Первое ноября
                                                                       
     В этот день в  Москве  арестовали  многолетнюю  участницу
правозащитного   движения   Татьяну  Михайловну  ВЕЛИКАНОВУ  и
члена-учредителя Христианского комитета защиты прав верующих в
СССР православного священника Глеба Павловича ЯКУНИНА.
     Т.ВЕЛИКАНОВА и Г.ЯКУНИН помещены в следственный  изолятор
КГБ    (Лефортово).   Следствие   ведет   следственный   отдел
Московского УКГБ:  дело N515 (ЯКУНИНА) - майор  ЯКОВЛЕВ,  дело
N516 (ВЕЛИКАНОВОЙ) - капитан КАТАЛИКОВ.
     (Майор ЯКОВЛЕВ,  тогда - капитан,  и  капитан  КАТАЛИКОВ,
тогда  -  ст.  лейтенант,  участвовали  в  следствии  по  делу
Ю.ОРЛОВА - Хр.44-49).
     Утром 1 ноября,  в одно время с произведенными  арестами,
по  делу  N515  было сделано семь обысков,  по делу N516 - два
обыска.
     Арест ВЕЛИКАНОВОЙ   и   ЯКУНИНА   вызвал   многочисленные
заявления  протеста,  обзор которых помещен в конце настоящего
раздела.
                                                                       

     Арест Татьяны ВЕЛИКАНОВОЙ
                                                                       
     Арест и   последующий   обыск  произвел  ст.  следователь
Московского УКГБ капитан КАПАЕВ (он,  тогда -  ст.  лейтенант,
также  участвовал  в следствии по делу Ю.ОРЛОВА,  в частности,
допрашивал  Т.ВЕЛИКАНОВУ  -  Хр.47).  Явившись  с  группой  из
четырех  человек на квартиру ВЕЛИКАНОВОЙ в восьмом часу утра и
подняв всех с постели (в доме кроме Татьяны Михайловны были ее
зять и дочь и их маленькие дети),  КАПАЕВ объявил ВЕЛИКАНОВОЙ,
что она должна поехать "на беседу",  и предложил  ей  "одеться
потеплее".  На  ее  требование  дать официальное объяснение и,
если  это  арест  или  иное  законное   действие,   предъявить
соответствующее постановление КАПАЕВ ответил:  "Можете считать
это нашим произволом".  Он добавил,  что,  если она не  поедет
сама,   ее   увезут  насильно.  Сопровождать  ВЕЛИКАНОВУ  ушел
сотрудник КГБ Л.Б.КАРАТАЕВ (он участвовал в обыске  у  нее  11
октября  -  см.  "Дело  N46012"  в  разделе  "Аресты,  обыски,
допросы"; не путать с Б.Б.КАРАТАЕВЫМ - см. "Беседа с БАХМИНЫМ"
в разделе "Разные сообщения").
     Только после этого  КАПАЕВ  предъявил  Владимиру  и  Юлии
КЕЙДАН  постановление  об  обыске "по делу N516",  подписанное
КАТАЛИКОВЫМ,  и,  вместе с вернувшимся КАРАТАЕВЫМ, приступил к
обыску.  В обыске, как и 11 октября, участвовал (без занесения
в  протокол)  дружинник  ШИПИЛОВ.  Понятая   КРЫМСКАЯ   давала
следователю советы,  где еще поискать,  переводила иностранные
тексты;  она же внимательно  осмотрела  паспорт  пришедшего  в
квартиру  во время обыска Ю.ГРИММА (высказав при этом сомнение
в подлинности  какого-то  штампа).  Второй  понятой,  СОКОЛОВ,
охранял  входную  дверь,  а  также  дежурил в квартире соседки
Т.ВЕЛИКАНОВОЙ по площадке,  не давая ей подходить  к  телефону
или выйти из квартиры.
     Изъятые на обыске предметы записывались  в  протокол  (74
пункта) несколько более подробно, чем на обыске 11 октября, но
и здесь были  пункты  вроде  "19  отдельных  листов  бумаги  с
различными записями от руки". Среди изъятого:
     - документы      Московской      группы      "Хельсинки",
"Информационный  бюллетень"  Рабочей комиссии по расследованию
использования  психиатрии  в   политических   целях,   издания
адвентистов   (машинописные   и   типографские),  машинописные
брошюры на литовском языке (в том числе "Хроника ЛКЦ" N40);
     - документы  и информационные тексты о судебных процессах
и положении заключенных,  заявления в их защиту  (например,  о
М.КУКОБАКЕ, А.РОССИЙСКОМ, М.ПЛАХОТНЮКЕ, Ю.ЛИТВИНЕ);
     - зарубежные   русские   газеты   и   журналы,    издания
"Хроники-пресс"   (в   том   числе  выпуски  "Хроники  текущих
событий"), книги и другие издания на иностранных языках; среди
последних   -   "Верный   Руслан"   Г.ВЛАДИМОВА   (перевод  на
французский), издания "Международной Амнистии";
     - письма  (в том числе адресованные за границу),  записки
(например.  "Тат.  Мих., если у Вас появятся точные сведения о
случае  с Горбалем,  позвоните...  Юра Ярым-Агаев"),  записные
книжки;
     - копирка и бумага;
     - акт   судебно-психиатрической  экспертизы  ГОРБАНЕВСКОЙ
Н.Е. от 6 апреля 1970г.;
     - сборник повестей М.БУЛГАКОВА ("Дьяволиада" и др.).
     Владимир и Юлия КЕЙДАН выразили  свое  возмущение  формой
проведения  обыска  (поведение  понятых,  вторжение в квартиру
соседки)  и  тем,  что  он  проводится   без   самой   Татьяны
Михайловны;  подписать протокол они отказались.  В ответ на их
вопросы об ее положении  КАПАЕВ  им  дал  телефон  КАТАЛИКОВА.
Позвонив  ему после обыска,  они добились только подтверждения
факта  ареста,  сообщить  что-либо   о   характере   обвинения
КАТАЛИКОВ отказался. ("Мне неудобно говорить, у меня гости", -
сказал он.  Потом оказалось,  что в  этот  момент  у  него  "в
гостях"  -  на  допросе по делу N515 - была Л.ПОЛУЭКТОВА;  см.
ниже.) Не отвечал он родственникам  на  вопросы  о  содержании
обвинения  или  хотя бы о статьях УК и в последующие дни ("Это
не телефонный разговор".).
                                                                        
