Обсуждение проекта Конституции (Окончание)
                                                                       
     В третьем  и  четвертом номерах бюллетеня "Вокруг проекта
Конституции СССР" (NN1,  2 см.  Хр.46) помещены  упомянутое  в
Хр.46  письмо  Марка  ПОПОВСКОГО,  еще  одно  письмо  Леонарда
ТЕРНОВСКОГО,  письма Ориона КВАЧЕВСКОГО,  Ларисы БОГОРАЗ, Юрия
ГРИММА,  Юрия  СЕРГЕЕВА,  Евгения  ШАПОВАЛА,  Михаила  ЗОТОВА,
Бориса  АЛЬТШУЛЕРА,  Георгия  ВИНСА,  а  также  письма  Совета
Церквей   ЕХБ   (в  выдержках),  семнадцати  баптистов  из  г.
Тимашевска (Краснодарский край) и обзор писем верующих.
     В критике  проекта  многие  авторы   исходят   из   опыта
осуществления   Конституции  1936  года  (массовые  репрессии,
подавление инакомыслия и другие проявления "культа личности" и
"волюнтаризма").  Они считают, что проект не содержит реальных
гарантий  против  повторения  подобного   опыта.   По   мнению
некоторых   авторов   (Л.ТЕРНОВСКИЙ,   В.СОКИРКО,   Л.БОГОРАЗ.
О.КВАЧЕВСКИЙ,  Ю.СЕРГЕЕВ) проект отходит от  Конституции  1936
года   в  сторону  ужесточения  диктата  государства  за  счет
ущемления прав человека.  Этой тенденции проекта соответствует
и   обстановка,   в  которой  принимается  новая  Конституция:
"Усиление политических репрессий;  антидемократический  способ
смены    главы    государства,    сопровождающийся   небывалым
раздуванием культа  личности;  полное  отсутствие  возможности
критиковать  предложенный  проект  Конституции"  (Инициативная
группа объединения жертв сталинских репрессий).
     Во многих  письмах  повторяются  критические  замечания и
предложения, изложенные в Хр.46.
     Авторы предлагают  расширить и уточнить понимание свободы
совести, включив в это понятие не только вопросы веры-неверия,
но и политические взгляды.
     Они настаивают  на  том,   чтобы   в   Конституции   были
реализованы обязательства по правам человека, перечисленные во
Всеобщей  декларации  прав  человека  и  в  Пактах  о   правах
человека.
     В письмах   отмечаются   абсурдность  и  опасность  ст.62
проекта, вменяющей каждому гражданину в обязанность укрепление
авторитета   государства,   и   неопределенность  формулировки
понятия "измена родине", которая может стать основой произвола
карательных органов.
     В одном   из   писем   предлагается,   чтобы  Конституция
предоставила каждому должностному лицу право не выполнять явно
антиконституционные распоряжения.

                            *****
                                                                        
     В пятом  (последнем)  номере  бюллетеня  помещены  письма
Э.ОРЛОВСКОГО,    А.МАЛХАЗЯНА,    В.ЯНКОВА,    В.НЕКИПЕЛОВА   и
Н.СТРОКАТОВОЙ,  письмо Киевской  общины  ЕХБ,  письмо  Виктора
СОКИРКО  составителям  "Бюллетеня"  и ответ редакции,  а также
сатирический   "Конспект   Конституции   СССР",   составленный
Александром, Кириллом и Пинхосом ПОДРАБИНЕКАМИ.
     ОРЛОВСКИЙ предлагает много конкретных поправок к проекту,
хотя и пишет:  "Осознаю,  что они не имеют никаких шансов быть
принятыми".
     ЯНКОВ указывает на противоречия  между  многими  статьями
проекта и Заключительным Актом Хельсинкского совещания.
     МАЛХАЗЯН, НЕКИПЕЛОВ   и   СТРОКАТОВА    считают    проект
безнадежно плохим и попытки его улучшения бессмысленными.
     СОКИРКО высказывает составителям "Бюллетеня" претензии за
то,  что  его  письмо  в  бюллетене  N2  помещено в неполном и
измененном виде. В своем ответе редакция "Бюллетеня" пишет:
                                                                       
          ... В большинстве случаев была проведена обыкновенны
     литературная редакторская работа,  которая проводится и в
     любой подцензурной к неподцензурной печати.  Разница, увы
     в том, что в наших условиях редактор не мог встретиться с
     автором.
          Единственное -  и  главное  в  Ваших  претензиях!  -
     сокращение,    произведенное    не    по     литературным
     соображениям,  -  это,  действительно,  Ваше  предложение
     узаконить верховную власть  КПСС  (точнее  -  руководства
     КПСС)  в  стране  путем  всенародных  выборов  ЦК  КПСС и
     Генерального Секретаря ЦК КПСС.  Да,  мы это  предложение
     действительно исключили.  По той простой причине, что оно
     перечеркивает и обесценивает всю Вашу критику и все  Ваши
     прочие предложения.
                                                                       
     В трех  заявлениях,  подписанных  272 священниками (почти
полный состав трех епархий),  предлагается так изменить ст.52,
чтобы  в  ней  говорилось  о  свободе "как религиозной,  так и
антирелигиозной пропаганды".  Авторы заявлений  считают  также
необходимым,   чтобы   было   гарантировано  "право  родителей
воспитывать  своих  детей  согласно  своей  совести  и   своим
убеждениям".

                            *****
                                                                       
     Советские газеты,  рассказывая об обсуждении проекта,  не
дают,  как правило, социологического и статистического анализа
полученных ими писем.
     Любопытные, хотя и очень  скудные  данные  на  этот  счет
приводятся  в N9 (435) от 15 октября газетой "Правдист" (орган
партийного и местного  комитетов  редакции  газеты  "Правда").
Зам.  руководителя  конституционной группы редакции Н.ПЕТРОВ в
статье "Сокровище комнаты N573" рассказывает,  что он прочитал
около  3  тысяч  писем (примерно одну десятую),  поступивших в
"Правду".
                                                                       
          До сих  пор  нахожусь под впечатлением выраженного в
     них горячего патриотизма.  Но скажу откровенно, кое-что в
     этой  почте  меня  и озаботило.  Почему все-таки авторами
     преобладающего большинства писем  были  люди  преклонного
     возраста?  Традиционное  объяснение - мол,  у пенсионеров
     больше времени  -  кажется  слишком  простым  для  такого
     случая.  Почему  почти  месяц  с  начала обсуждения мы не
     получали писем от колхозников  и  рабочих  совхозов?  ...
     Почему   мало   было   писем   от   молодежи,  а  в  этих
     малочисленных  письмах  такой   высокий   процент   -   о
     пластинках  и  о джинсах?  Слишком много,  на мой взгляд,
     было  писем,  в  которых  шла  речь  о  мерах  по  охране
     общественного  порядка.  Не  много  ли  надежд возлагаем,
     образно говоря,  "на милиционера" и не слишком ли мало  -
     на самих себя?