ДЕЛА ЛЮБАРСКОГО И ПОПОВА

     26-30 октября   72г.  в  г.Ногинске  Московской  обл.  на
выездной сессии Московского  областного  суда  слушалось  дело
К.А.ЛЮБАРСКОГО.  Он  обвинялся в распространении антисоветских
клеветнических  измышлений  с  целью  подрыва   и   ослабления
советской власти (ст.70 УК РСФСР).
     Судья - председатель Мособлсуда МАКАРОВА, государственный
обвинитель  -  зам.  прокурора  Московской  области   ЗАЛЕГИН,
адвокат - Л.А.ЮДОВИЧ.
     Кронид Аркадьевич   ЛЮБАРСКИЙ,   кандидат  физ-мат  наук,
астроном,  автор двух книг и 35 статей  в  научной  периодике,
выполнял  заказы  для  программы  сследований Марса при помощи
межпланетных автоматических станций.
     25 января у него был произведен обыск по  делу  N24.  Его
вел  следователь Союзного КГБ майор КИСЛЫХ.  С конца февраля -
начала марта 1972г. его дело было выделено в самостоятельное и
передано  в  УКГБ  Москвы  и Московской области.  Его вели под
руководством    начальника    следственного    отдела     УКГБ
подполковника    Ю.Б.СМИРНОВА    следователи   В.Н.СОРОКИН   и
Н.А.СМИРНОВ.
     Во время  предварительного  следствия  ЛЮБАРСКИЙ признал,
что давал читать самиздат своим знакомым.  Он  показал  также,
что   значительную   часть   литературы  получил  от  ТЕЛЕСИНА
(выехавшего из СССР в 70г.).
     26 марта  72г.  ЛЮБАРСКИЙ передал следствию заявление,  в
котором указывал,  что знакомство с самиздатом  может  неверно
ориентировать  неподготовленного  читателя и этим нанести вред
государству,  и  заявил,  что  отказывается  от   самиздатской
деятельности.
     ЛЮБАРСКОМУ устроили несколько очных ставок с его учеником
и  давнишним  знакомым  В.Г.ПОПОВЫМ.  На них ЛЮБАРСКИЙ убеждал
ПОПОВА подтвердить,  что тот получал от него литературу. Перед
этим  следователи  показали  ЛЮБАРСКОМУ материалы,  касающиеся
ПОПОВА.  ЛЮБАРСКИЙ  был  введен  в  заблуждение   относительно
некоторых  произведений,  якобы  изъятых  у  ПОПОВА на обыске.
Следователи  сообщили   ЛЮБАРСКОМУ,   что   дело   на   ПОПОВА
подготовлено,  но  он не будет арестован,  если даст правдивые
показания,  в чем ЛЮБАРСКИЙ может ему способствовать.  Однако,
оставаясь на свободе, ПОПОВ не подтвердил показаний ЛЮБАРСКОГО
в полном объеме и был арестован в июле 1972г.
     Стало также известно,  что следствие уведомило ЛЮБАРСКОГО
о   будто  бы  написанном  ЧАЛИДЗЕ  В.Н.  заявлении,  где  тот
отказывается от продолжения своей деятельности в  защиту  прав
человека.
     Обвинительное заключение     содержит     54     эпизода.
Утверждается,   что  ЛЮБАРСКИЙ  в  течении  ряда  лет  хранил,
размножал  и  распространял  антисоветскую   литературу.   Ему
инкриминируется  также  антисоветская  агитация в устной форме
(утверждается,  что  он  пересказывал   содержание   некоторых
криминальных произведений ПОПОВУ, И.КРИСТИ, Г.ПОДЪЯПОЛЬСКОМУ).
Утверждается также,  что,  кроме ТЕЛЕСИНА,  литературу,  в том
числе "Хроники" N12-22,  ему передавал Ю.ШИХАНОВИЧ. Подсудимый
признал факты размножения и распространения самиздата,  но  не
признал  себя  виновным  по  ст.70  УК  РСФСР  и категорически
отрицал в  своих  действиях  антисоветский  умысел.  ЛЮБАРСКИЙ
заявил,  что никогда не давал показаний о получении литературы
от  ШИХАНОВИЧА.  Литературу,  передача  которой  приписывается
ШИХАНОВИЧУ,  он получил от ЕСЕНИНА-ВОЛЬПИНА,  не названного им
ранее по нравственном соображениям.  (А.ЕСЕНИН-ВОЛЬПИН покинул
СССР  незадолго  до  суда)  ЛЮБАРСКИЙ  признал  враждебность и
тенденциозность "Технологии власти"  АВТОРХАНОВА  и  некоторую
тенденциозность  книги  ГРОССМАНА  "Все  течет",  но указал на
полезность чтения этих книг в связи с их насыщенностью фактами
и  художественными  достоинствами последней.  Он категорически
отрицал  криминальность   "Хроники",   журнала   "Общественные
проблемы", документов Комитета прав человека, книги А.МАРЧЕНКО
"Мои показания", "Размышлений о прогрессе" А.Д.САХАРОВА, писем
Инициативной группы,  других открытых писем. Он ходатайствовал
о вызове в суд авторов и представителей авторских  коллективов
некоторых   из   этих  документов:  САХАРОВА,  ПОДЪЯПОЛЬСКОГО,
ЧАЛИДЗЕ, Т.ВЕЛИКАНОВОЙ.