                            *****
                                                                        
     Одновременно с  арестом  Т.ВЕЛИКАНОВОЙ  по делу N516 были
начаты еще два обыска - у В.В.СОКИРКО и Н.П.ЛИСОВСКОЙ.
                                                                        
                            *****
                                                                        
     К Виктору СОКИРКО (Хр.7,  29, 46, 47, 49, 51-53) пришли с
обыском,  когда  двух  его  младших детей отправляли в детский
сад.  Эту обязанность взял на себя один  из  кагебистов.  Двух
старших детей в школу не пустили.
     Проводивший обыск  ст.  лейтенант ЗОТОВ на вопрос СОКИРКО
ответил,  что не знает,  в чем суть дела N516 (для справок  он
адресовал   его   к   зам.   начальника  следственного  отдела
Московского   УКГБ   майору   ТРОФИМОВУ),   однако   предложил
добровольно  выдать предметы,  "имеющие значение для дела",  а
именно -  литературу,  содержащую  клеветнические  измышления,
порочащие  строй,  а  также  крупные  суммы  денег (свыше 1000
руб.). СОКИРКО заявил, что подобной литературы и подобных сумм
не имеет.
     В результате  обыска  изъяты  пишущая  машинка (третья за
этот  год),  пять  записных  книжек   (адреса   и   телефоны),
реферативные  сборники  ИНИОН  "для  служебного  пользования",
некоторые письма и рукописи,  стихи А.АХМАТОВОЙ и Н.КОРЖАВИНА,
книги  В.БУКОВСКОГО  и А.АВТОРХАНОВА,  фотонегативы с текстом,
машинописные копии - всего 22 пункта.  В.СОКИРКО  заявил,  что
изъятые  вещи  не могут иметь отношения к нарушению закона,  и
записал свой протест в протокол.  Его  жена  Л.ТКАЧЕНКО  также
записала протест - против того,  что она и дети были задержаны
в квартире.
                                                                         
