
МАРИНОВИЧ, МОНАКОВ, НЕКИПЕЛОВ, ОГОРОДНИКОВ, САФРОНОВ, ФЕДОРОВ,
ЧЕРЕПАНОВ,  ШЕВЧЕНКО отказались выйти после обеда на работу до
вызова врача и освидетельствования КЛЫМЧАКА.  Врач был вызван,
установил   наличие   ссадин   на  лбу.  Состоялась  беседа  с
начальником лагеря ЖУРАВКОВЫМ, после чего з/к вышли на работу.
Забастовка длилась с 13.40 до 15.30,
                                                                         
     2 июля.  СИМОКАЙТИС направил  поздравительную  телеграмму
президенту  РЕЙГАНУ  по  случаю Дня независимости.  7 июля ему
объявлено об ее конфискации, как содержащей условности.
                                                                         
     3 июля.  АРЕНБЕРГ  направил  поздравительную   телеграмму
премьер-министру  Израиля  БЕГИНУ  по  случаю  его  победы  на
выборах.
                                                                         
     4 июля.  САФРОНОВУ  и  ЗАГИРНЯКУ подполковником ФЕДОРОВЫМ
объявлены   наряды   вне   очереди   за    мелкие    нарушения
(незастегнутая  пуговица  и  др.).  АРЕНБЕРГУ за то же обещано
ШИЗО.
                                                                         
     6 июля.  АРЕНБЕРГ  помещен в ШИЗО на 15 суток.  Помещен в
ШИЗО КЛЫМЧАК. Взят с вещами ГРИГОРЯН; как оказалось, в Пермь -
на свидание с родными.
                                                                         
     7 июля.  Утром  при  подъеме капитан РАК сделал замечание
АЛТУНЯНУ за то,  что  он  якобы  гулял  до  подъема.  Возникло
предположение,  что  подъем и,  соответственно,  построение на
завтрак  проведены  с  опозданием  на  несколько  минут.   При
следовании  на  завтрак МАРИНОВИЧ (позже к нему присоединились
АЛТУНЯН,  НЕКИПЕЛОВ, САФРОНОВ) попытался выяснить у прапорщика
САМОКАРА  точное  время,  но последний отказался сообщить его.
Позже им был составлен ложный рапорт о том,  что МАРИНОВИЧ ему
"выкручивал руки", а остальные кричали, призывая заключенных к
неповиновению и массовым беспорядкам.

     8 июля.  АЛТУНЯН,  БОЧИН,  ЗАГИРНЯК,  ЛУБМАН,  МАРИНОВИЧ,
МОНАКОВ,  САФРОНОВ,  ОГОРОДНИКОВ, ФЕДОРОВ направили начальнику
ЛАГЕРЯ   заявления  протеста  по  поводу  того,  что  АРЕНБЕРГ
водворен в ШИЗО фактически за то, что подал телеграмму БЕГИНУ.
АЛТУНЯН  и  НЕКИПЕЛОВ  получили  наряд  вне очереди по ложному
рапорту прапорщика САМОКАРА об инциденте 7  июля.  ОГОРОДНИКОВ
лишен  ларька  за  различные  мелкие  нарушения (раздевался до
пояса и загорал в воскресенье,  был  без  головного  убора  на
рабочем месте).
                                                                       
     9 июля.  САФРОНОВ по тому же ложному  рапорту  помещен  в
ШИЗО на 5 суток.
                                                                       
     10 июля. Прибыл БУМЕЙСТЕР Юрий Карлович (ст.64 и ст.83 УК
Латв. ССР; арестован 8 ноября 1980г., срок - 15 лет).
                                                                       
     13 июля.  АЛТУНЯН, БОЧИН, ЗАГИРНЯК, МАРИНОВИЧ, НЕКИПЕЛОВ,
ОГОРОДНИКОВ  направили  протесты  начальнику  лагеря по поводу
помещения САФРОНОВА в ШИЗО  по  ложному,  искажающему  события
рапорту   САМОКАРА.  АЛИЕВ  помещен  на  1  сутки  в  ШИЗО  за
пререкания с нарядом.  Возвратился со  свидания  ГРИГОРЯН  (из
Перми).
                                                                       
