Суд над ВОЛОХОНСКИМ
                                                                    
     19 марта   был  арестован  член  СП  СМОТ  Лев  Яковлевич
ВОЛОХОНСКИЙ (1945г.р.). Его обвинили по ст.190-1 УК РСФСР.
     Формальным поводом    к    аресту   послужили   заявления
А.СНИСАРЕНКО,  А.ФАИНА и А.ДРУЖИНИНА о  том,  что  ВОЛОХОНСКИЙ
распространял "антисоветскую литературу".
     ВОЛОХОНСКОМУ инкриминировались   также    распространение
клеветнической информации в устной форме, "создание подпольной
организации СМОТ",  составление и  распространение  документов
СМОТ,  передача иностранным корреспондентам информации о СМОТ,
составление и распространение писем в защиту В.СКВИРСКОГО (см.
выше).
     По делу    ВОЛОХОНСКОГО    (следователи   -   ГРИГОРОВИЧ,
В.А.НОСОВ)  допрашивались  ленинградцы  Ю.ГАЛЕЦКИЙ,  Н.ВИЛЬКО,
Ю.ЛУЦКИЙ,  О.ЛЕВИТАН,  С.СОКОЛОВА  и  москвичи - члены СП СМОТ
В.НОВОДВОРСКАЯ и находящийся под стражей В.СКВИРСКИЙ,  а также
Т.ПЛЕТНЕВА.
     ЛЕВИТАН показал, что ВОЛОХОНСКИЙ распространял "Архипелаг
ГУЛаг", остальные показаний на ВОЛОХОНСКОГО не дали.
     Вызывались также  члены  СП  СМОТ  В.БОРИСОВ,  Н.НИКИТИН,
Н.ЛЕСНИЧЕНКО, Е.НИКОЛАЕВ. Никто из них на допрос не явился.
     В деле  имелись показания М.МОРОЗОВА (Хр.52,  а также см.
ниже в наст. вып.), согласно которым ВОЛОХОНСКИЙ распространял
в  устной  форме "заведомо ложные измышления ...",  и члена СП
СМОТ  САМОЙЛОВА,   заявившего,   что   ВОЛОХОНСКИЙ   составлял
документы   СМОТ   и  письма  в  защиту  СКВИРСКОГО,  а  также
принадлежащая    П.ЕГИДЕСУ    отрицательная     характеристика
ВОЛОХОНСКОГО.
     Судебный процесс проходил в здании Ленгорсуда  в  течение
двух дней - 8 и 12 июня. Друзья ВОЛОХОНСКОГО имели возможность
присутствовать на нем. Судья - ЯКОВЛЕВ, прокурор - МАЛОШ.
     В начале  судебного  заседания  ВОЛОХОНСКИЙ  отказался от
адвоката   и   заявил,   что   защиту    будет    осуществлять
самостоятельно.
     В обвинительном заключении с ВОЛОХОНСКОГО снято обвинение
в создании СМОТ и внесено  мнение  следствия  о  необходимости
выделения уголовных дел на "В.Борисова, Н.Никитина, А.Якореву,
Л.Агапову,  В.Новодворскую,  А.Иванченко и других" (!  - так в
тексте обвинительного заключения - Хр.;  перечисленные,  кроме
ИВАНЧЕНКО,  являются членами СП СМОТ;  ИВАНЧЕНКО  перестал  им
быть - см. "Разные сообщения").
     ВОЛОХОНСКИЙ заявил,  что  он  является  членом  СП  СМОТ,
организации,  защищающей  права  трудящихся  и не преследующей
никаких  политических  целей.  Подписание  и   распространение
документов  СМОТ  (в  том числе информации о СМОТ,  переданной
иностранным   корреспондентам)   не   подпадает,   по   словам
ВОЛОХОНСКОГО, под формулировку статьи 190-1 УК РСФСР, т.к. эти
документы не  являются  ни  ложными,  ни  тем  более  заведомо
ложными  измышлениями.  ВОЛОХОНСКИЙ  сказал,  что  он уверен в
невиновности СКВИРСКОГО,  а потому  и  написал  письмо  в  его
защиту.  Однако написанный ВОЛОХОНСКИМ текст был лишь черновым
проектом,  поэтому вариант ВОЛОХОНСКОГО не распространялся  ни
им самим, ни кем-либо другим.
     Свидетельницы НОВОДВОРСКАЯ  и  ПЛЕТНЕВА показали,  что им
ничего не  известно  об  участии  ВОЛОХОНСКОГО  в  составлении
документов  СМОТ  и  письма в защиту СКВИРСКОГО.  НОВОДВОРСКАЯ
утверждала,  что ВОЛОХОНСКИЙ  не  собирал  подписей  под  этим
письмом и не распространял его.  САМОЙЛОВ, давший показания по
этому поводу на предварительном следствии, на суд не явился.
     По обвинению  в  распространении  ВОЛОХОНСКИМ "литературы
антисоветского содержания"  допрашивались  свидетели  ЛЕВИТАН,
ФАИН,  СНИСАРЕНКО  и  ДРУЖИНИН.  Все  они  отказались от своих
показаний,  данных на  предварительном  следствии,  в  которых
утверждали,  что  подсудимый  давал  читать "Архипелаг ГУЛаг",
сборник статей  САХАРОВА  "В  борьбе  за  мир  и  демократию",
журналы "Посев",  "Континент",  "Время и мы", "Хронику текущих
событий",  статьи КОРЖАВИНА и  АНИНА.  СНИСАРЕНКО  и  ДРУЖИНИН
заявили,   что   дали   на  предварительном  следствии  ложные
показания  под  давлением  сотрудников  КГБ,  которые  в  ходе
семи-восьмичасовых допросов угрожали им "неприятностями", а то
и попросту  тюрьмой.  ДРУЖИНИН  показал,  что  взял  некоторые
инкриминируемые  ВОЛОХОНСКОМУ  книги в доме Н.ЛЕСНИЧЕНКО,  где
жил тогда подсудимый,  однако сделал это  без  ведома  хозяев.
Снисаренко   написал   на   имя  Генерального  Прокурора  СССР
заявление,  в  котором  рассказал   о   незаконных   действиях
сотрудников   КГБ   и  следователя  ГРИГОРОВИЧА.  Копию  этого
заявления он передал суду.  ЛЕВИТАН  пояснил,  что  "Архипелаг
ГУЛаг"   получил   не   от   ВОЛОХОНСКОГО,  а  от  ТАРАКАНОВА,
эмигрировавшего на Запад.  ФАИН  заявил,  что  не  получал  от
ВОЛОХОНСКОГО никакой литературы.
     ЛЕСНИЧЕНКО, также   вызванная   в   качестве   свидетеля,
утверждала,   что   никогда   не   видела    у    ВОЛОХОНСКОГО
инкриминируемой ему литературы.
     На суде  фигурировал  любопытный  "документ"  -  шутливая
справка,  на  которой  была нарисована печать с надписью рукой
ВОЛОХОНСКОГО "КГБ - хрен тебе!"  Судья  ЯКОВЛЕВ  спросил,  что
означает   эта   надпись.   ВОЛОХОНСКИЙ  ответил,  что  это  -
заклинание от "телефонного  беса":  если  у  вас  неполадки  с
телефоном,  надо трижды повторить эту фразу.  Прокурор в своей
речи,  помимо  прочего,  заявил,  что   КГБ   -   организация,
сотрудники   которой   с   риском   для  жизни  охраняют  наше
государство и покой граждан,  а потому за шутки  в  адрес  КГБ
следует  сажать.  Впрочем,  в  приговоре  этот  "документ"  не
упомянут.
     В защитительной  речи  ВОЛОХОНСКИЙ  сказал,  что виновным
себя не признает,  и отметил,  что обвинение несостоятельно по
всем пунктам:  составление и распространение документов СМОТ и
письма в защиту СКВИРСКОГО, а также распространение литературы
не подтверждено свидетельскими показаниями.
     В приговор,  однако,  вошли  все  пункты   обвинительного
заключения, кроме распространения письма в защиту СКВИРСКОГО и
распространения   в   устной   форме   информации,   порочащей
государственный   и   общественный  строй,  -  за  отсутствием
систематичности.   Также   отмечено,   что   все    свидетели,
отказавшиеся  в  суде от показаний,  данных на предварительном
следствии,   пытались   таким   образом    облегчить    участь
ВОЛОХОНСКОГО,   а   СНИСАРЕНКО,   кроме   того,   -   избежать
ответственности.
     Учитывая первую   судимость   и   то,  что  на  иждивении
подсудимого находится четырехмесячный ребенок,  суд приговорил
ВОЛОХОНСКОГО   к  2  годам  лагерей  общего  режима  (прокурор
требовал 2,5 года).
                                                                     
