СУД НАД ШТЕРНОМ
                                                                
     31 декабря  1974г.  Винницкий  областной  суд  приговорил
Михаила  Шаевича  ШТЕРНА к 8 годам лагерей усиленного режима с
конфискацией имущества. ШТЕРН обвинялся в получении взяток и в
мошенничестве.
     М.Ш.ШТЕРН родился  в   1918г.   В   1944г.   он   окончил
медицинский институт и с тех пор 30 лет работал врачом. В 1943
году, будучи студентом мединститута, ШТЕРН вступил в партию. В
1947  г,  доктор  ШТЕРН  организовал  в г.  Черновцы первый на
Украине  зобно-эндокринологический  диспансер  и  работал  его
главврачом. В 1952г. он переехал в Винницу. В 1963г. в Виннице
был организован эндокринологический диспансер.  С 1963г. ШТЕРН
работал  заведующим  консультативно-поликлиническим отделением
этого диспансера.
     У М.Ш.ШТЕРНА - двое детей:  Виктор и Август. Виктор ШТЕРН
родился в 1941г.  В 1968г.  он  окончил  физический  факультет
Новосибирского  университета.  В  1973г.  Виктор окончил еще и
спецотделение   (вечерний   "инженерный"   поток)   факультета
вычислительной    математики    и    кибернетики   Московского
университета.  В сентябре 1973г.  он переехал к  родителям,  в
Винницу.  Однако  в  Виннице Виктор сумел устроиться на работу
только доставщиком телеграмм.  Август ШТЕРН родился в 1945г. В
1968  г,  он  окончил  естественный  факультет  Новосибирского
университета по специальности "медик-биолог".  В 1972г. Август
получил  ученую степень "кандидат технических наук".  В 1973г.
он окончил спецотделение  математико-механического  факультета
Ленинградского университета, после чего переехал в Черновцы.
     В ноябре  1973г.   Август   ШТЕРН   подал   заявление   в
Черновицкий ОВиР с просьбой о разрешении на выезд в Израиль. В
апреле  1974г.  М.Ш.ШТЕРНА  пригласили  в  Винницкий  ОВиР   и
спросили,  не  возражает  ли  он против выезда сына в Израиль.
М.Ш.ШТЕРН ответил,  что сын уже достаточно взрослый, чтобы сам
решать  за  себя,  и  поэтому,  если  сын  желает,  то  он  не
возражает.
     12 мая 1974г.,  когда М.Ш.ШТЕРН  был  в  отъезде,  Виктор
ШТЕРН  и  его  мать  были  под  разными  предлогами  вызваны в
официальные органы и в течение 4 часов задерживались вне дома.
За это время неизвестные люди с неизвестными целями проникли в
квартиру ШТЕРНОВ.  Узнав об этом по возвращении, ШТЕРНЫ подали
жалобу  на  имя Генерального Прокурора СССР и Председателя КГБ
при СМ СССР. Ответа на эту жалобу нет до сих пор.
     28 мая Август ШТЕРН сообщил родителям, что его вызывают в
ОВиР.  М.Ш.ШТЕРН с женой выехали в Черновцы.  29 мая М.Ш.ШТЕРН
был арестован в Черновцах. В тот же день на квартире ШТЕРНОВ в
Виннице  и  на  двух  квартирах  в  Черновцах были произведены
обыски.  Сотрудники милиции и прокуратуры г. Винницы ворвались
в квартиру ШТЕРНОВ без всяких предупреждений и звонков, вскрыв
входную дверь.  Только трое из десяти ворвавшихся  предъявили,
после  настоятельных требований,  свои удостоверения.  Обыск в
Виннице  продолжался  3  дня.  Были  изъяты,  среди   прочего,
принадлежащие   Виктору   ШТЕРНУ   микрофильмы   и   авторские
экземпляры научных статей,  список научных  работ  и  записная
книжка.  Были  изъяты  также 2 вызова в Израиль.  Руководивший
обыском  прокурор  следственного  отдела  Винницкой  областной
прокуратуры КРАВЧЕНКО в присутствии Виктора ШТЕРНА, его жены и
понятых сказал:  "Предъявление обвинения  связано  с  желанием
вашей  семьи  выехать  в  государство  Израиль".  На обысках в
Черновцах были изъяты,  среди прочего,  принадлежащие  Августу
ШТЕРНУ  диплом  кандидата наук,  рукопись научной монографии и
научный архив.  29 мая  в  Черновицком  ОВиРе  Августу  ШТЕРНУ
сообщили,  что  ему  разрешен  выезд в Израиль,  но по просьбе
Винницкой    областной    прокуратуры    выдача     разрешения
задерживается.