     Ходатайство было отклонено судом.
     ЛЮБАРСКИЙ сказал,   что   он    находит    несоответствие
обвинительного   заключения  материалам  дела  в  37  эпизодах
обвинения.  Так,  обвинительное заключение  ссылается  на  его
прямые  показания  о передаче конкретным лицам инкриминируемой
литературы.  На самом деле он показывал, что лица, указанные в
списке  его посетителей,  предъявленном ему следствием,  могли
читать литературу, поскольку она лежала открыто.
     О заявлении,  написанном  им  во  время  предварительного
следствия (см. выше), ЛЮБАРСКИЙ показал, что главной его целью
было уберечь своих молодых друзей от ареста и наказания.
     На суде были допрошены свидетели:  МЕЛЬНИК (см.  Хр.N24),
ПОПОВ,  НОВИКОВ,  ВЛАДИМИРСКИЙ,  ВЕТКОВСКИЙ,  СМИРНОВ,  САЛОВА
(жена ЛЮБАРСКОГО).
     МЕЛЬНИК показал,  что получил  от  ЛЮБАРСКОГО  микрофильм
книги  АВТОРХАНОВА  и  книгу ГРОССМАНА "Все течет".  ЛЮБАРСКИЙ
подтвердил это.
     ПОПОВ показал,   что,   выполняя   поручения  ЛЮБАРСКОГО,
перевозил  литературу,   собирал   информацию   (например,   о
кассационном  суде  над  ЗЕМЦОВЫМ  в  Ленинграде).  Содержание
многих работ знает со  слов  ЛЮБАРСКОГО.  Однажды  видел,  как
ШИХАНОВИЧ и ЛЮБАРСКИЙ обменивались литературой,  он полагает -
самиздатом.  Многие его мнения были восприняты от  ЛЮБАРСКОГО.
Хорошо   понимает   теперь   антисоветскую   направленность  и
вредность для государственного  строя  действий  ЛЮБАРСКОГО  и
своих.  Думает,  что  и  ЛЮБАРСКИЙ  понимал это.  Заявил,  что
ЛЮБАРСКИЙ возлагал надежды на приход к власти интеллигенции.
     ВЛАДИМИРСКИЙ показал, что читал на квартире у ЛЮБАРСКОГО,
наряду  с  другим,  "Все  течет"  ГРОССМАНА  и   один   выпуск
"Хроники". Характеризовал ЛЮБАРСКОГО, как серьезного ученого с
широким кругом интересов, доброго и бескорыстного человека.
     ВЕТКОВСКИЙ получил  от  ЛЮБАРСКОГО  выпуск  "Общественные
проблемы"  и  от  ПОПОВА  пакет  с  литературой,  в  том числе
"Трансформация большевизма",  "Наследники СТАЛИНА",  "Хроника"
N19. Пакет передал СМИРНОВУ, а по возвращении уничтожил.
     СМИРНОВ показал,   что   полученную   литературу  передал
МЕЛЬНИКУ, затем вернул ВЕТКОВСКОМУ.
     Государственный обвинитель  ЗАЛЕГИН  полностью  поддержал
обвинительное   заключение   и   потребовал  в  качестве  меры
наказания 5 лет лишения свободы и 2 года ссылки.
     Защитник ЛЮБАРСКОГО  Л.А.ЮДОВИЧ  отменил   недоказанность
факта  распространения  в  целом  ряде эпизодов обвинения.  Он
просил  также   исключить   эпизод   устного   распространения
антисоветской  информации,  не  подтвержденный  свидетельскими
показаниями КРИСТИ и ПОДЪЯПОЛЬСКОГО.  Доказывая  отсутствие  в
действиях  ЛЮБАРСКОГО  антисоветского  умысла,  адвокат просил
переквалифицировать обвинение на ст.190-1. Он просил применить
наказание,  которое позволило бы ЛЮБАРСКОМУ продолжать научную
работу.