     14 июля.  АЛИЕВУ продлено пребывание в ШИЗО на  6  суток,
Помещен  на 15 суток в ШИЗО ЛУБМАН за невыполнение нормы и сон
на рабочем месте. Вышел из ШИЗО САФРОНОВ.
                                                                       
     15 июля.  Приезд  представителя  Украинского   КГБ   п-ка
ГОНЧАРА.   На  "профилактические  беседы"  вызывались  ЗАЛЕПА,
МАРИНОВИЧ, ЧЕРНЫЙ, О.ШЕВЧЕНКО.
                                                                       
     16 июля.   Продолжение   вызовов   украинцев:    ЛАЗАРУК,
СТРОЦЕНЬ.   Состоялся  суд,  постановлением  которого  КЛЫМЧАК
помещается на 3 года в тюрьму. ЧЕРЕПАНОВ помещен на 15 суток в
ШИЗО.  Мотив (по его словам): "Вынашивал планы о побеге" (были
предъявлены акты о том, что однажды он сел в кабину машины, из
парника разглядывал охранную вышку).
                                                                       
     18 июля.  Подполковник ФЕДОРОВ, прибыв в цех за несколько
минут до съема с работы,  сделал выговор МАРИНОВИЧУ за то, что
тот окончил работу,  хотя и выполнил дневную норму раньше, чем
по распорядку.  За это же им были  "взяты  на  карандаш"  все,
находившиеся   в   умывальнике   (АЛТУНЯН,  БРАГА,  НЕКИПЕЛОВ,
СИМОКАЙТИС).
                                                                       
     20 июля. ОГОРОДНИКОВ помещен в ШИЗО на 10 суток за мелкие
нарушения (был без головного убора на рабочем месте и др.). Из
ШИЗО вышел АЛИЕВ, отбыв 7 суток.
                                                                       
     21 июля. Помещен в ШИЗО на 5 суток НЕКИПЕЛОВ за окончание
работы раньше,  чем предусмотрено распорядком дня 18 июля и 20
июля  (в оба эти дня он выполнил норму).  Беседа подполковника
СТАШКЕВИЧЮСА,  представителя   КГБ   Литвы,   с   ТЕРЛЯЦКАСОМ,
СИМОКАЙТИСОМ и ЧЕРЕПАНОВЫМ.

     22 июля.  За  окончание  работы  раньше  времени  БОЧИНУ,
ГРИГОРЯНУ,  МАРИНОВИЧУ  и  СИМОКАЙТИСУ  объявлены  наряды  вне
очереди. МАРИНОВИЧ выполнить наряд отказался.
                                                                        
     23 июля.  Повторная  беседа  подполковника СТАШКЕВИЧЮСА с
ТЕРЛЯЦКАСОМ.
                                                                        
     26 июля. НЕКИПЕЛОВ вышел из ШИЗО.
                                                                        
     29 июля.  Из  ШИЗО   вышел   ЛУБМАН.   Приезд   на   зону
представителей  УКГБ Ленинграда,  3 чел.  Беседы с АРЕНБЕРГОМ,
ЛУБМАНОМ, ЛЕШКУНОМ и ОВЕСОМ.
                                                                        
     30 июля. Из ШИЗО вышел ОГОРОДНИКОВ.
                                                                        
     3 августа.  За отказ от рабочего места объявлен наряд вне
очереди   ГРИГОРЯНУ,   МАРИНОВИЧУ,   ОГОРОДНИКОВУ.   МАРИНОВИЧ
выполнять работы отказался.
                                                                        