                            *****
                                                                         
     Обыск у Н.П.ЛИСОВСКОЙ проводил ст.  лейтенант НИКИТИН. Он
показал постановление об обыске  "в  связи  с  подозрением  на
хранение   клеветнической   литературы   и  других  предметов,
относящихся к этому делу"  (N516).  Вместо  ответа  на  вопрос
ЛИСОВСКОЙ  о  содержании дела N516 НИКИТИН спросил,  отдаст ли
она  сама  "литературу  и  предметы".  ЛИСОВСКАЯ   ничего   не
ответила,  но потом прочла в протоколе:  "Заявила,  что ничего
этого у нее нет". Протокол она не подписала.
     На обыске  изъяты  книги  (в  том  числе  "Русская  идея"
БЕРДЯЕВА,  "Жизнь  и  житие  Войно-Ясенецкого"  М.ПОПОВСКОГО),
"Хроника"    N52,    много    рукописных    текстов,    список
политзаключенных  и  ссыльных  и записи о посланной им помощи.
Изъяты также пишущая машинка и фотоаппарат.
     Нина Петровна рассказывает:
                                                                         
          Обыскиватели работали деловито, вели себя корректно.
     Под конец пункт за пунктом (всего их было  76)  я  читала
     протокол, а они укладывали соответствующие вещи в мешок.
          Если бы они занимались любым другим  делом  -  можно
     было  бы  любоваться  их  работой,  их  эрудицией  (знают
     английский,  с первого взгляда отличают стихи  Ахматовой,
     Мандельштама  и  др.,  когда  нет  указания автора) и ими
     самими  -  молодые,  высокие,  красивые,  хорошо   одетые
     люди... Если бы они занимались чем-нибудь другим ...
                                                                         
     Н.П.ЛИСОВСКАЯ (1917г.р.)  -  кандидат биологических наук,
ст.  научный сотрудник  Всесоюзного  научно-исследовательского
витаминного  института.  Она  давно  участвует в правозащитной
деятельности   (Хр.25,   32,   39),    в    оказании    помощи
политзаключенным. В 1970г. ее уволили из Института биохимии АН
СССР.
                                                                       

     Арест Глеба ЯКУНИНА
                                                                       
     Как и Т.ВЕЛИКАНОВУ,  священника Глеба ЯКУНИНА  увезли  из
дома рано утром,  не сказав,  что это - арест,  и не предъявив
постановления на обыск.  Следователь даже упрекнул его,  когда
о.  Глеб  начал  прощаться  с  женой и детьми:  "Что вы,  Глеб
Павлович,  спектакль  разыгрываете!  Мы   вызываем   вас   как
свидетеля - скоро вернетесь".
                                                                       
                            *****
                                                                       
     После того,  как о.  Глеб  был  увезен,  в  его  квартире
начался   обыск.   Постановление   на   обыск  было  подписано
ЯКОВЛЕВЫМ,  проводили его ст.  лейтенант НОВИКОВ и  сотрудники
Московского  УКГБ АНДРЕЕВ и ЕЖОПКОВ.  Протокол обыска содержит
35 пунктов. Были изъяты:
     - документы Христианского комитета (в том  числе  в  виде
изданной  за рубежом книги) и бланки Комитета;  многочисленные
материалы о положении верующих; письма Патриарху Московскому и
иерархам Православной Церкви, а также Папе Иоанну Павлу II;
     - религиозные  и   философские   книги,   в   том   числе
"Православная    мысль",   "Русские   мыслители   в   Европе",
"Литературное богословие",  "Прозрачность" Вяч.ИВАНОВА,  книга
С.М.СОЛОВЬЕВА   о  Владимире  СОЛОВЬЕВЕ,  "Отверзи  ми  двери"
Ф.СВЕТОВА,  брошюра "Наши подзащитные" (по делу В.К.ЗАЙЦЕВА  -
см. "В психиатрических больницах");
     - письма, телеграммы, адреса, записные книжки;
     - магнитофон и кассеты;
     - две  медицинские  справки Г.ЯКУНИНА (одна - о сделанной
ему операции);
     - фотокопия протокола обыска от 28 сентября (см. "Аресты,
обыски, допросы").
     Обыскивающие вели   себя  грубо.  Жена  о.  Глеба  Ираида
ЯКУНИНА отказалась подписать протокол, т.к. обыск проводился в
его отсутствие. Только вечером И.ЯКУНИНА узнала по телефону от
майора ЯКОВЛЕВА,  что ее муж арестован.  В чем он  обвиняется,
ЯКОВЛЕВ не сказал.
                                                                       
