Арест Александра ГИНЗБУРГА

     2 февраля  в "Литературной газете" была напечатана статья
"Лжецы и фарисеи" за подписью А.ПЕТРОВА  (АГАТОВА).  Появление
этой  статьи  вызвало  серьезную  тревогу за судьбу Александра
ГИНЗБУРГА и Юрия ОРЛОВА.
     В тот  же  день  на  квартире  у  ГИНЗБУРГА  была созвана
пресс-конференция.  Александр ГИНЗБУРГ заявил корреспондентам,
что  в  связи  с опасным обвинением,  выдвинутым против него в
газете,  он решил  впервые  сообщить  детали  своей  работы  в
качестве  представителя  Фонда  помощи  политзаключенным  и их
семьям.
     Фонд был  основан  А.СОЛЖЕНИЦЫНЫМ  в  апреле 1974 года на
гонорар за  "Архипелаг  ГУЛаг".  Часть  денег  была  оставлена
семьей  СОЛЖЕНИЦЫНА  перед  отъездом,  часть  была  получена в
1974-75 годах в виде сертификатов.  Сам ГИНЗБУРГ с начала 1976
года  перестал  получать  переводы  из-за границы на свое имя.
ГИНЗБУРГ рассказал,  что единственная форма получения им денег
из-за границы, начиная с 1976 года, была такая: люди приносили
ему  советские  деньги  и  говорили:  "Это   деньги,   которые
Солженицын  просил  передать Вам для помощи политзаключенным".
Кроме того около 70 тысяч  рублей  было  собрано  в  Советском
Союзе.  Деньги  Фонду дали примерно 1000 человек.  За три года
было получено и распределено 270 тысяч  рублей.  В  1974  году
помощь была оказана 134 политзаключенным и их семьям, в 1975 -
более чем 700 семьям,  в 1976 - 629 семьям.  Уменьшение  числа
семей  в 1976 году частично объясняется тем,  что многие люди,
пользующиеся помощью Фонда, подвергались угрозам (в частности,
ссыльным  угрожали ухудшением их положения).  Кроме регулярной
помощи  политзаключенным  и  их  семьям,  оказывалась  разовая
помощь выходящим из заключения.
     "Если меня   теперь   арестуют,  -  сказал,  обращаясь  к
журналистам,  А.ГИНЗБУРГ,  - то я прошу вас отнестись к работе
тех,  кто  меня  заменит,  с  большим  вниманием,  в  чем  они
безусловно будут нуждаться".

                            *****

     На следующий день,  3  февраля,  Александр  ГИНЗБУРГ  был
арестован.  Об аресте ГИНЗБУРГА рассказала его жена в письме в
"Международную Амнистию":

          "...Вечером 3 февраля мой муж в легкой одежде  вышел
     позвонить  по  телефону-автомату  (наш квартирный телефон
     давно отключен властями).  Вышел -  и  не  вернулся.  Его
     схватили  у подъезда нашего дома и сочли лишним известить
     меня об этом.  Бросив дома  двух  маленьких  детей,  сама
     больная,  с температурой,  я вместе с друзьями весь вечер
     ездила по милициям,  пока,  наконец,  в приемной КГБ, уже
     ночью,  мне  не  сказали,  что по их распоряжению мой муж
     "задержан".   На   следующий   день    выяснилось,    что
     "задержание" означает арест.
          В тот  же  вечер,  3-го  февраля,  сотрудники   КГБ,
     прекрасно  зная  о болезни мужа,  отвезли его в Калужскую
     тюрьму (Калуга находится в 200 км от Москвы)..."

     А.И.ГИНЗБУРГ содержится по адресу:
     Калужский следственный изолятор,  ул.Клары Цеткин, д.110,
п/я ИЗ 37/1.
     Дело ведет старший следователь по особо важным делам УКГБ
по Калужской области подполковник Оселков.