     5 августа.  За отказ грузить решетки, предназначенные для
ограждения зоны,  водворены в ШИЗО БОЧИН и ОГОРОДНИКОВ, однако
через два часа оба освобождены.  В зону переведены  с  особого
режима  3  человека:  ИВАНЕНКО  Дмитрий  Андреевич (1912 г.р.,
ст.64;  арестован в 1970г.; 15 лет), ЛОЗИНСКИЙ Иван Михайлович
(1922  г.р.;  ст.61  УК  БССР;  арест  - в 1973г.;  приговорен
Гродненским областным судом в 1973г.  к  расстрелу;  через  14
месяцев заменено на 15 лет),  КНАП Остап Федорович (1922 г.р.;
те же данные - подельник ЛОЗИНСКОГО).
                                                                        
     11 августа.  ОГОРОДНИКОВ  помещен  в  ШИЗО на 15 суток за
различные нарушения режима.  На зону вышел НИЙТСОО Виктор  (по
делу  с  ним  Тийт  МАДИССОН  и  Вельо  КАЛЕП,  хотя  осуждены
отдельно). Увезен в больницу О.ШЕВЧЕНКО. Привезен из 35 зоны и
помещен  в  ШИЗО  для  продолжения  отбывания  15 суток ВЕДУТА
Богдан (ст.58 УК УССР, в заключении с 1968г.).
                                                                        
     12 августа.  В ШИЗО помещен на 15 суток АЛИЕВ.  Мотив (по
его словам):  "За то, что принял большое количество снотворных
таблеток".
                                                                        
     13 августа.  Вывешено  объявление о наложении карантина и
отмене до особого распоряжения свиданий. На зоне действительно
имеется   несколько   случаев   какого-то  желудочно-кишечного
заболевания.

     20 августа. ВЕДУТА вышел на зону.
                                                                        
     23 августа. Голодовка НИЙТСОО в День национального траура
- 42-й годовщины  подписания  пакта  МОЛОТОВА  -  РИББЕНТРОПА,
лишившего независимости прибалтийские страны.
                                                                        
     25 августа.   Подал   заявление   в   ПВС  об  отказе  от
гражданства ЗАСИМОВ.
                                                                        
     26 августа. ОГОРОДНИКОВУ добавлено 10 суток ШИЗО якобы за
выпуск недоброкачественной продукции и другие нарушения.  Взят
на этап ТЕРЛЯЦКАС; сообщено, что в больницу.
                                                                       
     28 августа.  НЕКИПЕЛОВУ объявлено о конфискации  сразу  6
писем от жены, сына, невестки и др., АЛТУНЯНУ - трех.
                                                                       
     31 августа.  АЛТУНЯНУ  объявлено о лишении его очередного
свидания,  в связи с чем он объявил сухую  голодовку.  История
лишения  свидания АЛТУНЯНА:  его родственники (4 чел.) прибыли
на свидание 11 августа,  когда еще не было карантина;  им было
отказано  в  свидании  якобы  изза  отсутствия  комнаты,  хотя
комната была (в  одной  имел  10  августа  свидание  САФРОНОВ,
другая была свободна); родственники ждали до 13 августа, после
чего им было объявлено о карантине и  отказано  даже  в  общем
свидании;  узнав  об  этом,  АЛТУНЯН подал,  наряду с жалобами
прокурору,  в суд на администрацию,  требуя  возместить  семье
понесенные  убытки;  ему  было  отказано  в  отправлении этого
заявления в суд по разным причинам,  одновременно были набраны
акты  о  якобы  имевших  место  нарушениях  режима  АЛТУНЯНОМ,
которые  он  считает  тенденциозными  и   фальсифицированными;
например,  что  он якобы "терроризировал ПНК Галедина,  требуя
возврата изъятых на обыске тетрадей" (на самом же деле АЛТУНЯН
лишь  осведомлялся,  когда  ему  будет  показан  акт изъятия).
Голодовка была  объявлена  АЛТУНЯНОМ  с  18.00  31  августа  с
требованием либо отмены наказания,  либо приезда прокурора. 31
августа АРЕНБЕРГ осужден на 3 года тюрьмы.
                                                                       
     2 сентября.  К  АЛИЕВУ  приезжали  родственники,   но   в
свидании было отказано (даже в краткосрочном) из-за карантина.
                                                                       