                            *****
                                                                       
     13 ноября в квартире ЯКУНИНА был сделан  новый  обыск.  В
этот  день  И.ЯКУНИНА обнаружила в почтовом ящике среди прочей
корреспонденции  письмо  без  конверта  на  иностранном  языке
(каком, она определить не смогла). Вскоре пришли делать обыск.
На этот раз его проводил КАТАЛИКОВ.  Поведение его и остальных
сотрудников  КГБ было вызывающе грубым (обыск начался окриком:
"Стоять на месте!") и бесцеремонным (разбудили двухлетнюю дочь
ЯКУНИНЫХ). И.ЯКУНИНОЙ предложили выдать документы, литературу,
иконы,  валюту  и  другие  предметы,  "имеющие  значение   для
уголовного  дела".  Она  ответила,  что  иконы  висят на виду,
валюты у нее нет, а документы и книги ее мужа она не знает.
     Обыскивающие забрали 19 икон (почти все бывшие в доме)  и
деревянное распятие. (Иконы предварительно сфотографировали со
вспышкой,  чем и разбудили ребенка.) Изъяли также книги (в том
числе  снова  "О  нашем уповании" Д.ДУДКО),  письма,  пленки с
любительскими   фотографиями   (сделанными   старшей   дочерью
ЯКУНИНЫХ).  На  замечание И.ЯКУНИНОЙ,  что все эти вещи были в
доме и во время двух предыдущих обысков,  уж  лучше  бы  брали
сразу  все,  иначе  все  время  можно  приходить,  следователи
ответили: "И придем". Из "новых" предметов были изъяты письма,
пришедшие уже после ареста о.  Глеба, в том числе то письмо на
иностранном языке, которое только что было вынуто из ящика.
     Двое понятых активно участвовали в  обыске.  Кроме  того,
следователь  вызвал  соседку  ЯКУНИНЫХ  по  дому В.Г.ШИРЯЕВУ и
распорядился, чтобы она произвела личный обыск Ираиды ЯКУНИНОЙ
и   двух  девочек:  16-летней  Маши  ЯКУНИНОЙ  и  ее  подруги,
приехавшей из другого города в гости.  На время личного обыска
Ираиде  велели быть в маленькой комнате,  а девочкам на кухне,
так что следователи действовали  фактически  одни  (обыск  шел
главным  образом  в  большой  комнате).  Соседка  (раньше  она
постоянно старалась "подружиться" с Ираидой и о. Глебом) очень
профессионально  провела  обыск  с раздеванием и прощупыванием
швов одежды,  доложила следователю,  что ничего не обнаружено,
но  обратила  его  внимание на то,  что у И.ЯКУНИНОЙ нательный
крестик - золотой.  После этого следователь сразу же  отпустил
ее.  И  только  по  настойчивому  протесту  И.ЯКУНИНОЙ ШИРЯЕВУ
записали в  протокол  (как  еще  одну  понятую)  и  указали  в
протоколе факт проведения личного обыска.
                                                                     
                            *****
                                                                     
     1 ноября по делу N515 были проведены еще семь обысков:  у
членов Христианского комитета  В.КАПИТАНЧУКА  и  В.ЩЕГЛОВА,  у
Л.ИВАНОВОЙ, Л.ПОЛУЭКТОВОЙ, Л.ЗДАНОВСКОЙ и В.СТЕПАНОВА. Фамилия
женщины,  у  которой  был  сделан  седьмой  обыск,   "Хронике"
неизвестна; по профессии она машинистка, сейчас на пенсии.
                                                                     