                            *****

     Александр Ильич ГИНЗБУРГ родился в Москве 21 ноября  1936
года.  После  окончания  школы  работал  в  театре  (актером и
помощником  режиссера),  репортером  в  газете.  В  1956  году
поступил в МГУ на факультет журналистики.
     А 1960 году составил поэтический сборник  "Синтаксис",  в
котором  были  опубликованы  стихи поэтов СМОГа,  АХМАДУЛИНОЙ,
САПГИРА.  В сборнике были также напечатаны  поэтические  опыты
самого  ГИНЗБУРГА.  В  том  же  году  ГИНЗБУРГ был арестован и
осужден  за  подделку  документов  -  он  сдавал  экзамены  за
знакомого.
     В 1962 году,  после освобождения, с трудом прописавшись в
Москве,  он  пытался  устроится  на  любую работу,  но повсюду
наталкивался    на    противодействие     властей.     Работал
ассенизатором, токарем, лаборантом, библиотекарем.
     В 1964  году  ГИНЗБУРГА  несколько  дней  продержали   на
Лубянке.  Вскоре  в  "Вечерней  Москве"  появилось  письмо  за
подписью ГИНЗБУРГА,  в котором тот отмежевывался от сенсаций в
западной  прессе  вокруг своего имени.  ГИНЗБУРГ действительно
составлял  такое  письмо,  но  опубликованный  текст  имел   с
авторским мало общего.
     В 1966  году  он  поступил  учиться  в  Историко-архивный
институт.  В  1967  году  был  арестован за составление "Белой
книги" - сборника материалов о процессе СИНЯВСКОГО и  ДАНИЭЛЯ.
В   январе   1968   года  вместе  с  ГАЛАНСКОВЫМ,  ЛАШКОВОЙ  и
ДОБРОВОЛЬСКИМ был осужден по  70  статье  УК  РСФСР  (Хр.1,2).
"Процесс четырех" вызвал поток протестов,  оказавшийся началом
систематического сопротивления нарушению прав человека в  СССР
и послуживший толчком для издания "Хроники текущих событий".
     Пять лет заключения ГИНЗБУРГ отбывал сначала в Мордовских
лагерях,  а затем во Владимирской тюрьме. В 1972 году ГИНЗБУРГ
освободился   по   концу  срока  и  поселился  в  Тарусе.  Все
последующие годы  он  подвергался  постоянным  притеснениям  и
репрессиям.  Два раза его ставили под административный надзор;
не позволяли приезжать в Москву к матери, жене и детям; чинили
трудности  при  устройстве  на  любую,  самую  черную  работу,
одновременно пытаясь привлекать к уголовной ответственности за
тунеядство.
     С 1974 года ГИНЗБУРГ -  официальный  представитель  Фонда
помощи политзаключенным и их семьям. Он член Группы содействия
выполнению  Хельсинкских  соглашений  в  СССР  с  момента   ее
основания.
     В лагере у ГИНЗБУРГА открылась язва,  которой он страдает
до  настоящего времени.  Вскоре после обыска 4 января ГИНЗБУРГ
лег в больницу с диагнозом - пневмония на  фоне  туберкулезной
интоксикации. При выписке из больницы он получил направление в
тубдиспансер.  К  моменту  ареста  он  имел  еще  не  закрытый
больничный  лист.  В первых числах февраля ГИНЗБУРГ должен был
лечь в больницу для лечения язвы.
     У ГИНЗБУРГА - двое детей, 4-х и 2-х лет.

                            *****

     На следующий   после   ареста   день  ТАСС  сообщило  для
заграницы:

          "...Гинзбург арестован с санкции прокурора  г.Калуги
     за  деятельность,  противоречащую  законодательству.  Это
     лицо без определенных занятий,  тунеядец,  начавший  свою
     карьеру со спекуляций и скупки икон.
          В 1961  году был осужден за мошенничество,  в 1968 -
     на 5 лет за антисоветскую деятельность.  Уже  тогда  были
     вскрыты  связи  с профашистской эмигрантской организацией
     НТС,  которая,  как   известно,   связана   с   Западными
     секретными службами.
          После освобождения  продолжал   активно   заниматься
     антисоветской    деятельностью,   конкретное   содержание
     которой,  надо полагать,  будет вскрыто в ходе следствия.
     Как уже сообщалось,  на квартире Гинзбурга был произведен
     обыск,   в   результате   которого   изъяты    материалы,
     свидетельствующие о его прямой связи с НТС, антисоветские
     брошюры, сионистские пасквили, а также большое количество
     советской и иностранной валюты..."

