В других тюрьмах и лагерях
                                                                      
     В новом,   "уголовном",  лагере  В.ПИДГОРОДЕЦКИЙ  (Хр.53)
встретил ХРОМУШИНА,  ранее - начальника оперчасти 35 Пермского
лагеря,  известного своими садистскими наклонностями, теперь -
помощника районного прокурора по надзору  за  местами  лишения
свободы.  ПИДГОРОДЕЦКИЙ  спросил  ХРОМУШИНА  о  причине своего
перевода.  Тот ответил: "Для лечения отита". - "Почему же меня
не лечат?" - "Не знаю".
     В письмах  ПИДГОРОДЕЦКИЙ  сообщает  о  дикости  нравов  в
"уголовном" лагере, о том, что мечтает вернуться в политзону.
     Известно, что  у  ПИДГОРОДЕЦКОГО  гипертония,  коронарная
недостаточность   (иррадиация   в   левую  руку),  одышка  при
физическом напряжении.  Сейчас он сообщает об отите и болях  в
правой руке.
     В 35 Пермском лагере ему сделали операцию по поводу грыжи
-  операционная  рана  не  заживала  несколько  месяцев,  было
нагноение.
                                                                      
                            *****
                                                                      
     М.СИМЧИЧ (Хр.53) послал заявление - сначала в МВД,  потом
в  КГБ  -  с просьбой перевести его либо обратно в 35 Пермский
лагерь,  либо  в  Запорожскую  область  (его  семья  живет   в
Запорожье),  так  как  в новом лагере при его здоровье условия
очень тяжелые и  жене  очень  трудно  до  него  добраться.  Из
заявления  в  КГБ:  "За  27 лет заключения я полностью потерял
здоровье. За 8 лет на Колыме цинга уничтожила почти все зубы",
     В новом  лагере СИМЧИЧУ предложили писать домой по-русски
- он ответил, что не писал и не будет писать по-русски.
     Во время   пересылки  с  СИМЧИЧЕМ  разговаривал  работник
Пермского УИТУ  полковник  КАРПОВ.  После  трехчасовой  беседы
КАРПОВ сказал:  "Я вижу,  вас не перевоспитали за 27 лет,  а я
тем более не берусь. Оставайтесь при своих убеждениях".
                                                                      
                            *****
                                                                      
     В середине октября В.БАРЛАДЯНУ (суд  -  Хр.46,  лагерь  -
Хр.47,   48,   51)   объявил   голодовку,  требуя  возвращения
материалов,  изъятых 25 сентября на обыске  у  его  жены  (см.
"Аресты, обыски, допросы").
     Солагерников БАРЛАДЯНУ допрашивают,  не клевещет ли он на
советскую власть. Ему угрожают новым делом. Конец срока у него
- 2 марта 1980г.

                            *****
                                                                          
     В июле-августе   Е.БУЗИННИКОВ  (суд  -  Хр.51;  лагерь  -
Хр.51-53) работал помощником электрика.
     В июле из бандероли, поступившей на имя БУЗИННИКОВА, было
конфисковано печенье,  названное в акте "неизвестным веществом
со специфическим запахом" (печенье было соленым).
     Начальник отряда     лейтенант     ШУЛЯЕВ    расспрашивал
БУЗИННИКОВА,  кто у него есть за рубежом,  и убеждал его,  что
переписка  заключенных  с заграницей запрещена.  Он фактически
подтвердил, что недоставка БУЗИННИКОВУ корреспонденции связана
с его статьей (=ст.190-1 УК РСФСР).
     В связи   с  переоборудованием  "учреждения  И-299/2"  со
строгого  режима  на  особый  БУЗИННИКОВА  вместе  с   другими
заключенными 9 октября перевели в "учр.  И-299/6".  Перевозили
их в железных ящиках,  установленных в кузовах грузовых машин,
загружая (сверху) в каждый ящик по 30-35 человек.
     28 октября БУЗИННИКОВА перевели в другой лагерь:  623980,
Свердловская  область,  г.  Тавда-1,  пос.  Белый   Яр,   учр.
И-299/1-9. Работает он в тарном цехе.
                                                                          
                            *****
                                                                          
     В лагере (Комсомольск-на-Амуре) А.ОГОРОДНИКОВ (Хр.51, 52)
три  раза  был  в  ШИЗО  за "проповедь".  С апреля от него нет
писем.  Осенью его перевезли в Ленинград (см. "Аресты, обыски,
допросы"). Конец срока у него 20 ноября.