                            *****
                                                                     
     На обыске   у  Виктора  КАПИТАНЧУКА  изъяты  23  папки  с
материалами  Комитета,  документы  и   издания   баптистов   и
адвентистов,  пишущая  машинка  и копирка.  Изъятые кроме того
книги - "Реквием" АХМАТОВОЙ, "Права человека" КРЕНСТОНА, "Один
день Ивана Денисовича" СОЛЖЕНИЦЫНА - следователь определил как
"идеологически вредную  литературу".  На  вопрос  КАПИТАНЧУКА,
является   ли  Библия  "идеологически  полезной  литературой",
следователь ответил: "Библию мы не берем".
                                                                        
                            *****
                                                                        
     У Вадима ЩЕГЛОВА обыск начался,  когда сам он уже ушел на
работу.  Его  жене  сказали,  что то,  что его нет дома,  даже
лучше.  Изъяты  пишущая   машинка,   фотоаппарат,   пленки   с
фотографиями детей,  магнитофонные кассеты (церковная музыка и
песни "бардов"),  "Хроника" и "Посев" (старые номера,  за 60-е
годы),   папки   с   бумагами,   личные  справки  и  документы
(нотариальные копии).  Обыск велся тщательно -  заглядывали  в
кастрюли,  под  ванну  и т.п.  Жена ЩЕГЛОВА подписать протокол
отказалась.
                                                                        
                            *****
                                                                        
     Обыск у  Людмилы  ИВАНОВОЙ  (жены  Л.РЕГЕЛЬСОНА) проводил
следователь БУНАКОВ.  ИВАНОВА не сразу открыла  на  звонок,  и
дверь  взломали  (после  обыска  починили).  Изъяты  около  20
документов и книг  (среди  последних  -  первый  том  собрания
сочинений В.МАКСИМОВА, "Архипелаг ГУЛаг", "Метрополь"), чистая
бумага,  копирка,  две машинки. По настоянию ИВАНОВОЙ протокол
был составлен очень подробно (его писали три часа).
     В последующие  дни  Л.ИВАНОВА  звонила  майору ЯКОВЛЕВУ и
настойчиво  требовала  вернуть  ей  машинки,  так  как  она  -
профессиональная  машинистка  и  этой  работой  кормит пятерых
детей.  ЯКОВЛЕВ отвечал,  что решит  этот  вопрос  только  при
личной встрече, и в конце концов назначил ей прийти 12 ноября.
Когда она явилась,  ей был устроен допрос,  продолжавшийся три
часа.  ЯКОВЛЕВ  спрашивал  ИВАНОВУ,  чем  занимались как члены
Комитета Г.ЯКУНИН,  В.КАПИТАНЧУК, В.ЩЕГЛОВ (ответ: "Не знаю"),
печатала  ли  ИВАНОВА  что-либо  для них или для Л.РЕГЕЛЬСОНА,
просили ли они ее печатать (ответы: "Нет").
     Машинки Л.ИВАНОВОЙ вернули.
                                                                        