     В своем  последнем слове ЛЮБАРСКИЙ,  кратко остановившись
на недоказанности ряда фактов,  приводимых обвинением, еще раз
подчеркнул   непричастность   ШИХАНОВИЧА   к  изъятой  у  него
литературе.
     Полемизируя потом  с  речью прокурора,  ЛЮБАРСКИЙ отметил
неточность критериев,  по которым решается  вопрос  о  степени
криминальности  того  или  иного  произведения.  "В частности,
степень криминальности зависит от географии.  Например, у меня
были изъяты "Реквием" АХМАТОВОЙ,  "Наследники СТАЛИНА"...  Мне
они не инкриминируются.  В Одессе же Рейзе ПАЛАТНИК  "Реквием"
был    инкриминирован,    а   МЕЛЬНИКУ   в   Ленинграде   было
инкриминировано "Наследники СТАЛИНА" - при этом не только  тот
самый  документ,  но  даже  тот  самый  экземпляр".  "...И  со
временем меняется дело...  У меня  при  обыске  изъято  письмо
РАСКОЛЬНИКОВА  СТАЛИНУ,  которое  раньше было криминалом номер
один, а теперь известно, как высокопатриотический документ".
     Единственно возможный  способ  оценки  действий,  считает
ЛЮБАРСКИЙ, - это изучение их мотивов. Указав, что обвинение не
пыталось  вникнуть  в  его  мотивы,  подсудимый  категорически
отверг приписываемый ему умысел подрыва и ослабления советской
власти.
     ЛЮБАРСКИЙ сказал,  что  ему  хорошо  известны   советские
достижения  во многих областях,  что в этих достижениях есть и
его вклад.  ("Когда я уже находился в следственном изоляторе и
читал  статью  в  "Правде"  о  результатах  исследования Марса
космическими аппаратами Марс-2 и Марс-3,  я мог гордиться, что
хоть меня и посадили,  я еще работаю..."). Однако существуют и
серьезные  недостатки.  ЛЮБАРСКИЙ  упомянул  об  экономических
трудностях, об изоляции советской науки, о том, что со страниц
печати  исчез  даже  термин  "культ  личности",  о  том,   что
цензурные ограничения стали неоправданно тяжелыми, о том,  что
увеличилось число судебных процессов по политическим  мотивам.
Особенно  важную  роль  в  создании  им и многими другими этих
проблем сыграли события в  Чехословакии  -  сказал  ЛЮБАРСКИЙ.
ЛЮБАРСКИЙ  пришел  к самиздату,  не находя в прессе ответов на
многие вопросы.
     "К самиздату можно относиться по-разному,  но, как к нему
ни относись,  он есть...  Это стало уже социальным явлением. Я
просмотрел иностранные академические словари и обнаружил,  что
во  многие  из  них  из  русского языка проникло новое слово -
"самиздат"... Мне кажется, что радоваться этому не приходится,
особенно  если  учесть,  что  другим словом,  которым обогатил
русский язык другие языки за  10  лет  до  этого,  было  слово
"cпутник".
     Далее ЛЮБАРСКИЙ   полемизирует   с   прокурором,  который
заявил,  что научно-техническая  интеллигенция  не  производит
материальных   ценностей.  ЛЮБАРСКИЙ  ссылается  при  этом  на
программу  КПСС,  в  которой  говорится,   что   наука   стала
непосредственной    производительной   силой.   Для   научного
работника, сказал ЛЮБАРСКИЙ, естественно стремиться самому все
узнать.  "...Для меня и людей моего поколения эти идея... была
тем проще,  тем естественней,  что мы воспитывались  в  особое
время.  В  то  время,  когда кибернетика была лженаукой,  в то
время, когда генетика была объявлена фашиствующей, в то время,
когда  теория  относительности  была идеалистическим вывертом.
Это было время,  когда "суть философии всей" вмещалась  в  4-ю
главу  "Краткого  курса  истории  ВКП(б)",  вся  экономическая
теория  заключалась  в  "Экономических  проблемах  социализма"
СТАЛИНА  и не дай Бог - в сторону.  Так вот - такое воспитание
принесло плоды. И я не буду никогда никому на слово верить. Ни
позже, ни сейчас".
     Приговор: 5 лет лагерей строгого режима.
     Суд фактически  проходил  при  закрытых дверях.  Желающие
присутствовать на процессе были удалены из здания суда  силой.