                            *****
                                                                     
     Сразу же после ареста ВОЛОХОНСКОГО члены СП СМОТ, а также
друзья обвиняемого написали несколько писем в  его  защиту.  8
июня   английские,   швейцарские,   французские   профсоюзы  и
Международная конфедерация свободных профсоюзов прислали  СМОТ
приветствия, в которых выражалась поддержка Л.ВОЛОХОНСКОГО. Те
же  организации  направили  БРЕЖНЕВУ  телеграммы  с  протестом
против ареста ВОЛОХОНСКОГО.
     После суда ВОЛОХОНСКИЙ переслал на волю из  ленинградской
тюрьмы "Кресты" обращение:
                                                                     
          Я благодарю  всех,  принявших участие в моей судьбе,
     все профсоюзы,  выступившие в мою защиту.  Я обращаюсь  к
     вам   ...   с   призывом  о  дальнейшей  поддержке  СМОТ.
     Необходимо  предотвратить  новые  репрессии.  Жертвы  уже
     намечены,  о  чем  было  недвусмысленно  заявлено на моем
     суде.
                                                                     
     15 июня  Московская  группа  "Хельсинки"  в документе N94
писала:

          ...
          Преследование за участие в мирных и не призывающих к
     насилию ассоциациях, осуждение одного из членов Свободной
     межпрофессиональной     организации    трудящихся    Льва
     Волохонского - это  проявление  полного  пренебрежения  к
     основным правам человека ...