                            *****
                                                                        
     Обыск у  Ларисы  ПОЛУЭКТОВОЙ  проводил следователь ПОПОВ.
Особенно тщательно прочитывались  письма.  Среди  изъятого  (в
протоколе  23 пункта) - письма,  фотографии,  четыре документа
Христианского  комитета  и   письмо   ЯКУНИНА   и   РЕГЕЛЬСОНА
португальским  христианам.  После обыска ПОЛУЭКТОВУ отвезли на
М.  Лубянку  (там  находится  следственный  отдел  Московского
УКГБ),   где   ее   допросил   КАТАЛИКОВ.   Вопросы   касались
взаимоотношений ПОЛУЭКТОВОЙ с членами Христианского комитета и
содержания  изъятых  у  нее  документов.  Кроме "протокольной"
части во время  допроса  велась  разъяснительная  "беседа",  в
которой   принял   участие   и   пришедший   позднее  ЯКОВЛЕВ.
ПОЛУЭКТОВОЙ говорили:  "Чего ваши друзья добиваются?  Вот  ваш
Алик  (А.ГИНЗБУРГ  -  Хр.)  нажил  болезнь желудка.  Отец Глеб
получит теперь свои семь лет,  не будет видеть детей, разрушит
здоровье".  Ее убеждали также,  что деятельность ЯКУНИНА имела
политический характер,  выделяя  особенно  изъятое  на  обыске
обращение   к   португальским  католикам.  (В  этом  обращении
Г.ЯКУНИН и Л.РЕГЕЛЬСОН  предупреждали,  что  приход  к  власти
коммунистов создал бы смертельную угрозу для Церкви и верующих
в Португалии.) ЯКОВЛЕВ и КАТАЛИКОВ,  разговаривая как бы между
собой,  рассуждали  о  том,  как  работает Комитет.  "Получает
Комитет письма,  а дальше что?  Ну,  что-то пишут сами, отдали
печатать.  Кто  печатает?  Ну,  кто-то  напечатал,  а  дальше?
Рассылают.  Кому?" ПОЛУЭКТОВА, заявив, что она ничего не знает
о  работе  Комитета,  в  их диалог не включилась.  Она сказала
также,  что не  знает  содержания  изъятых  у  нее  документов
Комитета.  КАТАЛИКОВ обещал дать ей возможность ознакомиться с
ними,  а в протокол допроса (от  ее  имени)  записал:  "Оценку
документов Комитета дам на последующих допросах".
     5 ноября  ПОЛУЭКТОВОЙ  прислали  повестку  на   следующий
допрос, назначенный на 6 ноября. Однако в этот день она уехала
с 12-летним сыном в Венгрию в гости по частному приглашению. 6
ноября на пограничной станции Чоп ПОЛУЭКТОВОЙ объявили, что ее
паспорт имеет "устаревшую серию" и поэтому за  границу  ее  не
пропустят.  ПОЛУЭКТОВА  объяснила,  что  паспорт ей только что
выдал Московский ОВИР,  а  когда  это  не  помогло,  попросила
составить  акт о недействительности паспорта. Капитан СКРИПКА,
проводивший операцию, ответил ей, что никакого акта не будет и
вопрос о паспорте она может выяснить только в Москве, куда она
должна вернуться немедленно. На следующий день, уже вернувшись
домой, ПОЛУЭКТОВА узнала от старшей дочери, что 6-го весь день
к ней приходили какие-то очень обеспокоенные люди,  то  -  "из
милиции",  то - "из ОВИРа",  спрашивали,  где мать,  когда она
вернется.

                            *****
                                                                        
     Обыск у  Лидии  Иосифовны  ЗДАНОВСКОЙ  (тетки  Г.ЯКУНИНА)
продолжался  недолго.  Проводил  его  капитан ЗАБОЛОТНЫЙ.  Все
изъятое  (в  протоколе  четыре  пункта)  принадлежит  ее  мужу
А.КРАСНОВУ-ЛЕВИТИНУ,  эмигрировавшему в 1974г.  (Хр.34). Это -
почтовое извещение о переводе  ему  240  долларов,  таможенная
декларация  о  содержимом  посылки  на его имя из-за границы и
несколько разрозненных бумаг из  его  архива  (письма,  стихи,
черновые  рукописи и одно заявление Инициативной группы защиты
прав человека, членом которой он был, датированное 1973г.).
                                                                        
                            *****
                                                                        
     Владимир СТЕПАНОВ,  живущий в  г.  Пушкино  под  Москвой,
также   является  родственником  о.  Глеба  (брат  его  жены).
Обыскивающие вошли в его дом в 7 часов утра с помощью  соседки
-  она  постучала  к  ним и сказала,  что к СТЕПАНОВУ приехали
гости.  Обыск был  очень  тщательный:  перевернули  весь  дом,
лазили на чердак, некоторые предметы (шкатулку, рамку картины)
взламывали.  Забрали  книги,   письма,   самиздат,   а   также
незарегистрированное охотничье ружье и стартовый пистолет.