В ссылке
                                                                        
     Бодайбо (Иркутская   обл.).  3  октября  Зиновий  АНТОНЮК
(Хр.53) обратился к министру  ВД  СССР  Н.А.ЩЕЛОКОВУ.  АНТОНЮК
просит  разрешить ему поездку в специализированное медицинское
учреждение для  обследования  и  лечения  или  изменить  место
ссылки  на  город,  в  котором  был бы уролог,  специалист "по
туберкулезу мочеполовой сферы, и где не были бы столь жестокие
для туберкулеза природные условия, как в Бодайбо".
     АНТОНЮК пишет,    что    заболел   он   туберкулезом   во
Владимирской  тюрьме  и  что  в  октябре  1978г.   специальная
комиссия   из   Пермского  УВД  постановила  отправить  его  в
Ленинградскую  больницу   МВД   (Хр.51).   Это   постановление
выполнено  не было.  АНТОНЮК спрашивает,  кто в этом виноват и
кто скрыл наличие у него  туберкулеза  в  активной  форме  при
определении места ссылки.
     Заявление АНТОНЮКА  поддержали несколько политссыльных (в
том числе супруги КАЛИНЕЦ - Хр.51).
     В октябре-ноябре   АНТОНЮК   был   очень   слаб,   быстро
утомлялся,  сильно  потел  (особенно  ночью);  после   часовой
прогулки  ему  приходилось  лежать по полдня;  температура все
время 37-37,2.
     5 ноября АНТОНЮКА выписали из больницы.  Он снова живет в
общежитии:  666910,  Иркутская область,  Бодайбо, ул. 30-летия
Победы 38.
                                                                        
                            *****
                                                                        
     Алтайский край.  Иван СВЕТЛИЧНЫЙ (Хр.52) - в очень плохом
состоянии. Даже письма он пишет с трудом.
                                                                        
                            *****
                                                                        
     Багдарин (Иркутская область).  В 36 Пермском лагере,  где
Евгений  СВЕРСТЮК  (Хр.52) отбывал срок,  при очередном обыске
обнаружены записи,  сделанные рядом заключенных,  в том числе,
кажется,  СВЕРСТЮКОМ.  В  связи  с  этим  к СВЕРСТЮКУ приезжал
следователь.
     20 октября  СВЕРСТЮКА  допрашивали о приезжавшем к нему в
гости Петре РОЗУМНОМ (см. "Аресты, обыски, допросы").
     СВЕРСТЮК работает плотником.
                                                                        
                            *****
                                                                        
     Пос. Аян   (Хабаровский   край).   Александр   СЕРГИЕНКО,
прибывший сюда в феврале 1979г. (Хр.52), работал столяром. Для
жилья  ему дали дом-развалюху,  который он сам отремонтировал.
После отъезда его матери О.Я.МЕШКО и жены З.ВИВЧАР, навещавших
его летом (Хр.53), к нему подселили некоего РУДЯКА, который не
раз, напившись, нападал на него, однажды - с ножом.
     Еще в начале его ссылки О.Я.МЕШКО обращалась с просьбой о
переводе  его  в  другое  место,  хотя бы в том же Хабаровском
крае,  так  как  климат   поселка   Аян,   расположенного   на
полуострове, губителен для его здоровья (он болел туберкулезом
еще до ареста).  Ей отказали,  Летом СЕРГИЕНКО,  чувствуя себя
все  хуже,  несколько  раз  обращался  в  поликлинику,  просил
направление на обследование  в  Хабаровск,  обещанное  ему  по
приезде.  Ему отказали. В августе, проведя однажды весь день в
поликлинике на различных обследованиях,  он не  смог  получить
бюллетень.  Этот  день  ему засчитали за "прогул" и немедленно
уволили.
     А.СЕРГИЕНКО направил  в  ПВС  СССР заявление,  в котором,
сославшись на опыт лагеря и ссылки (свой и  других),  написал,
что  не доверяет советским врачам,  когда им приходится лечить
политзаключенных.  Он  просил  отпустить  его  для  лечения  в
Австралию,  откуда  он и его семья давно уже получили вызов от
родственников.
     В сентябре     О.Я.МЕШКО     обратилась    к    министрам
здравоохранения и внутренних дел СССР,  а также к Генеральному
Прокурору   СССР,   в   Международный   Красный   Крест   и  в
Международную ассоциацию юристов-демократов с просьбой  решить
вопрос об отправке ее сына в киевскую больницу.
     Направление в   Хабаровск   с    диагнозом,    вызывающим
подозрение  на  рак,  СЕРГИЕНКО  все  же  выдали,  но  его  не
отпустила милиция.
     В октябре О.Я.МЕШКО обратилась  по  этому  поводу  в  МВД
СССР.  Начальник  отдела  5-го  управления (ведающего ссылкой)
полковник  КАРАГЕЗЬЯН,  к  которому  она  ходила  или  звонила
несколько  раз,  сказал  ей в конце концов:  "Мы распорядились
отправить его в Хабаровск".
     В Хабаровск,   в   краевой   онкологический    диспансер,
А.СЕРГИЕНКО  отправился 11 октября прямо из милицейской камеры
- за несколько дней до этого во время очередного  конфликта  с
поликлиникой  он обругал врача и получил за это 15 суток (в ту
же камеру поместили и РУДЯКА).
     Оставшиеся 13  суток  ареста  не  были  отменены,  а лишь
отложены до возвращения СЕРГИЕНКО из больницы.
                                                                       