                            *****
                                                                          
     В июне И.ЗИСЕЛЬСА  (суд  -  Хр.53)  доставили  в  лагерь:
275000,   УССР,   г.   Сокиряны   Черновицкой   области,  учр.
РЧ-328/67-Д (лагерь усиленного режима).
     Распорядок: 5.20 - подъем; 5.40 - завтрак; 7.00 - 15.00 -
работа;  16.20 - обед (по  медицинским  нормам  перерыв  между
приемами  пищи  не должен превышать 8 часов),  17.00 - 20.00 -
свободное время, 20.00 - проверка, ужин; 21.20 - отбой.
     Заключенные живут в трехэтажных каменных зданиях. В одной
секции с ЗИСЕЛЬСОМ - еще 15 чел., кровати - в два этажа.
     Ввиду язвы  желудка врач освободил ЗИСЕЛЬСА от работы под
землей добыча  камня  в  шахте).  Сначала  ЗИСЕЛЬСА  поставили
зашивать мешки, потом перевели сбивать ящики.
     В начале  августа  ЗИСЕЛЬС  получил  выговор  за то,  что
спросил,  будут ли ему и другим давать на новой работе молоко.
Формулировка: "Шантажировал группу отказаться от работы".
     В августе  ЗИСЕЛЬС  выполнил  норму,   и   его   поощрили
дополнительными  2 рублями на "ларек".  Всего за август на его
счет после вычетов поступило 8 руб. 39 коп.
     29 августа зам. начальника по политчасти майор РЕВУЦКИЙ и
начальник   оперчасти   капитан   ЧЕРНЕЙ  (его  жена  работает
цензором)  объявили  ЗИСЕЛЬСУ  о  конфискации  двух  писем  от
П.А.ПОДРАБИНЕКА    (Хр.48).    Мотивировка:    их   содержание
администрации непонятно,  смущают также ссылки на  иностранные
источники.  ЗИСЕЛЬС  добился,  что  7  сентября эти письма ему
отдали.
     29 августа примерно 40 заключенных,  в том числе ЗИСЕЛЬС,
в 12 час.  оставили работу и пошли на обед.  На следующий день
начальник ИТК капитан ЯКОВЛЕВ распорядился водить на обед в 12
час.
     30 августа     ЗИСЕЛЬС    отказался    писать    трудовые
соцобязательства.
     31 августа  ЗИСЕЛЬСА  снова перевели на зашивание мешков.
Было объявлено,  что с 1 сентября заключенные,  не выполнившие
дневную норму (65 мешков),  будут продолжать работать, пока не
выполнят ее.  1 сентября из 21 человека норму не выполнили 20.
Продолжать  работу оставили 11 человек,  в том числе ЗИСЕЛЬСА.
Оставленные отказались  работать  -  всех  отпустили.  ЗИСЕЛЬС
написал  заявление  о  нереальности  нормы и о плохих условиях
труда   (сырое   помещение,   работать   приходится   стоя   и
согнувшись). 3 сентября (2 сентября - воскресенье) после конца
рабочего дня никого  уже  оставить  не  пытались.  4  сентября
ЗИСЕЛЬСА опять перебросили на ящики.
     7 сентября ЗИСЕЛЬС  выполнил  150%  нормы.  После  работы
завхоз объявил, что бригада будет два дня чистить после работы
картошку,  кто хочет - седьмого,  остальные восьмого.  ЗИСЕЛЬС
решил пойти восьмого.  Через час по приказу начальника ИТК его
за отказ чистить картошку поместили на 15 суток в ШИЗО (из  18
человек  7  сентября  на  картошку  пошли только 5,  но больше
никого не наказали).
     ЗИСЕЛЬС находился  в   ШИЗО   без   вывода   на   работу,
соответственно - на пониженной норме питания. Четверо суток он
не мог спать из-за холода.  Полотенце ему дали на пятые сутки,
мыло и зубную щетку - на шестые.
     9 сентября в ШИЗО пришел КГБист.  Он  сказал,  что,  если
ЗИСЕЛЬС  будет  продолжать  помогать другим заключенным писать
жалобы и заявления, это может для него плохо кончиться.
     ЗИСЕЛЬС отправил   в   областную  прокуратуру  жалобу  на
незаконное помещение  в  ШИЗО.  Через  4  дня  к  нему  пришел
помощник  прокурора  г.  Сокиряны,  но  говорил он с ЗИСЕЛЬСОМ
только по поводу его жалобы на незаконный выговор; о помещении
в ШИЗО он говорить отказался: "Не уполномочен!".
     15 сентября у ЗИСЕЛЬСА началось обострение язвы желудка -
он вызвал врача.  Лекарств,  назначенных  врачом  (алмагель  и
но-шпа),  не  оказалось  - лечили бесалолом.  В тот же день по
заявлению о холоде в камере  приходили  РЕВУЦКИЙ  и  сотрудник
Черновицкого  УИТУ  капитан  ПУШНЫЙ;  они  сказали,  что им не
холодно.
     Все оставшиеся  дни ЗИСЕЛЬС безрезультатно просил,  чтобы
его,  в связи с болезнью,  перевели  на  режим  с  выводом  на
работу.
     22 сентября  ЗИСЕЛЬС  вышел  из  ШИЗО.  Заключенные тепло
встретили его.
     1 октября    ЗИСЕЛЬС   в   заявлениях,   отправленных   в
прокуратуру  УССР  и  УИТУ  УССР,  перечислил  все  нарушения,
допущенные в отношении него за три месяца.
     5 октября  жена  ЗИСЕЛЬСА  Ирена направила начальнику ИТК
письмо:
                                                                          
