Суд над ЕРМОЛАЕВЫМ и ПОЛЯКОВЫМ
                                                                       
     24 сентября народный суд Москворецкого района  г.  Москвы
под   председательством  Н.Н.ОРЛОВОЙ  рассмотрел  дело  Сергея
ЕРМОЛАЕВА и Игоря ПОЛЯКОВА,  обвинявшихся  по  ч.2  ст.206  УК
РСФСР ("злостное хулиганство"). Обвинитель - прокурор ЦИЦЕНКО.
ЕРМОЛАЕВА защищал  адвокат  Е.С.ШАЛЬМАН  (Хр.50),  ПОЛЯКОВА  -
адвокат А.А.РОГАТКИН.
     Арестовали ПОЛЯКОВА и ЕРМОЛАЕВА в ночь с 13 на 14  января
(Хр.52).  Оба  подсудимых  прошли психиатрическую экспертизу и
были признаны вменяемыми (Хр.53).
     Задолго до    начала   заседания   зал   суда   заполнила
специальная публика.  В здании суда лестница на 4-й этаж,  где
слушалось  дело,  была  перекрыта  милиционерами.  В  зал суда
допустили только жену ПОЛЯКОВА Елизавету ЦИТОВСКУЮ и его мать;
после допроса в качестве свидетелей в зале остались отец Игоря
А.М.ПОЛЯКОВ и мать Сергея М.П.ЕРМОЛАЕВА (обоих вызвали  в  суд
свидетелями по ходатайству адвокатов).
     В начале  заседания  ЕРМОЛАЕВ  заявил  три   ходатайства:
пустить  в  зал  суда  друзей  и родственников,  вернуть вещи,
изъятые на обыске (Хр.52,  53),  как не  имеющие  отношения  к
делу,  отложить  заседание,  так  как  бумаги,  по  которым он
готовился  к  суду,  были  изъяты   у   него   сегодня   утром
администрацией Бутырской тюрьмы. Адвокат ШАЛЬМАН поддержал эти
ходатайства.
     На первое  ходатайство суд ответил,  что в зале нет мест.
На второе - что этот вопрос будет решаться позднее.  На третье
-  заседание  отложено  не будет,  а если ЕРМОЛАЕВУ необходимо
подготовиться к защите, то ему дадут на это время.
     Тогда ЕРМОЛАЕВ  заявил,  что  не  может   участвовать   в
судебном заседании и просит увести его из зала суда.  Ему было
отказано,  после чего ЕРМОЛАЕВ сказал,  что не будет давать  в
суде показания.
     Согласно обвинительному  заключению,  14 января (1 января
ст.ст.) примерно в 0 ч.  20 мин.  ЕРМОЛАЕВ и ПОЛЯКОВ  вошли  в
вагон  метро и стали выкрикивать оскорбления в адрес КПСС.  На
требование граждан прекратить безобразие не  реагировали.  При
задержании  оказывали  сопротивление:  отталкивали  граждан  и
выкручивали  им  пальцы,  упирались,  не  хотели  выходить  из
вагона.  В  комнате  милиции  оскорбляли  сотрудника  милиции,
который участвовал в их  задержании,  других  граждан  и  весь
советский народ. Молились, встав на колени.
     ПОЛЯКОВ рассказал на  суде,  что  он  и  ЕРМОЛАЕВ  дважды
прокричали   "КПСС  -  банда!  КПСС  -  палачи!",  после  чего
замолчали.  Сопротивления подошедшему БОГОЯВЛЕНСКОМУ и  никому
другому он не оказывал. В милиции молчал. Не отрицает, что был
нетрезв.
     В связи с тем,  что ЕРМОЛАЕВ отказался давать показания в
суде,  были зачитаны его показания,  данные во время дознания.
(ЕРМОЛАЕВ объяснил,  что,  давая эти показания, думал, что ему
предъявлена ч.1  ст.206  -  в  этом  его  заверил  следователь
ЧИСТЯКОВ;  он  же  и  записывал  показания  - все формулировки
искажены.)
     Свидетель В.И.БОГОЯВЛЕНСКИЙ начал с того,  что потребовал
осудить ЕРМОЛАЕВА и ПОЛЯКОВА самым строгим образом  и  держать
их в строжайшей изоляции от общества. Он рассказал, что ехал в
метро со своей знакомой ОСИПОВОЙ,  когда ЕРМОЛАЕВ и ПОЛЯКОВ по
счету  ЕРМОЛАЕВА  "Три-четыре!"  два раза выкрикнули:  "КПСС -
банда!  КПСС - палачи!".  Возмутившись,  он подскочил к ним  и
схватил их.  ПОЛЯКОВ отвел его палец, причинив ему боль. Затем
он попросил граждан помочь ему  задержать  хулиганов.  Подошли
еще трое мужчин, и вместе они повели задержанных в милицию.
     На вопрос РОГАТКИНА,  сопротивлялись ли подсудимые, когда
их   вели,   БОГОЯВЛЕНСКИЙ   ответил,   что   они   не   могли
сопротивляться,  так как их вели четверо  здоровых  мужчин.  В
милиции,   по   словам   БОГОЯВЛЕНСКОГО,  ЕРМОЛАЕВ  и  ПОЛЯКОВ
оскорбляли свидетелей и весь советский  народ,  говорили,  что
пошли  бы  служить  в  армию  ВЛАСОВА.  ПОЛЯКОВ назвал ОСИПОВУ
женщиной легкого поведения (согласно показаниям  ОСИПОВОЙ,  ее