                            *****

     4 февраля   начался   сбор   подписей   под  коллективным
заявлением  в  защиту  Александра   ГИНЗБУРГА.   В   заявлении
говорится об огромной деятельности ГИНЗБУРГА как распорядителя
Общественного  фонда  помощи  и  члена  Хельсинкской   группы.
Указывается,     что    деятельность    ГИНЗБУРГА    постоянно
сопровождалась   клеветой   со   стороны   советских   органов
информации.

          "Суд, если только он состоится, будет местью властей
     мужественному человеку за милосердие и доброту. Приговор,
     если  только он будет вынесен,  будет равносилен убийству
     отца двух маленьких детей".

     Письмо требует   немедленного   освобождения   Александра
ГИНЗБУРГА. Под письмом 321 подпись. Среди подписавших - жители
различных городов Советского Союза:  это - друзья  и  знакомые
ГИНЗБУРГА;  бывшие политзаключенные и ссыльные;  представители
религиозных общин; независимые художники.
     Кроме того,  в  защиту  ГИНЗБУРГА  появилось много других
писем (см. раздел "Письма и заявления").

                            *****

     4 февраля   была   созвана   пресс-конференция.    Группа
содействия  и  Инициативная  группа сообщили,  что преемниками
Гинзбурга по Фонду  помощи  стали  Татьяна  ХОДОРОВИЧ,  Мальва
ЛАНДА и Кронид ЛЮБАРСКИЙ.
     Журналистам было передано совместное заявление  Групп.  В
нем говорится о тревожной обстановке,  сложившейся в последнее
время, сообщается, что теперь КГБ охотится за Орловым.

                            *****

     Вечером 6  февраля  в  Тарусе  у  члена Украинской группы
"Хельсинки"  Н.А.СТРОКАТОВОЙ  был  проведен  обыск   по   делу
Гинзбурга.  Обыском руководил подполковник ОСЕЛКОВ.  Документы
никто из  обыскивающих,  кроме  ОСЕЛКОВА,  не  предъявил.  Сам
ОСЕЛКОВ заявил,  что это "его ребята" и понятые,  а глядеть на
их документы не положено.
     Бригада обыскала дом СТРОКАТОВОЙ и личные вещи ее гостей:
Елены ДАНИЕЛЯН,  Галины САЛОВОЙ и Кронида ЛЮБАРСКОГО. Протокол
обыска  велся  крайне небрежно и после протестов был переписан
наново.
     Во время  обыска  ОСЕЛКОВ  грубил,  а когда его попросили
соблюдать нормы вежливости,  стал угрожать вызовом  милиции  и
удалением гостей из дома.
     САЛОВА и ДАНИЕЛЯН пытались внести в  протокол  замечания,
но ОСЕЛКОВ запретил им это,  заявив:  "Мне и так ясно,  кто вы
такие".
     На обыске  изъяли самиздат,  Декларацию Украинской группы
содействия, письма в защиту ГИНЗБУРГА.

                            *****

     9 февраля    П.ГРИГОРЕНКО,    З.ГРИГОРЕНКО,     В.ТУРЧИН,
С.КАЛЛИСТРАТОВА,  А.САХАРОВ, Л.ЧУКОВСКАЯ, Л.КОПЕЛЕВ, А.КОРЧАК,
Е.БОННЭР обратились к прокурору Калужской области  с  просьбой
изменить  меру  пресечения  А.И.ГИНЗБУРГУ  и освободить его до
суда из-под стражи под личное поручительство или под  денежный
залог.
     Хотя по закону власти обязаны  отвечать  в  течение  двух
недель, ответа не последовало вообще.