          Уважаемый т. Яковлев!
          Благодарю Вас   за   то,   что   Вы,   несмотря   на
     чрезвычайную занятость, нашли возможность ответить мне на
     телеграмму  по  поводу  отсутствия  писем  от  моего мужа
     Зисельса Иосифа Самойловича.
          Вы, несомненно,  знаете,  что  по  заключению врача,
     работающего в Вашем учреждении,  у  моего  мужа  язвенная
     болезнь.  Это явилось причиной освобождения его от работы
     в шахте.
          Как мне стало известно,  мой муж  провел  в  прошлом
     месяце  15  суток  в  штрафном  изоляторе,  что привело к
     обострению у него язвенной болезни.  К  сожалению,  я  не
     знаю, за какие нарушения мой муж был наказан, но в данном
     случае важно то, что наказание повредило его здоровью.
          Думаю, что  мой  муж был помещен в штрафной изолятор
     без Вашего ведома,  так  как  Вам,  безусловно,  известен
     гуманный  принцип советского законодательства о том,  что
     наказание не должно приносить ущерб здоровью заключенных.
          Надеюсь, что   в  следующий  раз  при  необходимости
     наказания моего мужа Вы найдете возможность сделать  это,
     не нанося вред его здоровью.
          Вы очень заняты,  поэтому прошу  Вас  не  затруднять
     себя ответом на это мое письмо.
                                                                          
     1 октября у ЗИСЕЛЬСА  при  обыске  изъяли  неотправленное
письмо   к   В.БАХМИНУ  с  описанием  сентябрьских  событий  и
надзорную жалобу,  составленную для другого заключенного.  Его
снова   на   15   суток  посадили  в  ШИЗО.  Формулировка:  за
нелегальную переписку, оскорбление администрации в заявлении в
прокуратуру   УССР   (согласно  ИТК,  заявления,  адресованные
прокурору, просмотру лагерной цензурой не подлежат) и помощь в
составлении  жалоб  другим  заключенным.  Отправляя ЗИСЕЛЬСА в
ШИЗО,  начальник ИТК выразил сожаление,  что "Гитлера на  него
нет", угрожал натравить на него уголовников, сгноить в шахте и
отправить на Север.
     16 октября,  по  выходе ЗИСЕЛЬСА из ШИЗО,  ЧЕРНЕЙ объявил
ему о конфискации трех писем из-за границы. Мотивировка: из-за
наличия нежелательной информации.  Состояние здоровья ЗИСЕЛЬСА
ухудшилось - 18 октября его поместили в санчасть; через неделю
его выписали.
     30 октября,  в  День  политзаключенного,  ЗИСЕЛЬС  держал
однодневную   голодовку.   В   заявлении   о   ней,   поданном
администрации,  он выразил протест против произвола,  угроз  и
репрессий.  За это его лишили "общего" свидания, полагающегося
в ноябре.  Мотивировка начальства:  голодовка  есть  нарушение
режима, так как, согласно п. 1 параграфа 23 Правил внутреннего
распорядка прием пищи происходит в столовой в  соответствии  с
режимом дня. ЯКОВЛЕВ очень резко говорил с ЗИСЕЛЬСОМ, допускал
антисемитские высказывания.
     10 ноября ЗИСЕЛЬС,  будучи простуженным,  отказался  идти
чистить картошку, за что третий раз получил 15 суток ШИЗО.
     12 ноября ЗИСЕЛЬС был переведен во Львовскую больницу МВД
"для  обследования".  Одновременно  его  жена получила из УИТУ
УССР письмо,  в котором сообщалось,  что ее муж "по  состоянию
здоровья" переведен "в другую зону".
                                                                      