                            *****
                                                                       
     В июле  Василий  ЛИСОВОЙ  прибыл  в   трехлетнюю   ссылку
(Хр.53):  671311, Бурятская АССР, Заиграевский р-к, пос. Новая
Брянь. Он живет в общежитии.
     1 ноября его положили в больницу с инфекционной желтухой.
                                                                       
                            *****
                                                                       
     Якутская АССР.  В.ЧЕРНОВОЛ  (Хр.53) перебрался в районный
центр - в Нюрбу.  Он снял там дом.  Работает он диспетчером по
транспорту в стройуправлении.
                                                                       
                            *****
                                                                       
     Якутская АССР.  В  конце  лета  в пос.  Зырянка к Мустафе
ДЖЕМИЛЕВУ (суд - Хр.53) приехал из Ташкента  его  родственник,
собиравшийся  остаться  в  Зырянке  работать.  Он  поселился в
общежитии с Мустафой и договорился о  работе.  Однако  милиция
отказала ему в прописке,  сказав,  что в Зырянке вообще никого
не прописывают,  а кто-то из местных начальников провел с  ним
"беседу":  "Ты - комсомолец, а связался с антисоветчиком". Его
выселили из общежития,  запретили пускать его в  гостиницу,  а
Мустафу   переселили   в   другую,   многоместную,  комнату  в
общежитии,  где его гостю не нашлось бы места.  Милиция  стала
угрожать  родственнику  Мустафы  уголовным  делом по ст.198 УК
РСФСР ("Нарушение паспортных правил").  Ему пришлось вернуться
в Ташкент.
     9 сентября  М.ДЖЕМИЛЕВ направил в Верховный суд Узб.  ССР
заявление с требованием  привлечь  автора  статьи  "Профессия:
тунеядец"  Ю.КРУЖИЛИНА  (Хр.53) к уголовной ответственности за
клевету и оскорбление в печати.
                                                                       