                            *****

     25 февраля был проведен обыск в тарусском доме ГИНЗБУРГА.
В ордере на обыск,  подписанном 2 февраля 1977г., указывалось,
что  дело  ведется  по  2-й части статьи 70 УК РСФСР (до этого
статья, по которой обвиняют ГИНЗБУРГА, не была известна).
     Проводил обыск подполковник ОСЕЛКОВ. В обыске участвовали
подполковник    НИКИФОРОВ,    лейтенант   ДАНИЛОВ,   лейтенант
ПУСТОШИНСКИЙ,   лейтенант   ПЕТРАЧЕНКО   и   КЛИМЕНКО.   Обыск
проводился в присутствии Кронида ЛЮБАРСКОГО и Олега ВОРОБЬЕВА,
которых привели в дом (они были в нем прописаны).
     Обыск продолжался  с  12  часов  25 февраля до 6 часов 50
минут 26 февраля. Обыскивающие грубили и не особенно утруждали
себя соблюдением юридических формальностей.
     Бригада оперативников изъяла учебники иностранных языков,
словари,   книги   на   иностранных   языках   (в   том  числе
американского  поэта  Алена  ГИНЗБЕРГА   со   стихами   против
вьетнамской   войны).   Забрали  чистую  кинопленку,  записные
книжки,  старую  копировальную  бумагу,  отдельные  записи   о
политзаключенных.  Унесли два письма ГИНЗБУРГА из Владимирской
тюрьмы,  его кассационную жалобу  прокурору  и  речь  адвоката
ГИНЗБУРГА  ЗОЛОТУХИНА  на  суде  в  1968  году.  В  мастерской
ГИНЗБУРГА изъяли нож.
     В косяке  над  кухонной  дверью нашли коробку,  в которой
были самиздат времен 1968-70гг. и копии отдельных приговоров и
заявлений  в  официальные  инстанции  (в  том  числе заявления
самого  ГИНЗБУРГА).  Коробочку  назвали   тайником   и   долго
фотографировали.
     С протестами против ареста ГИНЗБУРГА на Западе  выступили
А.АМАЛЬРИК,     В.БУКОВСКИЙ,    Н.ГОРБАНЕВСКАЯ,    П.ЛИТВИНОВ,
Н.СОЛЖЕНИЦИНА, В.ЧАЛИДЗЕ.

                            *****

     А.И.СОЛЖЕНИЦЫН обратился   к    крупному    американскому
адвокату  Эдуарду  Беннету  УИЛЬЯМСУ  с просьбой взять на себя
защиту Александра ГИНЗБУРГА на предстоящем судебном процессе.
     В письме  к  УИЛЬЯМСУ  СОЛЖЕНИЦЫН  пишет,  что  Александр
ГИНЗБУРГ,  являясь представителем Общественного фонда,  оказал
помощь  сотням  заключенных в советских лагерях и тюрьмах и их
измученным  семьям;  в  условиях  постоянного  противодействия
советских  властей эта работа требует проявления необыкновенно
высоких человеческих качеств.  СОЛЖЕНИЦЫН выразил уверенность,
что,  будучи  не  в  силах  прямо  обвинить  Гинзбурга за дело
милосердия,  советские  власти   возведут   на   него   ложные
обвинения.  В конце СОЛЖЕНИЦЫН пишет,  что обязуется постоянно
ставить адвоката в известность обо всех деталях дела.
     Э.Б.УИЛЬЯМС ответил  СОЛЖЕНИЦЫНУ,  что  берет на себя это
дело и подаст в советское посольство  просьбу  о  визе,  чтобы
повидаться  со своим клиентом.  При этом УИЛЬЯМС считает,  что
надежд на въездную визу и допуск к  делу  у  него  мало,  хотя
некоторые  пункты  Хельсинкского  соглашения  дают юридическое
основание для такой просьбы.
     (Эдуард Беннет  УИЛЬЯМС в 1961 году по просьбе советского
посольства брал на себя защиту советского сотрудника  при  ООН
Г.МЕЛЕХА,  обвиненного  в  шпионаже.  Дело  до суда не дошло -
удалось договориться о высылке МЕЛЕХА из США.)