                            *****
                                                                      
     Л.ВОЛОХОНСКИЙ после   суда   (Хр.53)   был   оставлен   в
Ленинградской тюрьме "Кресты" на хозработах.
     22 октября  его  возили на суд над его другом Н.НИКИТИНЫМ
(см. наст. вып.).
     23 октября ВОЛОХОНСКИЙ зарегистрировал  брак  с  Натальей
ЛЕСНИЧЕНКО.  Ему было предоставлено часовое свидание с женой и
матерью - через стекло.
     24 октября ВОЛОХОНСКОГО перевели в лагерь  общего  режима
"Яблоневка" (195213, Ленинград, учр. УС-20/7).
     11 ноября его вернули обратно в "Кресты".
     14 или 15 ноября он был взят на этап.
                                                                      
                            *****
                                                                      
     До середины  октября  В.БЕБКО  (суд  - Хр.53) находился в
Сызранском следственном изоляторе - "учр. ИЗ-42/2".
     20 августа  его мать Ф.Н.БЕБКО пожаловалась в прокуратуру
на притеснения ее сына со  стороны  сокамерников  (Хр.53),  11
сентября пом. прокурора г. Сызрани А.П.МАРТЫНОВ ответил ей:
                                                                      
          ... С прибытия в СИ-2 Бебко В.В. содержался в камере
     N128,  откуда был переведен в другую камеру  в  связи  со
     странным его поведением.
          Проверкой не установлено,  чтобы Ваш сын подвергался
     насилию  со  стороны  заключенных  камер,  в  которых  он
     содержится.
          Рекомендовано администрации СИ-2 усилить контроль за
     отношением  заключенных  к  Вашему  сыну,  который,  имея
     отклонения  в  психике,  ведет  себя  несколько  странно,
     высказывает путанные мысли.
                                                                      
     Однако и  в  "другой"  камере  положение  не  улучшилось:
сокамерники отобрали у Владислава подушку и  одеяло,  отбирали
одежду, белье, большую часть продуктовых передач; его пытались
изнасиловать.  Обо всем этом  Ф.Н.БЕБКО  12  октября  написала
прокурору Куйбышевской области.
     20 августа Верховный суд  РСФСР  рассмотрел  кассационную
жалобу адвоката Н.Я.НЕМЕРИНСКОЙ (в Хр.53 ее фамилия написана с
ошибкой) и оставил  приговор  по  делу  БЕБКО  без  изменений.
Сообщение об этом пришло в Сызрань только в середине октября.
     В октябре В.БЕБКО прибыл  в  лагерь:  Куйбышевская  обл.,
Ставропольский р-н, с. Верхняя Белозерка, учр. УР-65/12-2-20.

     В многотиражке    "Молодой     инженер"     Куйбышевского
политехнического  института  была  напечатана статья о В.БЕБКО
под названием "В фальшивой маске "правдоискателя".  14  ноября
эта  статья  была перепечатана в многотиражке "Университетская
жизнь" Куйбышевского университета.
                                                                       
                            *****
                                                                       
     13 августа  М.КУКОБАКА  (суд  -  Хр.53)  прибыл в лагерь:
211440,  Витебская область,  г.  Новополоцк,  учр. УЖ-15/10-Д.
Начальник лагеря - майор НОВИК,  зам. по режиму - майор КОСЯК,
начальник оперчасти майор ГОНЧАРОВ.
     24 августа КУКОБАКА послал в Верховный Суд  СССР  "жалобу
по надзору":
                                                                       