     3 сентября.  Объявлено о снятии карантина. На самом деле,
как  стало  известно  позже  из  ответов  прокурора  АЛТУНЯНУ,
карантин был снят еще 30 августа.
                                                                       
     5 сентября. АЛТУНЯН прекратил сухую голодовку, т.к. стало
резко ухудшаться зрение,  но продолжает обычную.  Огородникову
добавили еще 10 суток за нарушения в ШИЗО; он уже отбыл подряд
25 суток.
                                                                       
     8 сентября. АЛИЕВ получил 10 суток ШИЗО за плохой труд.
                                                                       
     9 сентября.   АЛТУНЯН   снял   голодовку  после  обещания
администрации предоставить ему личное свидание.
                                                                       
     12 сентября.  АЛИЕВ из  ШИЗО  перемещен  в  санчасть:  11
сентября   прапорщик   МАХМУДОВ  обозвал  АЛИЕВА  нецензурными
словами и отнял нательный пояс,  который  предыдущий  дежурный
офицер  разрешил  ему  иметь при себе.  Протестуя против таких
действий, АЛИЕВ объявил голодовку, а также пытался повеситься,
используя для этого собственную одежду.
                                                                       
     14 сентября. АЛИЕВ снял голодовку.
                                                                       
     15 сентября. Прибыл РУДЕНКО Николай Данилович из Мордовии
и БЕДАРЬКОВ Анатолий Михайлович (1940  г.р.;  ст.62  УК  УССР,
срок  -  5 + 3) из Чернигова.  Прибыли также из больницы на 35
зоне ТЕРЛЯЦКАС и  О.ШЕВЧЕНКО.  Обоим  было  предоставлено  там
личное свидание.  Вышел из ШИЗО ОГОРОДНИКОВ, отсидев подряд 35
суток. Забрали на этап в неизвестном направлении ТАРАСЕНКО.
                                                                             
     17 сентября.  Освободился Степан ПЕТРИЕВ, отбыв 25 лет. В
первой половине сентября прибыл ПУШКАРЬ  Вячеслав  Аксентьевич
(1938  г.р.;  ст.56 УК УССР;  срок - 10 лет) из Киева.  Увезли
КЛЫМЧАКА,  ранее осужденного на 3  года  тюрьмы.  17  сентября
НЕКИПЕЛОВА  поместили  в санчасть из-за резких болей в области
почек и мочеиспускательного канала.  В санчасти  медпомощь  не
оказывалась,  не  был  установлен  диагноз.  В вину НЕКИПЕЛОВУ
вменялись ночные вызовы врача.  Ради  того,  чтобы  НЕКИПЕЛОВУ
сделали обезболивающий укол, заключенным на зоне несколько раз
приходилось   предупреждать   администрацию   о    возможности
забастовки.  Положение НЕКИПЕЛОВА все время ухудшалось,  тогда
как врачи не произвели даже экспресс-анализ мочи.
                                                                             
     25 сентября.  Объявлена  забастовка с требованием приезда
квалифицированного врача-уролога.  Участники:  АЛИЕВ, АЛТУНЯН,
БЕРДНИЧУК,  БОЧИН,  ГРИГОРЯН,  ЗАГИРНЯК,  ЗАСИМОВ,  МАРИНОВИЧ,
ОГОРОДНИКОВ,  САФРОНОВ,  РУДЕНКО,  НИЙТСОО, ОСИПОВ, ТЕРЛЯЦКАС,
ФЕДОРОВ,  О.ШЕВЧЕНКО.  В  тот  же  день водворены в ШИЗО на 15
суток АЛТУНЯН, РУДЕНКО, ФЕДОРОВ.
                                                                             
     26 сентября.  Водворены  в  ШИЗО  БЕРДНИЧУК  на  7 суток,
МАРИНОВИЧ - на 10 суток, НИЙТСОО - на 7 суток.
                                                                             
     27 сентября.  В связи с отсутствием даже местного врача в
момент  критически  обострившейся болезни НЕКИПЕЛОВА объявлена
голодовка (участники - те же, кроме тех, что в ШИЗО). САФРОНОВ
водворен в ШИЗО на 5 суток.
                                                                             