     Следствие по   делу    М.Ш.ШТЕРНА    проводила    бригада
следователей  из  Винницкой  прокуратуры во главе с КРАВЧЕНКО.
Были допрошены более двух тысяч человек,  побывавшие хоть  раз
на приеме у доктора ШТЕРНА.  О явной тенденциозности следствия
свидетельствуют,   например,   слова   заместителя   прокурора
Ильенецкого   района,   который,   добиваясь   от   свидетелей
М.СОЛОВЕЙЧУК  и  Е.ТИМОШЕНКО  нужных  показаний,  говорил  им:
"Необходимо  спасать  жизни  детей,  преднамеренно отравленных
врачом ШТЕРНОМ".  Предварительное следствие было закончено  18
октября.
     Однако уже  14  ноября  (за  месяц  до  начала  суда!)  в
циркуляре   Министерства   здравоохранения  УССР,  подписанном
министром здравоохранения УССР БРАТУСЬ,  со ссылкой на  письмо
Министерства  юстиции  УССР  от  30  августа  и  представление
Прокуратуры УССР от 12 октября говорилось:  "...В  г.  Виннице
бывший заведующий поликлиникой эндокринологического диспансера
ШТЕРН  М.Ш.  занимался  вымогательством,  требовал  взятки   у
больных   за  прием  в  диспансере  без  направлений  районных
больниц.  От пятидесяти больных он получил более 1000  рублей.
Кроме  этого,  этот  стяжатель  по  завышенным  ценам продавал
медикаменты.."
     М.Ш.ШТЕРН - тяжело больной человек  (очаговый  туберкулез
легких  в форме инфильтрации,  язвенная болезнь,  стенокардия,
поясничный остеохондроз, дискоз, камни в почках). Тем не менее
все  просьбы жены М.Ш.ШТЕРНА об изменении меры пресечения были
отклонены, и ШТЕРН более полугода провел до суда в тюрьме.
     Суд начался 11 декабря. Председательствующий - ОРЛОВСКИЙ.
Обвинение    поддерживал    КРИВОРУЧКО.   Защиту   осуществлял
московский      адвокат      Д.М.АКСЕЛЬБАНТ.       Обвиняемому
инкриминировалось    19    эпизодов,   квалифицированных   как
"мошенничество", и 21 эпизод "получения взяток".
     "Мошенничеством, по обвинительному заключению, состояло в
том,  что М.Ш.ШТЕРН получал деньги за лекарства по  цене  выше
себестоимости.  В обвинительном заключении, например, сказано:
"...Часть "заграничных" лекарств,  по-видимому, сам приобретал
в аптеке,  а затем мошенническим путем под видом "заграничных"
отпускал больным и их родственникам...".
     По одному  из  эпизодов  "мошенничествами в обвинительном
заключении сказано:  "10 декабря 1971г., осмотрев допризывника
СУШКО И.М., страдающего умеренной задержкой полового развития,
и сделав ему назначение, ШТЕРН предложил его отцу, СУШКО М.А.,
2  флакона  переодина  (стоимостью по 15 коп.),  а когда СУШКО
спросил,  сколько стоит это лекарство,  сказал  ему  10  руб.,
таким образом нажил 9 руб. 70 коп." На судебном следствии этот
эпизод стал выглядеть по-иному:
     СУШКО М.А.  (1928г. рождения, колхозник): Ш. денег у меня
не просил.  Я ему дал десятку. Лекарство сыну очень помогло. Я
ездил  потом на проверку,  денег никаких не давал.  Сын сейчас
здоров, служит в армии.
     ПРОКУРОР: Вы   просили   у  него  это  лекарство  (эти  2
флакона)?
     СУШКО: Ш.  мне сам их  дал.  И  на  тех  бутылочках  была
написана цена.
     ПРОКУРОР: Какая цена?
     СУШКО: Копеек по 30...
     ПРОКУРОР: Почему же вы платили по 10  руб.,  а  не  по  5
руб., не 30 коп.?
     СУШКО: Так он у меня не вымогал, я сам дал ему 10 руб.
     ПРОКУРОР: Но на предварительном следствии вы же говорили,
что ШТЕРН сказал, что лекарства стоят 10 руб.
     СУШКО: Та  нет,  я  сам  ему  дал  10  руб.  Ничего он не
вымогал.
     ПРОКУРОР: Но вы спрашивали у  Ш.,  сколько  стоят  эти  2
флакона?
     СУШКО: Да, он сказал мне, что они стоят по 30 коп.
     СУДЬЯ: Вы догадываетесь,  почему Вас так мучает прокурор?
