Пермские лагеря
                                                                       
     В 35  лагере - около 70 заключенных,  в 36 лагере - около
60,  в 37 лагере - 24 заключенных в  "большой"  зоне  и  19  в
"малой" (ср. Хр.45).
                                                                       

     35 ЛАГЕРЬ
                                                                       
     14 апреля  Н.МАТУСЕВИЧ наказан 15 сутками ШИЗО.  В апреле
же его лишили майского "общего" свидания,  а в июне он получил
три  месяца ПКТ,  В ПКТ его еще раз наказали 15 сутками ШИЗО -
за отказ от работы (в Хр.53 его наказания указаны неточно).
     В начале  июля,  еще  не зная,  что брат находится в ПКТ,
Т.МАТУСЕВИЧ запросила  начальника  лагеря  Н.М.ОСИНА  о  сроке
"личного"  свидания  (наступавшем  18  июня).  Тот  ответил  -
"свидания лишен".  На повторный запрос  об  этом  же  свидании
Т.МАТУСЕВИЧ  получила ответ ОСИНА от 10 августа о том,  что 14
августа  МАТУСЕВИЧ  лишен  "очередного  свидания",  а  о  дате
длительного свидания он известит ее сам. В конце сентября она,
действительно, получила письмо от брата, вышедшего уже из ПКТ,
в  котором  он  приглашал  приехать  на  "личное"  свидание  и
одновременно сообщал,  что 14 августа ему объявлено о  лишении
его  "общего" свидания,  срок которого наступал в ноябре.  Она
взяла билеты и телеграфировала брату о выезде,  однако за  два
дня  до  отъезда  пришла  телеграмма от ОСИНА о том,  что брат
свидания лишен.  В начале ноября мать МАТУСЕВИЧА  сделала  еще
один  запрос о сроке "личного" свидания,  а его жена - о сроке
"общего".  Вскоре пришла телеграмма ОСИНА: "Свиданий на 1979г.
лишен".
     МАТУСЕВИЧ болен  гипертонией  (по   гипертонии   он   был
освобожден от армии), у него больное сердце.
     В октябре мать Н.МАТУСЕВИЧА  обратилась  "ко  всем  людям
доброй воли" с призывом защитить ее сына.
     До МАТУСЕВИЧА плохо доходят письма от родных.
                                                                       

     36 лагерь
                                                                       
     Летом в  лагере  начали  изготовлять  окованные   железом
двери, дверные и оконные решетки.
     По предположению заключенных,  рядом с этим лагерем будет
построена либо тюрьма, либо зона особого режима.
                                                                       
                            *****
                                                                       
     На работу    выходят    35   заключенных.   Остальные   -
нетрудоспособны.
                                                                       
                            *****
                                                                       
     Весной в специальном журнале МВД для заключенных "К новой
жизни" была  опубликована  статья  ДОВГАНИЧА  (Хр.48,  50-52),
бывшего заключенного 36 лагеря.  В статье утверждается,  что в
лагере  "диссиденты"  каждый  месяц  получают  из-за   границы
посылки  и  бандероли стоимостью по 250-400 руб.  "Диссиденты"
сами объедаются,  передают продукты  "своим"  даже  в  ПКТ,  а
остатки   продают  другим  заключенным.  Чтобы  не  привлекать
излишнего  внимания,   "диссиденты"   обманывают   охранников,
думающих,  что они идут в баню мыться, а на самом деле там они
поедают свои припасы.
     Еще до публикации  администрация  показывала  эту  статью
КОВАЛЕВУ  (он  упомянут  в  ней  в контексте "Ковалев и другие
сионисты..."), спрашивали его мнение. КОВАЛЕВ ответил, что, по
его мнению,  статью можно смело публиковать, не требуются даже
комментарии.
                                                                        
                            *****
                                                                        
     20 сентября   заключенные   36   лагеря    совместно    с
заключенными  37  лагеря  провели  "День  защиты  Хельсинкских
групп".  Для заключенных 37 лагеря  -  это  уже  второй  такой
"день" (Хр.51).
     ГРИГОРЯН, ИСМАГИЛОВ,   КОВАЛЕВ,   МАРИНОВИЧ   и   ЮСКЕВИЧ
объявили  однодневную  голодовку  и  написали  соответствующие
заявления администрации.
                                                                        