                            *****
                                                                       
     Петр САРТАКОВ,  отправленный из 19 Мордовского лагеря  22
июня (Хр.53), прибыл к месту ссылки - в дер. Ирба Богучанского
р-на Красноярского края - только 4 августа.  Из 43 дней  этапа
26  дней  его продержали "по прихоти тюремщиков в Красноярской
тюрьме N1,  отличающейся нечеловеческими условиями содержания"
(из его письма).
     Ранее он просил, чтобы ему назначили ссылку возле г. Зима
Иркутской области,  где живет его сестра,  - ему отказали.  На
просьбу  сослать  его в с.  Шушенское ему ответили,  что такое
место ссылки надо заслужить.
     В Ирбе  он  долго  не мог получить своих денег из лагеря,
первое время его кормили в столовой в кредит.
     Участковый милиционер   ШАРОГЛАЗОВ   и  пред.  сельсовета
пытались направить его на тяжелую работу,  несмотря на справку
из лагеря об инвалидности. Когда САРТАКОВ договорился о работе
сторожем в магазине,  они  запретили  завмагу  зачислить  его,
сказав,  что  по  своей  судимости  он не имеет права на такую
работу. САРТАКОВ добился этой должности только в октябре после
многочисленных жалоб.
     Страдая многими  хроническими  болезнями,  САРТАКОВ хотел
переехать  из  Ирбы  в  районный  центр  Богучаны,  где   есть
больница,  так  как  поездки  из  Ирбы очень трудны и дороги -
только самолетом.  В ответ на его просьбу ШАРОГЛАЗОВ пригрозил
загнать  его в еще более дальнюю деревню.  Письменный отказ он
получил  и  от  работника  МВД  СОЛДАТОВА,   ведающего   всеми
ссыльными в Богучанском районе.
     2 октября   САРТАКОВ   был   избит   местным   хулиганом,
похвалившимся потом,  что он сделал это по наущению чекиста. В
этот день в Ирбу приезжал сотрудник КГБ из  Богучан  лейтенант
ХМУРОВИЧ.  Справку о нанесенных побоях в поликлинике САРТАКОВУ
на руки не дали.
     У САРТАКОВА не принимают писем,  адресованных за границу.
На почте ему говорят,  что они не знают, разрешается ли писать
за границу, но обещают выяснить это.
     12 октября  И.ДЯДЬКИН  и  А.ЛАВУТ  написали  Богучанскому
районному   прокурору  о  незаконных  притеснениях  САРТАКОВА:
согласно ИТК,  ссыльный сам  может  выбирать  работу  и  место
жительства    в   пределах   назначенного   ему   для   ссылки
административного района.
                                                                       
                            *****
                                                                       
     В начале августа в Богучанский  район  прибыла  в  ссылку
Мария  Семеновна  РУСНАК.  До  ареста  она  жила  в Черновцах.
Осуждена на  5  лет  лагеря  и  5  лет  ссылки  по  1-й  части
"религиозной"  ст.209  УК  УССР  (в  соответствующей ст.227 УК
РСФСР "потолок" - 5 лет лагеря,  в ст.209  УК  УССР  -  5  лет
лагеря и 5 лет ссылки).
     Заключение она  отбывала  в  лагере под Одессой (Одесса -
59, учр. ЮЧ-311/74).
                                                                       
                            *****
                                                                       
     Посылки и   бандероли,   посылаемые   Нийоле   САДУНАЙТЕ,
отбывающей   ссылку   в   Богучанах  (Хр.47),  из-за  границы,
систематически   задерживают   на   таможне    и    возвращают
отправителям.
                                                                       
                            *****
                                                                       
     Г. Микунь  (Коми  АССР).  6  августа  Вадим   КОНОВАЛИХИН
(Хр.52)  обратился  к начальнику Усть-Вымского РОВД с просьбой
разрешить ему на время очередного отпуска поехать к  родителям
(отец  - инвалид 1 группы Великой Отечественной войны,  мать -
инвалид 2 группы) и жене.  9 августа зам.  начальника  отказал
ему.   10  августа  КОНОВАЛИХИН  послал  прокурору  Коми  АССР
заявление:
                                                                       
          Свой отказ  заместитель  начальника  РОВД  обосновал
     тем, что я нарушаю моральный кодекс строителя коммунизма!
          Для меня,   человека,  репрессированного  советскими
     властями во главе с  коммунистами,  такое  основание  для
     отказа в выезде звучит как издевательство.
          Отказ ...  я  расцениваю  как  бесчеловечную   акцию
     советских властей.
          В знак протеста ...  с 12-го по  22-е  августа  1979
     года объявляю голодовку!!!