     29 сентября.  Водворены  на 10 суток в ШИЗО ОГОРОДНИКОВ и
ШЕВЧЕНКО.  Позже в  тот  же  день  была  прекращена  голодовка
(ОГОРОДНИКОВ  продолжал  ее  до 1 октября).  После разговора с
администрацией прекратил голодовку и вышел на работу ЗАСИМОВ.
                                                                             
     30 сентября.  Приехал врач-уролог.  НЕКИПЕЛОВУ установлен
диагноз и оказана помощь.
                                                                             
     1 октября. В связи с этим забастовка прекращена                          
                                                                             
     9 октября. Водворены в ПКТ АЛТУНЯН на 4 месяца, РУДЕНКО -
на 6 месяцев.
                                                                             
     10 октября. Помещен в ПКТ ОГОРОДНИКОВ на 6 месяцев. Вышел
на зону В.БАЛАХОНОВ, отбыв 3 года в тюрьме г. Чистополя.
                                                                             
     14 октября. Взят на этап в неизвестном направлении САФРОНОВ.
                                                                             
     16 октября. Взят на этап в больницу НЕКИПЕЛОВ.

     20 октября. Увезен в больницу ЗАГИРНЯК.
                                                                       
     28 октября.  В  связи с возобновлением работы Мадридского
совещания начата трехдневная голодовка по  таким  вопросам:  в
первый  день  -  вопросы  режимного террора,  административной
мести и произвола отдельных представителей  администрации;  во
второй  день  - вопросы медобслуживания и быта;  третий день -
день ПЗК СССР,  требование статуса ПЗК.  Участники первых двух
дней: БАЛАХОНОВ, БЕРДНИЧУК, МАРИНОВИЧ, НИЙТСОО, О.ШЕВЧЕНКО. На
третий день к  ним  присоединились  АЛИЕВ,  ЛУБМАН,  ОСИПОВ  и
ЧЕРЕПАНОВ. Участниками этой голодовки были и находящиеся в ПКТ
АЛТУНЯН,  ОГОРОДНИКОВ и РУДЕНКО.  Во время голодовки  больному
сердечной  недостаточностью О.ШЕВЧЕНКО врачи дважды отказали в
просьбе дать таблетку валидола.


     37 лагерь
                                                                       
     В "большой" зоне находится 40 чел., в "малой" - 20.
     Сюда прибыли  Т.МАДИССОН (суд - Хр.62),  Марзпет АРУТЮНЯН
(суд -  Хр.62),  латыш  Виеструс  ПОЛИС-АБОЛИНЬШ  (осужден  за
листовки) и Роберт АНИКЕЕВ (в 1980г. он вернулся из Италии, по
ст.64 УК РСФСР он получил 12 лет).
     Из Чистопольской  тюрьмы  сюда в январе 1981г.  переведен
Николай ИВЛЮШКИН (Хр.57;  по ст.64 УК РСФСР он получил  6  лет
лагерей) и его подельник А.ЮРЬЕВ (Хр.57; срок - 5 лет).
     Из 36 лагеря,  с особого режима,  сюда в  декабре  1980г.
переведен Сергей КОРЕХОВ (Хр.47, 51). Первый раз КОРЕХОВ (1956
г.р.)  был  арестован  9  июня  1974г.  в  Нижнем  Тагиле;  за
изготовление    и    распространение    листовок,    требующих
демократизации общественной жизни,  Свердловский областной суд
приговорил  его  по  ч.1  ст.70  УК  РСФСР  к  2 годам лагерей
строгого режима (в Хр.47 - неточности).  1 мая 1977г.  КОРЕХОВ
снова  был  арестован  за  листовки;  по ч.2 ст.70 УК РСФСР он
получил 6 лет.
                                                                       
     В октябре  1980г.  А.ЦУРКОВА на 15 суток посадили в ШИЗО,
потом ему добавили еще 15  суток,  затем  его  на  4,5  месяца
поместили в ПКТ. Из ПКТ ЦУРКОВ вышел 25 марта.
                                                                       
