Суд над НИКИТИНЫМ
                                                                     
     23 мая  против  члена  СП  СМОТ  (Хр.51) Николая НИКИТИНА
(Хр.51,  53) было возбуждено уголовное  дело  по  ст.190-1  УК
РСФСР.   1  июня  ст.  следователь  Ленинградской  прокуратуры
ТОПОЛЯН   подписал   постановление   об    аресте    НИКИТИНА.
По-видимому,   в   июне-июле   местонахождение  НИКИТИНА  было
следственным органам неизвестно.
     В ночь  с 3 на 4 августа НИКИТИН был задержан на квартире
В.КУВАКИНА (см.  "Аресты, обыски, допросы") . Его отвели в 101
отделение милиции.
     Прямо в  милиции  НИКИТИНУ  предъявили  постановление  об
аресте,  санкционированное  прокурором  ВАСИЛЬЕВЫМ  6 августа.
НИКИТИН в знак протеста  объявил  голодовку  и  держал  ее  до
окончания суда.
     7 августа  следователь  Н.С.БОРОВИК  (Хр.52)   провел   в
квартире  КУВАКИНА  обыск  по  делу  НИКИТИНА.  На обыске были
изъяты бюллетени СМОТ,  копии писем  и  заявлений  КУВАКИНА  в
советские  органы.  КУВАКИН  записал в протокол обыска протест
против изъятия материалов,  не имеющих отношения ни  к  какому
уголовному делу. 7 сентября КУВАКИН направил прокурорам Москвы
и Ленинграда повторную жалобу по этому поводу.
     22 октября     Ленинградский     городской     суд    под
председательством  СКИПЕТРОВОЙ   рассмотрел   дело   НИКИТИНА.
Обвинителем  на  суде  выступал прокурор ПЕТРОВ.  От защитника
НИКИТИН отказался.
     На суде присутствовали друзья НИКИТИНА и "спецпублика".
     НИКИТИН (1948г.р.) обвинялся  в  том,  что  в  1978-79гг.
принимал  участие в составлении документов СМОТ:  заявления об
образовании СМОТ,  заявлений в защиту  В.НОВОДВОРСКОЙ  (Хр.51,
52),  М.КУКОБАКИ (Хр.51,  53),  В.СКВИРСКОГО (Хр.51-53) и Льва
СЕРГЕЕВА,  заявления в  Международную  конфедерацию  свободных
профсоюзов и заявления в МОК;  экземпляр последнего заявления,
написанный рукой НИКИТИНА,  был изъят на  квартире  М.МОРОЗОВА
(Хр.53).
     НИКИТИН не признал себя виновным.  О заявлении в  МОК  он
объяснил,  что  просто  переписал его с текста,  составленного
неизвестным лицом;  об остальных  заявлениях  он  сказал,  что
знаком с их содержанием,  участия в их составлении не принимал
и подписывал их в  качестве  члена  СП  СМОТ.  НИКИТИН  указал
также,  что  заявление  в защиту СЕРГЕЕВА никакого отношения к
СМОТ  не  имеет,  поскольку  было  написано   гораздо   раньше
образования  СМОТ,  а заявление в МКСП,  будучи неподписанным,
является простой бумажкой.
     НИКИТИН ходатайствовал о том,  чтобы ему разрешили давать
показания сидя - идет третий месяц голодовки и у него кружится
голова. Суд удовлетворил ходатайство.
     На вопрос народного заседателя РЫЛОВОЙ "С  каких  пор  Вы
стали  заниматься  такого  рода  деятельностью?  Когда  у  Вас
появились такие убеждения?" НИКИТИН  ответил:  "Мои  убеждения
сформировались   в   последнее  время,  когда  я  лучше  узнал
действительность,  с тех пор,  как стали открыто  преследовать
правозащитников".
     РЫЛОВА: Откуда Вы об этом узнали?  Ведь такие факты, если
они и есть, обычно не оглашаются (смех в зале).
     НИКИТИН: Об этом я узнавал из газеты "Правда",  из газеты
"Известия" и по другим каналам информации.
     В суде в качестве свидетелей были допрошены  доставленный
под  стражей  Лев  ВОЛОХОНСКИЙ,  жена  подсудимого  Александра
НИКИТИНА,  Юрий УШАКОВ (псевдоним - ГАЛЕЦКИЙ;  его допрашивали
на  предварительном  следствии по делу ВОЛОХОНСКОГО - Хр.53) и
Андрей ДРУЖИНИН (его допрашивали на суде по делу  ВОЛОХОНСКОГО
- Хр.53).
     Из допроса ВОЛОХОНСКОГО:
     Судья: НИКИТИН  принимал  активное  участие в составлении
документов СМОТ?
     ВОЛОХОНСКИЙ: НИКИТИН   входит  в  СП  СМОТ  и  подписывал
документы СМОТ, под которыми стоит его подпись.
     Судья: Кого можно считать автором документов СМОТ?
     ВОЛОХОНСКИЙ: Весь СП СМОТ, всех, кто их подписывал.
     Судья: Значит, соавторами документа являются все, кто его
подписал?
     ВОЛОХОНСКИЙ: Да, конечно.
     НИКИТИН: То,  что  подписавшие  документ   являются   его
соавторами, - это твое частное мнение?
     ВОЛОХОНСКИЙ: Да, разумеется.
     Из обвинительной речи прокурора:
                                                                         