     Мои убеждения     абсолютно     противоречат    советской
     коммунистической  идеологии   и   никакому   "исправлению
     трудом"  не  подлежат.  Я  за  них  уже  отбыл  7  лет  в
     заключении ... Я не могу и не хочу жить в противоречии со
     своими  убеждениями.  Но в условиях,  когда мои убеждения
     расцениваются советскими властями как  "заведомо  ложные,
     клеветнические   измышления",  -  я  всегда,  где  бы  ни
     находился на территории СССР, буду субъектом преступления
     по  советским законам.  Поэтому я прошу Пленум Верховного
     Суда СССР проявить акт гуманности  и  здравого  смысла  и
     заменить   мне   заключение  в  ИТК  лишением  советского
     гражданства и высылкой в любую некоммунистическую страну.
                                                                       
     В случае  невозможности  такого  решения  КУКОБАКА просил
перевести его из уголовного лагеря в политический лагерь или в
тюрьму.
     По прибытии в лагерь Кукобака сразу заявил,  что не будет
участвовать в так называемой "общественной жизни"  и  посещать
политические занятия,  а 30 октября и 10 декабря будет держать
голодовки протеста против нарушения прав человека в СССР.
     Сначала КУКОБАКА  был направлен в тарный цех.  27 августа
его перевели в цех полировки.  7 сентября КУКОБАКА направил  в
прокуратуру Витебской области заявление:
                                                                       
          Довожу до Вашего сведения, что в учреждении УЖ-15/10
     грубо нарушаются  охрана  труда  и  правила  обращения  с
     заключенными.   В   настоящее  время  я  работаю  в  цехе
     полировки (переведен сюда из тарного цеха 27 августа). Мы
     производим   обдирку   дюралевых  деталей  с  последующей
     полировкой.  Обработка  отливок  (детали   после   литья)
     производится  сухим  методом (т.е.  без применения воды и
     т.д.)  на  наждачных  кругах   и   наждачных   лентах   с
     электроприводом.  В закрытом помещении,  где мы работаем,
     не действует вытяжная вентиляция;  респираторов также  не
     выдают.  Работаем  в 3 смены по 8 часов (т.е.  48 часов в
     неделю).   Норма   питания   обычная.   Так    называемое
     "спецпитание"  составляют  две  кружки  обычного молока в
     неделю (а то и реже).  Спецодежда изорванная,  грязная до
     крайности,  да  и  та  по  одной  паре  на  трех  человек
     (передаем друг другу по  смене).  Переодеться  и  хранить
     белье  практически  негде.  После  работы на грязное тело
     надеваем повседневную робу и идем в жилую зону умываться.
     На  рабочем  месте  имеется  всего  один  кран с холодной
     водой.
          Когда я  заговорил  с  нач.  5-го отряда об условиях
     нашей работы,  то его ответ удивил меня:  "Мы  давно  уже
     обсуждаем   вопрос   о   переводе   цеха   полировки  для
     заключенных в  ПКТ  (отбывающих  наказание  в  Помещениях
     Камерного Типа).  И скоро это сделаем".  Таким образом, я
     понял,  что  вышеописанные  условия  работы  не  являются
     недосмотром   администрации,   а   являются  сознательным
     разрушением здоровья заключенных,  применяемым как  метод
     наказания.  И мой перевод сюда не случаен.  Меня наказали
     за отказ пересмотреть свои убеждения,  за отказ  признать
     себя  виновным.  Расчет  начальника  учреждения  УЖ-15/10
     майора Новика прост и безошибочен:  если  по  8  часов  в
     смену в течение двух с лишним лет дышать наждачной и иной
     пылью,  то  тяжелое  заболевание  легких   гарантировано.
     Однако   хочу   предупредить   прокуратуру,  что  если  в
     ближайшее  время  не  будут  приняты  меры  по  улучшению
     условий труда, то мне придется отказаться от этой работы,
     не считаясь с последствиями.
          О медобслуживании   следует   сказать  особо.  Ни  в
     рабочей зоне,  ни в жилой мед.  аптечки не предусмотрены.
     Нет даже йода.  В условиях, когда Учреждение разделено на
     локальные зоны,  оказание быстрой медпомощи невозможно. К
     примеру,  заключенный  из  1-го  отряда Пипкин 18 августа
     с.г.  в 4 часа дня лопастью вентилятора ободрал себе нос.
     Первичная помощь ему была оказана где-то через 1,5 суток.
     Медобслуживание   поверхностное.   Так,   при   первичном
     осмотре,  когда  я прибыл в Учр.  УЖ-15/10, врач-терапевт
     интересовался  больше  наколками  и  не  догадался   даже
     измерить давление крови.
          Я слышал   многочисленные   жалобы   заключенных  на
     рукоприкладство   со   стороны   надзорсостава.   (Причем
     занимаются этим не только сержанты и прапорщики.)
          ...