     КАРПЕНОК с ноября 1980г. по март 1981г. находился в ПКТ.
     В конце марта администрация изъяла из личного пользования
книги и собиралась их отправить за зону,  на склад. В ответ на
это Ю.ФЕДОРОВ,  А.ЦУРКОВ, В.ЧИТАНАВА, М.ЛУКЬЯНОВИЧ (арестовали
его   в   июне-июле   1979г.  и  за  распространение  листовок
приговорили  к   5   годам   строгого   режима),   Н.ИВЛЮШКИН,
В.КУЗНЕЦОВ, БЕЛОВ, МАГДЕЕВ, И.ИЗВЕКОВ и СУРГУЧЕВ написали в ЦК
КПСС  и  БРЕЖНЕВУ  жалобы,  в  которых  заявили,   что,   если
распоряжение  насчет  книг не отменят,  они объявят голодовку.
Через несколько дней начальник  управления  КГБ  ПОМАЗ  и  его
заместитель  АФАНАСЬЕВ  попытались  убедить  заключенных,  что
администрация права.  Те стояли на своем.  Тогда администрация
пошла на компромисс и обеспечила доступ к книгам.

     22 апреля  ЧИТАНАВА,  ЛУКЬЯНОВИЧ,   ИВЛЮШКИН,   КУЗНЕЦОВ,
МАГДЕЕВ   и   СУРГУЧЕВ   объявили  голодовку  протеста  против
нарушения правил  техники  безопасности  на  заводе  и  против
отсутствия должного профтехобразования.  Заявления об этом они
направили в ЦК КПСС и в Прокуратуру СССР.
                                                                       
     За отказ выполнять неоплачиваемую работу ИВЛЮШКИНА на  15
суток  посадили  в  ШИЗО.  Он  объявил  сухую  голодовку - его
кормили искусственно.  За это же на 10 суток посадили  в  ШИЗО
СУРГУЧЕВА.
                                                                       
     4 мая Ю.ОРЛОВ,  Г.ЯКУНИН, Ю.ФЕДОРОВ, А.ЦУРКОВ, С.КОРЕХОВ,
М.КАРПЕНОК,  М.ЛУКЬЯНОВИЧ,  В.ЧИТАНАВА,  А.НИЛОВ,  Н.ИВЛЮШКИН,
А.ЮРЬЕВ,  В.КУЗНЕЦОВ,  БЕЛОВ,  МАГДЕЕВ,  И.ИЗВЕКОВ и  СУРГУЧЕВ
объявили голодовку, протестуя против нарушений прав человека в
СССР и требуя политического статуса.
                                                                       
     ОРЛОВ, ЯКУНИН,   ФЕДОРОВ,   ЦУРКОВ,   ЧИТАНАВА,    НИЛОВ,
ИВЛЮШКИН,   КУЗНЕЦОВ  и  Извеков  подписали  следующее  письмо
Мадридскому совещанию:
                                                                       