          ... Находятся такие отщепенцы,  как Никитин, которые
     стремятся все опорочить. С такими отщепенцами мы боролись
     и будем бороться, такие взгляды мы будем пресекать.
                                                                         
     Прокурор предложил  учесть состояние здоровья НИКИТИНА (у
него коронарная недостаточность),  первую судимость и  хорошие
характеристики  и назначить НИКИТИНУ наказание в виде двух лет
лишения свободы в колонии общего режима.
     Из защитительной речи НИКИТИНА:
                                                                         
          В обвинительном   заключении,   предъявленном   мне,
     задачи СМОТ два раза  были  названы  заведомо  ложными  и
     клеветническими, в то время как задачей СМОТ, как и любой
     другой  профсоюзной  организации,является   защита   прав
     трудящихся.
          Вводя в обвинительное заключение подобные заявления,
     советские  власти клевещут не только на меня лично,  но и
     на весь СМОТ в целом,  пытаясь любыми методами  опорочить
     профсоюзное движение.
          СМОТ -  легальная  профсоюзная  организация.   Право
     создания  подобных организаций гарантировано Конституцией
     СССР,  а  также  Международными   пактами,   подписанными
     правительством   СССР.  Поэтому  преследование  советских
     граждан за факт принадлежности к профсоюзной организации,
     не   находящейся   под  контролем  КПСС,  является  актом
     антиконституционным,  а правосудие,  осуществляющее такое
     преследование, - преступным.
          ...Обвинение даже  не  пыталось  доказать   ложность
     содержания документов СМОТ,  и поэтому мне представляется
     нелепым обсуждать вопрос о том,  какое отношение я имею к
     этим  письмам  -  составлял  ли  я их,  распространял или
     только подписывал.
          Подписанные мною документы я только читал, полностью
     согласен  с  их  содержанием.  Однако  ни   автором,   ни
     распространителем их я не являюсь.
          Обвинение построено  на  ложных  утверждениях.  Меня
     обвиняют   в   изготовлении   и   распространении  писем.
     Подписание их рассматривается как авторство ...
          Дело от начала до конца сфабриковано.
                                                                      
     Из последнего слова:
                                                                      
          В своей  речи  прокурор  упомянул  о  том,  что  мои
     родители   воевали   и   защищали   Ленинград.   Я   хочу
     остановиться  на  этом  подробнее.  Мои родители защищали
     потом и кровью омытую землю, свою Родину, а не сталинский
     режим.   Несмотря  на  то,  что  они  и  миллионы  других
     советских людей жили в страхе, под давлением, под угрозой
     лагерей.
          Я не   хочу  возвращения  сталинщины,  а  также  тех
     событий,  которые случились уже после  смерти  Сталина  -
     например, в Новочеркасске.
          Я всегда  буду  выступать  против   нарушений   прав
     трудящихся, где бы и кем бы они ни нарушались.
          Двое из Совета представителей СМОТ уже осуждены, я -
     третий, таким образом, в нашем лице судят СМОТ, свободный
     профсоюз ...
          ...Кроме того,   я   хочу   заявить,  что  во  время
     предварительного следствия  я  один  месяц  содержался  с
     человеком,  у  которого  была открытая форма туберкулеза.
     Все это время я не имел прогулок, положенных по закону, к
     тому  же  камера не проветривалась,  окна не открывались.
     Когда этот человек снял голодовку,  так как по  состоянию
     здоровья он больше не мог ее держать,  и его перевели,  я
     потребовал обследования на  туберкулез,  но  мне  в  этом
     отказали.
          Последнее время   я  задыхаюсь,  у  меня  участились
     сердечные  приступы.  Речь  идет  уже  не  о   сохранении
     здоровья,  а о жизни.  Поэтому я сейчас снимаю голодовку,
     но  буду  вынужден  опять  ее  начать,  если  я  не  буду
     обследован   на   туберкулез   и  не  получу  необходимой
     медицинской помощи.  Можно рисковать своим здоровьем,  но
     права на жизнь меня никто не может лишить.
                                                                             
     Приговор повторил  все  пункты обвинительного заключения,
кроме письма в МОК.  Суд приговорил НИКИТИНА к полутора  годам
лагеря общего режима.  Судья назвала приговор актом гуманности
советского государства по отношению к НИКИТИНУ.
     СКИПЕТРОВА запрещала во время суда вести записи. По этому
поводу В.КУВАКИН 26 октября послал председателю Ленинградского
городского  суда  "Жалобу  на  нарушение  гласности  судебного
разбирательства".