                            *****
                                                                        
     Осенью ряд  заключенных  был  переведен  на новую рабочую
операцию   по   сборке   (лагерная    продукция    -    детали
электроутюгов).   Для   сборки  одной  детали  надо  завернуть
полуавтоматической отверткой 3 или 4 трехмиллиметровых  винта,
к  двум  из  которых еще прикрепить шнур.  шнур потом еще надо
скрутить. Норма на этой операции - более 700 деталей. Никто из
заключенных  не  может  выполнить  этой  нормы.  Самая большая
выработка не превышает 400 деталей.  Инвалидам 2-й группы  (их
рабочий  день  вдвое  меньше)  назначено по полнормы,  однако,
чтобы выполнить свою норму, инвалиды работают и после обеда.
     Администрация старается заставить  заключенных  выполнять
норму.  При  этом  ссылаются  на то,  что "даже" инвалиды свою
норму  выполняют.  По  приглашению  администрации   в   лагерь
приезжали  какие-то  работницы,  совершающие  эту  операцию на
"вольном предприятии", которые за день выполняют эту норму.
     Заключенные расценивают  перевод  на  новую  операцию как
наказание,  поскольку  она  требует  определенных  навыков   и
большой сноровки, а с предыдущей операцией они уже освоились и
выполняли норму. В то же время заключенные, переведенные на их
старое  место,  в  свою  очередь  не  могут  пока  освоиться и
выполнять норму.
     Известно, что  на  первую  операцию  переведены ГРИГОРЯН,
ИСМАГИЛОВ,  КОВАЛЕВ,  СТРОЦЕНЬ и  ЮСКЕВИЧ.  Перевод  СТРОЦЕНЯ,
вероятно,  обусловлен  его упорным отказом написать прошение о
помиловании (Хр.52),

                            *****
                                                                       
     С лета  должность  начальника  оперчасти  вместо  РОЖКОВА
занимает  НИКОМАРОВ  (именно  он  в  марте  объяснил  КОВАЛЕВУ
причину неудавшегося свидания с адвокатом РЕЗНИКОВОЙ тем,  что
она заявила о нежелании видеть КОВАЛЕВА - Хр.53).
                                                                       
                            *****
                                                                       
     В августе на свидание к ЮСКЕВИЧУ приехала дочь. В день ее
приезда было вывешено объявление,  что свидания отменяются "до
особых  распоряжений".  Свидание  ЮСКЕВИЧУ  было предоставлено
через неделю в 35 лагере.

                            *****
                                                                       
     18 октября дежурный помощник РАК  потребовал  у  ЮСКЕВИЧА
объяснений,  почему  он  находится  не  на рабочем месте.  Тот
ответил,  что идет налить воды.  Вечером того же дня  ЮСКЕВИЧУ
было объявлено о наказании его 5 сутками ШИЗО за "оскорбление"
РАКА.  Однако на следующий день ЮСКЕВИЧ неожиданно (конец  его
срока - в декабре) был взят на этап к освобождению.
     (Такие действия   администрации   на   лагерном   жаргоне
называются "сорвали на этап". Очевидный мотив таких "срывов" -
воспрепятствовать     остающимся    в    зоне    передать    с
освобождающимися какие-либо сведения на "волю".)
     Перед этапом   у  ЮСКЕВИЧА  отобрали  приговор  и  личные
записи, в том числе тетрадь с записями по иглотерапии, тетради
с  упражнениями по иностранным языкам,  самодельные словарики,
66  стихотворений,   подаренных   ему   освободившимся   ранее
И.КАЛИНЦЕМ.
                                                                       
                            *****
                                                                       
     В 1981г. кончается срок у заключенного О.КУЛАКА (25 лет).
Онуфрий   КУЛАК   родился   в  1928г.  Участник  войны.  Имеет
благодарность от СТАЛИНА  за  участие  во  взятии  Берлина.  В
1956г.   осужден  за  участие  в  УПА.  До  конца  60-х  годов
отказывался  работать  в  лагере.  Теперь  уже  несколько  лет
отказывается от посылок, бандеролей, писем.
     Он болен,  тромбофлебит,  трофическая язва на ноге. Имеет
2-ю группу инвалидности.
     В 1978г.  его  активно  уговаривали  написать  прошение о
помиловании.  Он  отказался,  после   этого   с   него   сняли
инвалидность   (Хр.51).  Восстановили  инвалидность  только  в
августе   1979г.   Уговоры   написать   на   "помиловку"    не
прекращаются.
                                                                       
                            *****
                                                                       
     В начале августа из 19 Мордовского лагеря привезли  около
10 человек.  Кроме А.ЗАГИРНЯКА (Хр.51), Л.ЛУБМАНА и А.ТУРИКА в
этой партии - несколько осужденных "за войну".  Среди них есть
совершенно дряхлые или очень больные люди.