На   двери  повесили  амбарный  замок.  Об  этом  говорится  в
телеграмме,  направленной 10 гражданами,  желавшими попасть на
суд (Т.ВЕЛИКАНОВА,  А.САХАРОВ,  Т.ХОДОРОВИЧ,  М.ЛАНДА, ЗОЛИНА,
С.МЮГЕ,  Е.БОННЭР,  ШАБУРОВ,  О.ИОФЕ,  МАРГОЛИН), Генеральному
прокурору  СССР  РУДЕНКО  (копия  - Генеральному секретарю ООН
ВАЛЬДХАЙМУ) с требованием срочного вмешательства.

                            *****

     22 ноября в г.  Бабушкине на выездной  сессии  Мосгорсуда
состоялся  суд  над  Владимиром Георгиевичем ПОПОВЫМ.  Судья -
БОГДАНОВ, прокурор - ФУНТОВ, адвокат - ШВЕЙСКИЙ.
     В.ПОПОВ, 1946г.   рождения,   лаборант   Политехнического
музея.  В середине февраля у  него  был  произведен  обыск.  В
дальнейшем  и  вплоть  до  ареста  11  июля ПОПОВА многократно
допрашивали.  Следствие  интересовалось  ЛЮБАРСКИМ,  МЕЛЬНИКОМ
(арестован в Ленинграде 17 января 72г.,  Хр.N24) В.ВЕТКОВСКИМ,
Э.ОРЛОВСКИМ (Хр.N24).
     После ареста  (июль  72г.)  ПОПОВ  стал  давать подробные
показания.
     На суде ПОПОВ признал себя полностью виновным  и  заявил,
что раскаивается в содеянном.
     На суде   выступили   свидетели  Г.ИВАНОВ,  В.ВЕТКОВСКИЙ,
СМИРНОВ,  Ю.МЕЛЬНИК,   К.ЛЮБАРСКИЙ.   Зачитывались   показания
ПОГОСБЕКОВА  (не  мог явиться на суд так как проходил службу в
армии),  бывшего студента Харьковского университета, с которым
ПОПОВ   встречался  в  Харькове  и  Баку.  На  предварительном
следствии  он  подтверждал  версию   распространения   ПОПОВЫМ
самиздатской  литературы.  Его  показания  изобилуют  оценками
деятельности и  взглядов  ПОПОВА,  как  имеющих  антисоветскую
направленность.  ПОГОСБЕКОВ  еще  в  70г.  информировал КГБ об
"антисоветской   деятельности"   ПОПОВА.    ПОПОВ    полностью
подтвердил показания ПОГОСБЕКОВА.
     Во время допроса ПОПОВ  упрекал  свидетелей  ВЕТКОВСКОГО,
СМИРНОВА,  МЕЛЬНИКА,  ЛЮБАРСКОГО  в неискренности.  Он обвинил
ЛЮБАРСКОГО  в  попытке  ввести  следствие  в  заблуждение.   В
частности,   ЛЮБАРСКИЙ   утверждал,   что  специальный  выпуск
"Посева" ПОПОВ  получил  от  него,  ПОПОВ  же  настаивал,  что
получил его от ШИХАНОВИЧА.
     ПОПОВ, дополняя   свои   показания,    подчеркнул    роль
ЛЮБАРСКОГО  в  формировании  своих  взглядов.  Он заявил,  что
хорошо понимает теперь их  антисоветский  подрывной  характер.
ПОПОВ еще раз подчеркивает, что получил "Посев" от ШИХАНОВИЧА,
а не от ЛЮБАРСКОГО.
     Прокурор, поддерживая  обвинительное заключение,  просит,
тем не менее,  назначить подсудимому в  качестве  наказания  3
года   условно,"ввиду  его  полного  раскаяния  в  содеянном".
Адвокат,  соглашаясь  с  прокурором,  тоже  просит   назначить
условную меру наказания.
     В своем последнем слове ПОПОВ обещал не только порвать  с
"самиздатcкой"  деятельностью,  но  и всячески пресекать такую
деятельность среди знакомой молодежи.  Кроме того,  он  указал
суду  на  необходимость  применения  строгих  мер пресечения к
ЛЮБАРСКОМУ,  ШИХАНОВИЧУ,  ОРЛОВСКОМУ,  оказывающим влияние  на
молодежь.  ПОПОВ  призвал  свидетелей  ВЕТКОВСКОГО  и СМИРНОВА
пересмотреть свои взгляды, "иначе их ожидает суровая участь".
     Суд признал ПОПОВА виновным в совершении преступления  по
ст.70   УК   РСФСР.   В   тексте   приговора  отмечается,  как
установленный факт,  получение "Посева" от ШИХАНОВИЧА. В числе
самиздатских материалов, инкриминируемых ПОПОВУ и упомянутых в
приговоре, - "Хроника текущих событий".
     Приговор -  3  года  условно с испытательным сроком 5 лет
(через ст.44 УК РСФСР).