          Уважаемые главы делегаций!
          Ваше совещание    проходит    на    фоне    разгрома
     правозащитного движения в  СССР,  большинство  участников
     которого,  в  том  числе Хельсинкских групп,  возникших в
     СССР на основе заключительного  акта  Хельсинки,  томятся
     ныне в концлагерях.
          В ближайшее    время    Вам    предстоит   подписать
     Заключительное коммюнике Совещания.  Одним  из  важнейших
     аспектов   Хельсинкских   соглашений   явилось  признание
     правительствами       стран-участниц       торжественного
     обязательства  соблюдать  права человека в своих странах,
     отраженного в "третьей корзине" Хельсинкских соглашений.
          Одним из наиболее вопиющих нарушений прав человека в
     СССР  является  режим  содержания  заключенных  в  местах
     лишения свободы и,  особенно,  политзаключенных и узников
     совести.  Даже при беглом знакомстве с недавно введенным,
     так  называемым  "Исправительно-трудовым кодексом" любому
     непредвзятому   взгляду   видны    его    антигуманность,
     жестокость, а также отсутствие статуса политзаключенных в
     СССР.
          Но и те куцые  права,  которые  предоставляются  ИТК
     РСФСР,   постоянно   нарушаются  представителями  власти.
     Особенно возмутителен духовный,  религиозный,  культурный
     геноцид, которому систематически подвергаются в том числе
     и  политзаключенные  в  СССР.  Особенно  губительно   это
     сказывается   на   лицах,   отбывающих  длительные  сроки
     заключения.  Жестокая  цензура   и   задержка   переписки
     заключенных;  практическое  лишение доступа к необходимым
     книгам и литературе;  полное  запрещение  пользоваться  в
     концлагерях религиозной литературой,  в том числе Библией
     и  Евангелием;  насильственная,  унижающая   человеческое
     достоинство  стрижка  волос  и  бороды,  в  том числе и у
     священнослужителей;  обязательное  ношение   униформы   с
     биркой на груди, что напоминает фашистские лагеря смерти;
     оскорбительная   для   человеческого   достоинства   мера
     наказания в виде лишения питания на определенный срок,  в
     частности, за отказ от принудительного труда.
          Особенно унизительным является режим  в  концлагерях
     для  политзаключенных,  в  том  числе  и узников совести,
     которым Советское руководство отказывает в предоставлении
     соответствующего статуса.  Печальный опыт и драматическая
     история правозащитного  движения  в  СССР,  которое  было
     разгромлено   властями   в   период   от   торжественного
     подписания  Хельсинкской  договоренности  до  Мадридского
     совещания,  наглядно  показывает,  что высокие и красивые
     слова за подписью ответственного  руководителя  делегации
     СССР  явились  лишь  демагогически удобным прикрытием для
     грубого попрания прав человека в жизни.
          Мы, политзаключенные  и  узники совести,  пережившие
     трагедию  крушения  правозащитного   движения   в   СССР,
     обращаем Ваше внимание на печальный опыт недавних событий
     в нашей стране, дабы Мадридское совещание не превратилось
     в  "Правозащитный  Мюнхен".  Мы призываем Вас подписывать
     Заключительный Акт Совещания  лишь  при  наличии  твердых
     гарантий   и   уверенности  в  том,  что  СССР  прекратит
     дискриминацию своих граждан в области прав человека.
          Мы извещаем  Вас  о  проведенной  в  канун  открытия
     заключительной стадии Совещания,  4 мая 1981г., голодовке
     протеста  и о том,  что в канун завершающей стадии,  июня
     1981г.,  еще раз в знак протеста  против  нарушения  прав
     человека  в СССР и в поддержку своих требований объявляем
     голодовку протеста.
                                                                     
     16 сентября ЯКУНИН объявил  голодовку,  протестуя  против
изъятия  у  него  религиозных  книг.  26  сентября  его начали
принудительно кормить. В разное время голодовки солидарности с
Якуниным   держали   ОРЛОВ,   КОРЯГИН,   КОРЕХОВ,  М.АРУТЮНЯН,
ЛУКЬЯНОВИЧ, ЧИТАНАВА, ИВЛЮШКИН, ЮРЬЕВ, КУЗНЕЦОВ и БЕЛОВ.
     3 октября  19  заключенных  объявили  забастовку,  требуя
убрать из зоны провокатора. Среди них был Ю.ОРЛОВ. Ему сначала
дали 15 суток ШИЗО, а 31 октября на 6 месяцев поместили в ПКТ.
Это  -  его  третье  ПКТ  (Хр.54,  60).  Из  письма  его  жены
И.ВАЛИТОВОЙ:
                                                                     
          Второй раз  мой   муж   был   наказан   за   жалобу.
     Администрация  лагеря  готовила  против  него провокацию.
     Орлов узнал об этом и написал жалобу в Прокуратуру  СССР,
     в  которой  разоблачил  намерения  администрации.  Орлова
     обвинили в клевете и снова поместили в  тюрьму  на  шесть
     месяцев.
                                                                     
     В октябре Виталия ШЕВЧЕНКО за "нарушение  режима"  лишили
свидания. Его поставили работать посудомоем.