оскорблял  ЕРМОЛАЕВ).  БОГОЯВЛЕНСКИЙ  сказал,  что  он был так
возмущен выкриками ЕРМОЛАЕВА и ПОЛЯКОВА, что готов был удавить
их своими руками.
     А.А.ОСИПОВА, повторив   почти   то   же,   что    говорил
БОГОЯВЛЕНСКИЙ,  сказала,  что,  если бы у нее были такие дети,
она убила бы их (после суда БОГОЯВЛЕНСКИЙ и ОСИПОВА уехали  на
милицейской машине).
     Свидетелями были еще двое из участвовавших в  задержании:
Н.И.РЫЖКОВ  (он  подтвердил слова ПОЛЯКОВА,  что в милиции тот
молчал)  и  милиционер  ЗАГИТДУЛИН  (ЕРМОЛАЕВ  оскорбил   его,
сказав,  что он выслуживается; сопротивления ему не оказывали;
в записной книжке ЕРМОЛАЕВА он обнаружил телефон САХАРОВА).
     В характеристике ПОЛЯКОВА с места работы сказано,  что он
- один из лучших специалистов отдела;  за несколько месяцев до
ареста  подал  заявление  о выходе из комсомола (исключили его
уже после ареста).
     Прокурор в    своей    речи    обвиняла    подсудимых   в
"клеветнических   измышлениях,   порочащих..."   Она   назвала
отягчающие  обстоятельства:  оба  были  пьяны  -  и смягчающие
обстоятельства:  молодость,  первая судимость,  у ПОЛЯКОВА  на
иждивении  находится  ребенок  (на  самом  деле у ПОЛЯКОВА нет
детей).  Для ЕРМОЛАЕВА  прокурор  потребовала  5  лет  лишения
свободы  (максимальный  срок по ч.2 ст.206),  для ПОЛЯКОВА - 4
года.
     Адвокат РОГАТКИН   сказал,   что   если  его  подзащитный
обвиняется в "клеветнических измышлениях,  порочащих ...",  то
ему должна быть предъявлена ст.190-1,  но и по ней он не может
быть   осужден,   так   как   эта    статья    предусматривает
"систематическое  распространение",  а  не  единичный  случай.
Ссылаясь  на  показания  свидетелей,  адвокат  доказывал,  что
ПОЛЯКОВ не хулиганил и не оказывал сопротивления;  кроме того,
его  действия  нельзя  назвать  "отличающимися  исключительным
цинизмом   или  особой  дерзостью"  (из  текста  ч.2  ст.206).
Поступок ПОЛЯКОВА адвокат  объяснил  тем,  что  он  был  пьян.
Адвокат   просил   назначить  ПОЛЯКОВУ  административную  меру
наказания.
     Адвокат ШАЛЬМАН   также   сказал,  что  в  действиях  его
подзащитного нет состава преступления по  ст.206.  Он  указал,
что    подсудимые   не   могли   оказать   приписываемого   им
сопротивления четырем взрослым,  здоровым  мужчинам,  один  из
которых  - боксер (БОГОЯВЛЕНСКИЙ).  Отметив состояние здоровья
ЕРМОЛАЕВА (у него гастрит,  холецистит,  гепатит),  он  просил
оправдать его.
     В последнем   слове   ПОЛЯКОВ   сказал,  что  случившееся
произошло  не  совсем  случайно.  Он  сожалеет,  что  все  это
произошло в такой форме, но причиной являются его убеждения, о
которых в зале суда он не считает нужным говорить.
     ЕРМОЛАЕВ тоже  сказал,  что  его  выкрики  отражают   его
убеждения,  и также выразил сожаление,  что проявил их в такой
форме.  Незадолго до этого были осуждены А.ОГОРОДНИКОВ (Хр.52)
и другие его друзья.  Их осудили,  как он считал,  незаконно -
можно  понять  его  состояние.  ЕРМОЛАЕВ  сказал,  что  своими
выкриками  он  не  оскорблял  ни народа,  ни государства и что
многие показания свидетелей не соответствуют действительности.
     Суд приговорил ЕРМОЛАЕВА к 4 годам и ПОЛЯКОВА к 3 годам 6
месяцам  лагеря  усиленного  режима.  (В  протоколе  судебного
заседания записано, что прокурор просила не 5 и 4, а 4 и 3.)
     Об обстановке  вокруг суда А.НАЙДЕНОВИЧ написала короткий
(3 стр.) очерк "Открытый суд по-советски".
     8 октября   Е.ЦИТОВСКАЯ   обратилась   в   "Международную
Амнистию" с просьбой взять ее мужа под защиту,

     потому что нельзя позволить,  чтобы в стране,  называющей
     себя  цивилизованной,  человека приговаривали к 3,5 годам
     лишения  свободы  за  оскорбление  политической   партии,
     стоящей у власти.
                                                                     
     11 ноября  Московский  городской   суд   в   кассационном
рассмотрении   оставил   приговор  в  силе.  По  соглашению  с
подзащитными  адвокаты  на  кассационный  суд  не   пришли   -
рассмотрение продолжалось несколько минут.