                            *****
                                                                       
     Узнав о  голодовке  С.КОВАЛЕВА  (с  15  июня по 11 июля -
Хр.53),  его сын Иван КОВАЛЕВ 30 июня обратился  с  письмом  к
БРЕЖНЕВУ:
                                                                       
          Очевидно, Вы понимаете,  что заключенный, которого и
     без того морят голодом,  может прибегнуть к такой крайней
     форме протеста лишь в самых чрезвычайных обстоятельствах.
                                                                       
     Далее И.КОВАЛЕВ  пишет  об отказе С.КОВАЛЕВА от переписки
(Хр.47),  о нарушении его  права  на  защиту,  об  "откровенно
издевательском"  лишении  его  последнего (июньского) свидания
(Хр.53).
                                                                       
          За четыре с лишним года  вынужденного  знакомства  с
     советской   карательной  системой  я  убедился  в  полной
     безнаказанности любого произвола.  Полагаю, что Вы, глава
     государства,   более,   чем   кто-либо,  ответственны  за
     беззакония.
                                                                       
     25 июля  к  С.КОВАЛЕВУ  приехал  прокурор  МЕЛЬНИКОВ.  Он
сказал,  что  должен  побеседовать  "по жалобе,  поступившей в
прокуратуру  РСФСР".  Подробно   обсудив   причины   голодовки
С.КОВАЛЕВА,   Мельников   задал  ему  два  вопроса:  морят  ли
заключенных голодом  и  как  обстоит  дело  с  их  медицинским
обслуживанием.  КОВАЛЕВ ответил,  что на общем лагерном режиме
"голодом не морят",  но подробно описал питание в ШИЗО  (через
день 1350 ккал, через день - 850 ккал при общей лагерной норме
2450 ккал - Хр.33); если говорить только о нем самом, то он не
помнит случая, чтобы ему не была оказана медицинская помощь.
     8 августа  заместитель  прокурора   РСФСР   А.С.ПОБЕЖИМОВ
ответил  И.КОВАЛЕВУ  на  его письмо БРЕЖНЕВУ:  по поручению ЦК
КПСС проведена проверка,  нарушений прав С.КОВАЛЕВА в  области
переписки  не  обнаружено,  по его же собственному заявлению в
суде,  он защищался сам,  отказавшись от адвоката,  свидания с
адвокатом  предоставлялись  трижды,  на  1  марта  также  была
назначена встреча,  однако РЕЗНИКОВА отказалась от  встречи  с
КОВАЛЕВЫМ  (Хр.53),  свидания  с родственниками в июне КОВАЛЕВ
лишен обоснованно,  питание всем заключенным,  в том  числе  и
ему,   предоставляется   "в   соответствии   с  установленными
нормами",  медицинская помощь  оказывается  и  оказывалась,  в
настоящее время здоровье С.КОВАЛЕВА удовлетворительное.
     8 августа С.КОВАЛЕВУ было предоставлено "личное" свидание
с   родственниками.  Впервые  ему  разрешили  двое  суток.  На
свидании КОВАЛЕВ рассказал,  что весной он лежал в санчасти по
поводу гипертонии,  давление было за 200.  (4 июня,  когда его
жена и дети приезжали к нему на свидание,  ФЕДОРОВ заявил  им,
что  со  здоровьем  у  КОВАЛЕВА все в порядке,  жалоб нет.) Во
время   голодовки   давление   у   КОВАЛЕВА   понизилось    до
гипотонического  (100),  а  к  моменту  свидания  поднялось до
нормального уровня.  Однако и к этому времени он был еще очень
слаб, ноги все еще отекали.
     КОВАЛЕВ сообщил  родственникам,  что   хочет   попытаться
возобновить переписку и уже сдал на цензуру первое письмо.  По
этому поводу он передал свой  разговор  с  начальником  лагеря
ЖУРАВКОВЫМ.
     Еще во  время  встречи  с   адвокатом   КОВАЛЕВ   передал
ЖУРАВКОВУ  свою  просьбу  -  переговорить  с ним в присутствии
адвоката.  ЖУРАВКОВ передал ответ -  обязательно  зайдет,  как
только  найдется  время.  В течение трех дней,  пока не уехала
РЕЗНИКОВА,  времени у него не  "нашлось".  На  следующий  день
после ее отъезда эта беседа все-таки состоялась.
     КОВАЛЕВ объяснил   ЖУРАВКОВУ,   что   хочет   попробовать
возобновить переписку,  но хотел бы иметь гарантии прекращения
почтовых "пропаж". Достаточной гарантией он считает следующее.
Он напишет жене,  что ЖУРАВКОВ подтвердил правильное понимание
КОВАЛЕВЫМ закона:  приходящие на его имя письма  администрация
может  либо  конфисковать,  предъявив ему соответствующий акт,
либо передать ему;  его  же  письма  будут  либо  возвращаться
цензурой на переделку, либо немедленно отправляться.
     ЖУРАВКОВ ответил,  что закон КОВАЛЕВ понимает  правильно,
но  сослаться  в  письме на это свое мнение запретил - сказал,
что оно будет конфисковано. Поэтому КОВАЛЕВ убрал это место из
письма.
     Его жена это письмо получила.  Оно до сих  пор  первое  и
единственное.
                                                                      