Нет?  Вспомните,  что Вы сказали на предварительном следствии.
Вот Ваши слова:  "Я спросил у Ш., сколько стоит хориогонин, он
ответил мне, что 10 руб., и я ему дал 10 руб.".
     СУШКО: Та я же был в кабинете...
     СУДЬЯ: Подождите,  отвечайте  на  вопрос.  Называл  ли Ш.
стоимость лекарств?
     СУШКО: Не называл.
     СУДЬЯ: Так где же правда: тут в суде или там?
     СУШКО: Раз там написано, так там правда.
     ПРОКУРОР: Что Вы писали по делу в своем заявлении?
     СУШКО: Что я ничего к доктору не имею.
     ПРОКУРОР: Кто это писал?  (подносит  ему  лист).  Читайте
вслух!
     СУШКО (читает по словам): "Он сказал, что лекарства стоят
10 руб.".
     СУДЬЯ: Так это Вы писали,  своей рукой?  Скажите, называл
он сумму или не называл?  Вспомните слова Ш.,  когда он  давал
это лекарство.
     СУШКО: 2 рубля с чем-то...
     СУДЬЯ: Но  Вы же по-разному показываете,  понимаете,  так
как же было в самом деле?
     СУШКО: Там он сказал, что они по 30 коп.
     ПРОКУРОР: Кто с вами по этому поводу разговаривал?
     СУДЬЯ: Так нельзя спрашивать.
     ПРОКУРОР: Извините.  К  Вам  кто-нибудь  приезжал   перед
судом, учил Вас, как себя надо вести?
     СУШКО: Прокурор... или кто...
     (Смех в зале)
     СУДЬЯ: Вопросы еще есть?
     АДВОКАТ: Вы подавали заявление, что не имеете претензий к
Ш.?
     СУШКО: Да, писал.
     АДВОКАТ: Вы действительно не имеете претензий?
     СУШКО: Нет, не имею.
     АДВОКАТ: За что вы дали Ш. 10 руб. - за хороший прием или
за что?
     СУШКО: Да,  за хороший прием,  он мне все объяснил,  чего
принимать...
     АДВОКАТ: Когда вы приехали к Ш., Вас сразу же приняли, Ш.
осмотрел Вашего сына?
     СУШКА: Да.
     АДВОКАТ: До лекарств Ш.  просил какие-нибудь деньги или в
коридоре, может, люди об этом говорили?
     СУШКО: Нет, ничего никто не говорил.
     М.Ш.: Спасибо Вам за показания.
     ПРОКУРОР: Я  протестую,  товарищи судьи,  за показания не
благодарят.
     М.Ш.: Знаете ли Вы,  что Ваш сын неоднократно приезжал ко
мне сам на уколы?
     СУШКО: Да, он ездил.
     М.Ш.: Давали ли Вы ему деньги на лекарства?
     СУШКО: Нет, никаких денег я ему не давал.
     Тем не  менее  эпизод  с  СУШКО перешел из обвинительного
заключения в приговор в неизмененном виде.
     "Взятки", согласно   обвинительному   заключению,   ШТЕРН
получал за то,  что он,  используя  свое  служебное  положение
заведующего     консультативно-поликлиническим     отделением,
принимал  без  направления,  выписывал  направления  на  ВТЭК,
госпитализировал, принимал на дому...
     Обвинением было приглашено на суд 94 свидетеля.  Защитник
обратился  к  суду  с ходатайством о вызове еще 47 свидетелей.
Суд, никак не мотивировав, определил вызвать из них 3 человек.
     В обвинительной   речи   прокурор,  не  обратив  никакого
внимания  на  то,  что  многие   эпизоды   из   обвинительного
заключения  в  судебном  следствии  не  подтвердились,  просто
повторил обвинительное заключение и потребовал наказания  -  9
лет лагерей.
     Адвокат в своей речи обратил внимание суда на то, что его
подзащитный не являлся должностным лицом в  смысле  Уголовного
кодекса,  его  действия  (выписывание направлений на ВТЭК,  на
госпитализацию,  врачебный прием) не  имели  никаких  правовых
последствий  и  поэтому  получение  им  денег  не  может  быть
квалифицировано как взятка.  Адвокат просил  оправдать  своего
подзащитного.
     В своем  последнем  слове  ШТЕРН  полностью  отверг   все
предъявленные ему обвинения.  Он высказал свое убеждение,  что
все его "дело" сфабриковано  в  связи  с  желанием  его  семьи
уехать в Израиль.
     31 декабря   1974г.,   после   неоднократных   и   трудно
объяснимых откладываний, был вынесен приговор.