     24 сентября  КУКОБАКА  направил  заявление  прокурору  г.
Новополоцка:
                                                                 
          Ставлю вас  в  известность,  что  с  24  сентября  я
     отказываюсь работать в цехе полировки ... В период работы
     в  этом   цехе   я   заболел   (обострение   хронического
     правостороннего   отита)   и   3   сентября  обратился  в
     медсанчасть.  Однако помощь  мне  была  оказана  лишь  13
     сентября,  после  жалобы  члену комиссии из облуправления
     МВД,  посетившей ИТК в это время.  Врач-отоларинголог  из
     горбольницы  обследовал  меня  и  установил,  что  данная
     работа противопоказана  мне  по  состоянию  здоровья.  Он
     написал рекомендацию для перевода меня с этой работы.  17
     сентября  администрация  сократила  нашу  бригаду.  Почти
     половина людей была направлена на другие участки, меня же
     оставили  на  прежнем  месте,  несмотря  на  рекомендацию
     врача.  С  просьбой  о  переводе я обратился к начальнику
     медсанчасти отряда, а 19 сентября и к зам. начальника ИТК
     майору    Косяку,    но   безуспешно.   Такое   поведение
     администрации    нельзя    расценивать     иначе,     как
     провокационное.  Оно  лишь подтверждает мой тезис,  что я
     переведен  в  цех  полировки  не  случайно,  а  с   целью
     сознательного ослабления моего здоровья.  В этом случае я
     вынужден,  не считаясь  с  последствиями,  отказаться  от
     работы в этом цеху. Иного выхода не вижу.
          ...

     Переписка КУКОБАКИ  с  первого дня поставлена под строгий
контроль:  кроме штатного цензора все его письма просматривает
лично майор ГОНЧАРОВ. Из жалобы прокурору Витебской области от
11 сентября:

          В учреждении УЖ-15/10 меня фактически  лишили  права
     на   переписку.   Начальник   оперчасти   майор  Гончаров
     запрещает мне писать обо всем, кроме погоды. Он запрещает
     также  выражать  в  письме свое мнение по любому вопросу,
     если это мнение не совпадает с его собственным.  А оно не
     совпадает  по  всем  пунктам.  Но  ведь и нельзя ожидать,
     чтобы оно совпадало. Я не уголовник, а политзаключенный и
     нахожусь здесь как репрессированный за свои убеждения.
          ...
          Письма на имя прокурора бесцеремонно вскрываются.  7
     сентября начальник отряда проделал это на моих  глазах  с
     заявлением   облпрокурору  по  поводу  условий  работы  и
     режима.
                                                                           
                            *****
                                                                           
     Родственникам баптиста Александра  КАЛЯШИНА,  отбывающего
три  года  общего режима с 11 августа 1978г.  за отказ принять
воинскую присягу (адрес лагеря - с.  Перекрестовка  Роменского
р-на Сумской обл.), лейтенант оперчасти МОСКАЛЕНКО заявил, что
их  письма  КАЛЯШИНУ  передаваться  не  будут,  так  как   там
упоминается имя Божие.
                                                                           
                            *****
                                                                           
     Баптист Иван  Петрович  ШТЕФФЕН  арестован  в  1976г.   и
осужден  на  5 лет строгого режима за религиозную деятельность
(Хр.44).  Это его третья судимость.  Он отбывает срок  в  учр.
ГМ-172 (г.  Шевченко Мангышлакской области).  В октябре 1978г.
ему   предлагали   условное   освобождение   с    обязательным
привлечением к труду.  Он отказался,  считая себя невиновным и
требуя полного освобождения.  ШТЕФФЕН  крайне  истощен,  очень
тяжело переносит климатические условия.