     37 лагерь
                                                                      
     Сюда в  "большую"  зону прибыл А.Цурков (суд - Хр.53).  В
одном бараке с ним М.КОСТАВА, М.КИЙРЕНД и М.ТИЛГАЛИС.
     28 августа А.ЦУРКОВ имел "личное" свидание с женой - трое
суток.  Перед свиданием и после него ее тщательно обыскивали -
вплоть до приседаний.
     У ЦУРКОВА резко ухудшилось зрение. У него тромбофлебит.
                                                                      
                            *****
                                                                      
     21 августа Ю.ОРЛОВ имел "личное" свидание с женой и сыном
- одни сутки. При обыске Ирина отказалась раздеваться догола.
     Заместитель начальника лагеря по режиму  сказал  ей,  что
свидание дается по минимальному сроку, так как ОРЛОВ "не хочет
выполнять норму".  За невыполнение нормы ОРЛОВА лишили ларька,
администрация угрожает дальнейшими наказаниями. На самом деле,
он не может выполнять норму по здоровью.
     Работает он снова (Хр.53) токарем.  Переутомляется, часто
болят голова и позвоночник,  иногда отнимаются правая  рука  и
нога  (видимо - это последствия сотрясения мозга,  полученного
им в автомобильной катастрофе). С трудом он добился разрешения
отдыхать два часа до или после работы.
     В течение года Орлов жаловался на зубную боль,  но не мог
добиться  помощи.  Он  написал  в Прокуратуру СССР.  Незадолго
перед свиданием он получил ответ из Медуправления МВД: "Зубной
техник  приезжал,  Вас  обслужили".  Помощи  ОРЛОВ  так  и  не
получил.
     ОРЛОВ получает  от  жены  в  среднем только одно письмо в
месяц,  хотя она пишет гораздо чаще.  Письма,  посланные из-за
границы,   он   не   получает.  Ему  запрещают  вести  научную
переписку, научные замечания вычеркивают даже из писем жене.
     На свое заявление в прокуратуру по поводу изъятия научной
переписки ОРЛОВ получил ответ:
                                                                      
          ...Осужденный может хранить у себя личную переписку,
     пять  книг и кроме этого ничего другого,  в том числе под
     видом научных записей.
                                                                      
     Вернувшись со  свидания,  Ирина   ВАЛИТОВА   27   августа
опубликовала  заявление о положении мужа.  В нем она по памяти
воспроизвела заявление ОРЛОВА к 12  мая  -  третьей  годовщине
создания Московской группы "Хельсинки":
                                                                      
                        К годовщине Группы
                                                                      
          Я верю - наши жертвы не напрасны!
          Вклад демократического движения за многие  годы  его
     существования
          - в изменении фразеологии верхов,  которое влияет на
     следующее поколение;
          - в идеологической эмансипации интеллигенции;
          - в   растущей   симпатии   рабочих   к   пропаганде
     политических и гражданских свобод.
          Поэтому я оптимистически смотрю в будущее.
                                                                      
     В конце  сентября  -  начале октября Ю.ОРЛОВ послал в КГБ
список "стукачей"  зоны;  один  из  них  (СЮРГУЧЕВ)  признался
ОРЛОВУ, что приставлен к нему.
     В октябре ОРЛОВА допросили в связи с  тем,  что  рукопись
его   научной  статьи  была  обнаружена  за  зоной  (в  выносе
подозревается кто-то из вольнонаемных  служащих).  22  октября
ему дали за это шесть месяцев ПКТ.
                                                                      
                            *****
                                                                      
     24 сентября    М.КОСТАВА,    Б.МУХАМЕТШИН,    А.БЕРНИЧУК,
М.КИЙРЕНД,  А.ЦУРКОВ,  С.КУЗНЕЦОВ,  Н.БЕЛОВ, КОКОРИН, УКОЛОВ и
МАГДЕЕВ   провели   однодневную   забастовку.   В  заявлениях,
направленных  начальнику  "учреждения  ВС-389"  ХОРЬКОВУ,  они
протестовали  против замены круп на овес,  замены мяса утиными
потрохами,  задержки  корреспонденции,   неежедневной   выдачи
молока на вредной работе (вместо 0,5 л в день им выдавали один
раз в неделю 3,5 л)  и  показа  в  течение  нескольких  недель
одного и того же фильма.
     Ответ на забастовку  и  заявления  -  наказания  (кому  -
выговор, кому - наряд на уборку).
                                                                      
                            *****
                                                                      
     Администрация конфискует  марки,  чистые открытки,  в том
числе - с репродукциями,  и конверты,  присылаемые  в  письмах
(ср. Хр.52).