Обыск у СУРОВЦЕВОЙ
                                                                        
     30 августа в г.  Умани Черкасской обл.  сделали  обыск  в
доме  83-летней  писательницы  и  историка  Н.В.СУРОВЦЕВОЙ (по
паспорту - ОЛИЦКОЙ;  она - жена брата Е.Л.ОЛИЦКОЙ /Хр.34/, см.
также Хр.47).
     Обыск проводился  с   целью   розыска   краденых   вещей,
похищенных якобы ее квартирантом поэтом Д.КАЛЮЖНЫМ.
     Во время   обыска,   проводившегося    ст.    лейтенантом
Д.МИЩЕНКО, в доме кроме хозяйки находились КАЛЮЖНЫЙ, львовянка
С.ГУЛЫК (Хр.48),  москвич Е.ГАБОВИЧ (Хр.53) и двое киевлян.  У
всех  приезжих  изъяли записные книжки и предложили немедленно
уехать   в   свои   города,   причем   ГАБОВИЧУ   настоятельно
рекомендовали  не  ехать во Львов,  куда он собирался вместе с
ГУЛЫК.
     На обыске   были   изъяты   воспоминания   СУРОВЦЕВОЙ  об
украинском  писателе  Ю.СМОЛИЧЕ,   стихи   и   личные   записи
КАЛЮЖНОГО.  Изъяты,  кроме того,  брюки и ботинки КАЛЮЖНОГО, а
также   принадлежащий    ему    пластмассовый    приклад    от
пневматической винтовки.
                                                                        
                            *****
                                                                        
     ГАБОВИЧ все-таки  поехал во Львов.  1 сентября,  во время
прогулки  ГАБОВИЧА  с  друзьями  по  городу,  к  ним   подошел
незнакомый  человек  и,  попросив  закурить,  ударил  спутника
ГАБОВИЧА - Валерия ГНАТЕНКО.  Сзади  раздался  голос:  "Да  не
того!" Подбежали еще несколько человек, и ГАБОВИЧА запихнули в
машину. Его отвезли в милицию, посадили в камеру, сказали, что
он обвиняется в мелком хулиганстве. Несмотря на все требования
ГАБОВИЧА дать ему бумагу,  чтобы он мог написать "объяснение",
ему бумаги не дали. ГАБОВИЧ объявил голодовку. Через некоторое
время  ГАБОВИЧУ  сказали,  что  возбуждено  уголовное  дело  о
хулиганстве  -  об  избиении того незнакомца",  который ударил
В.ГНАТЕНКО.
     Через сутки  ГАБОВИЧА  отпустили,  взяв с него подписку о
невыезде из Москвы. Он уехал в Москву. На этом "уголовное дело
о хулиганстве" практически кончилось.