Дело Решата ДЖЕМИЛЕВА
                                                                     
     В Ташкенте  продолжается   следствие   по   делу   Решата
ДЖЕМИЛЕВА,  арестованного  4  апреля  (Хр.53) и обвиненного по
ст.190-1 УК РСФСР и эквивалентной ей статье 191-4 УК Узб. ССР.
6  апреля  Р.ДЖЕМИЛЕВ  заявил  прокурору  г.  Ташкента протест
против незаконного ареста и против  того,  что  его  увели  на
глазах  у  умирающей  матери,  и потребовал отвода следователя
Ф.Х.МУСТАЕВА.  Он подал также заявление с  просьбой  выпустить
его под подписку о невыезде до похорон матери. С самого начала
следствия Р.ДЖЕМИЛЕВ требовал прекращения  дела,  а  в  случае
отказа  -  приобщения  к делу всех изъятых у него документов и
вызова  указанных  в  этих   документах   потерпевших.   Такое
ходатайство  он  подал  и  при  объявлении  ему  об  окончании
следствия  (10  июля).  11  июля  следователь  МУСТАЕВ   вынес
"Постановление   об  отказе  в  удовлетворении  в  ходатайстве
обвиняемого":

          ...
          Обвиняемый Джемилев    Р.   заявил   ходатайство   о
     приобщении в материалы  уголовного  дела  документов  под
     названием "События в Крыму", "Суд в г. Омске над Мустафой
     Джемилевым" и "Самосожжение Мусы Мамута в Крыму", считая,
     что   эти   материалы  имеют  отношение  к  делу  по  его
     обвинению.
          В ходе    предварительного    следствия    указанные
     материалы   осмотрены.   В   этих  документах  излагаются
     события,  не имеющие никакого отношения к  предъявленному
     Джемилеву Р.  обвинению,  многие документы составлены без
     указания   определенного    источника,    подтверждающего
     указанные в документе события. С учетом этого и в связи с
     тем,  что  эти  документы  не  подлежат  распространению,
     постановлением по делу принято решение об их уничтожении.
          Далее обвиняемым Джемилевым заявлено  ходатайство  о
     проведении   очных   ставок   между  ним  и  свидетелями,
     указанными  в  изъятых  по  делу   документах.   В   ходе
     предварительного   следствия  обвиняемый  Джемилев  Решат
     отказался от дачи показаний, мотивируя тем, что следствие
     по  делу  ведется  необъективно и с нарушением закона,  в
     связи с чем между показаниями  свидетелей  и  обвиняемого
     Джемилева Р. нет противоречий, дающих основание по закону
     провести между ними очные ставки.
                                                                     
     Тем же постановлением  следователь  отказал  ДЖЕМИЛЕВУ  в
свидании  с  женой для согласования вопроса о выборе адвоката,
так  как  "свидание  между  ними  может  привести   к   утечке
информации по уголовному делу". (О том, как Зере ДЖЕМИЛЕВОЙ не
дали вылететь в Москву для приглашения адвоката,  сообщалось в
Хр.53.)
     30 июля,   без   предоставления   ДЖЕМИЛЕВУ   возможности
ознакомиться   с   материалами   предварительного   следствия,
обвинительное  заключение  было  утверждено  прокурором и дело
было отправлено в городской суд.
     7-го августа началось слушание дела под председательством
судьи  А.И.ЛИПАТОВА.  Родственники  Р.ДЖЕМИЛЕВА  о  дате  суда
официально  извещены  не  были,  но  в  здание  суда они и еще
несколько человек все же пришли.  Жена ДЖЕМИЛЕВА и его средний
сын  Нариман  в зал не были допущены как свидетели,  остальных
просто не пускали, но трое из пришедших буквально прорвались в
зал уже после начала заседания.
     В суде выяснилось,  что адвокат с  делом  не  знакомился.
Р.ДЖЕМИЛЕВ   в   обстоятельной  речи  рассказал  о  постоянном
нарушении  правосудия  в  делах  участников  крымскотатарского
движения   и  заявил  отвод  суду.  Судья  сказал,  что,  если
подсудимый будет  продолжать  оскорблять  советский  суд,  его
удалят и дело будет слушаться в его отсутствие.
     После перерыва   судья   объявил,   что   слушание   дела
откладывается,  так как "на суд явились не все свидетели".  Не
назвав определенной дать;, он сказал, что суду понадобится 2-3
дня "для принятия мер по обеспечению явки  свидетелей".  После
заседания  ЛИПАТОВ  обещал  родственникам известить их,  когда
возобновится процесс.
                                                                        
          После 20-дневного    перерыва,   27   августа,   суд
     возобновил  свою  работу  без  присутствия  в  зале  суда
     кого-либо   из   членов  моей  семьи  и  родственников  и
     рассмотрел мою жалобу,  вернувшуюся из Прокуратуры  СССР,
     где  я излагал о нарушениях норм Уголовно-процессуального
     кодекса в процессе проведения предварительного  следствия
     следственными  органами.  Суд,  объявив  эту  жалобу моим
     "ходатайством"  перед  судом,   вынес   "определение"   о
     направлении дела через прокурора на доследование.
          И вот,  после этого, т.е. после 27 августа, ожидания
     мои   какого-то   движения  моего  "дела"  перевалили  на
     четвертую  неделю.  Четвертую   неделю   я   нахожусь   в
     неопределенном  положении  и не знаю,  долго ли это будет
     продолжаться в таком порядке.
                                                                        
- пишет  Р.ДЖЕМИЛЕВ  в   ходатайстве   на   имя   председателя
Ташкентского  городского  суда  С.С.САЛИМОВА,  датированном 18
сентября.
     В этом же ходатайстве  он  сообщает,  что  у  него  резко
усилилась     его     хроническая     болезнь,    образовалась
послеоперационная грыжа, он испытывает острые желудочные боли.

     Я нуждаюсь   в   стационарном  врачебном  обследовании  и
     лечении,  но врач изолятора мне в этом  отказывает  и  не
     направляет  в  больницу,  мотивируя тем,  что мое лечение
     зависит от тех, за кем я числюсь.
                                                                        
                            *****
                                                                        
     В сентябре Нариману ДЖЕМИЛЕВУ и его другу Решату  АБЛАЕВУ
стали угрожать обвинением по той же статье 191-4 УК Узб.  ССР.
Им  сказали,  что  они  подозреваются  в  сборе  подписей  под
протестом    против    осуждения   Мустафы   ДЖЕМИЛЕВА   и   в
распространении листовок к 35-й годовщине  выселения  крымских
татар (Хр.53). По последнему эпизоду допрашивали большое число
студентов Ташкентского пединститута,  им показывали фотографии
для опознания.