Преследования верующих
                                                                         
     Православные
                                                                         
     12 сентября  члены  Христианского  комитета  защиты  прав
верующих в СССР Г.ЯКУНИН,  В.КАПИТАНЧУК,  В.ФОНЧЕНКОВ, а также
Л.РЕГЕЛЬСОН  опубликовали  обращение  "К  русским православным
христианам, в отечестве и рассеянии сущим".
     Авторы обращения    приветствуют    решение    Зарубежной
Синодальной церкви о предстоящей канонизации русских мучеников
и исповедников, пострадавших во время гонений ХХ века.

          Мы испытываем   чувство   глубокой  благодарности  к
     Синодальной церкви за ее  инициативу  и  в  то  же  время
     надеемся,  что  будет  преодолен  соблазн юрисдикционного
     изоляционизма  и  Синодальная  церковь  не  останется   в
     одиночестве   в   великом  и  святом  деле  -  подготовке
     канонизации новых русских святых.  Мы надеемся,  что  так
     или  иначе  православные и других юрисдикций примут в нем
     участие ... Мы свидетельствуем, что молитвенное почитание
     мучеников  и  исповедников  все  шире  распространяется в
     Русской Земле,  и выражаем глубокую уверенность,  что акт
     канонизации ...  будет с подлинно религиозным энтузиазмом
     воспринят русским духовенством и церковным народом.
                                                                     
Вместе с тем авторы обращения отмечают, что вопрос канонизации
может   быть  решен  только  новым  творческим  актом  Церкви,
поскольку гонения верующих в  России  в  ХХ  веке  существенно
отличались от гонений в первые века христианства - на этот раз
гонению подвергалось не само христианство, а Церковь.
                                                                     
          Церковь воспринималась  гонителями  как   социальная
     организация, неразрывно сопряженная с тем "старым миром",
     который предлагалось разрушить.  Служение Церкви,  защита
     церковных интересов,  наконец,  просто активная церковная
     жизнь  воспринимались  как  политическое   сопротивление,
     требовавшее, по мнению властей, применения репрессий.
          ...
          Эта война   с   Церковью   в  России  была  выиграна
     антицерковными силами.  Они получили послушную  иерархию.
     Но внешняя победа не может сломить оставшуюся внутреннюю,
     духовную основу церковной жизни,  выразившуюся в  подвиге
     мучеников  и исповедников,  а не в примерах предательских
     компромиссов.
                                                                     
     Затем авторы  обращения  переходят к проблеме канонизации
императора Николая II и его семьи.  Отмечая,  что вопрос  этот
спорный, они высказываются в пользу такого акта.
                                                                     
          Трагедия царской  семьи  как  бы  заклятием легла на
     Русскую  Землю,  став  символом   -   прологом   длинного
     крестного пути России, гибели десятков миллионов ее сынов
     и дочерей.  Канонизация царственных мучеников явится  для
     России  снятием  с  нее греха цареубийства,  окончательно
     освободит ее от злых чар.
                                                                     
                            *****
                                                                     
     Участница Христианского    семинара   (Хр.41,   43,   46)
Т.ЩИПКОВА (Хр.49,  51) находится под угрозой ареста.  2  марта
против   нее   возбуждено   уголовное   дело  по  обвинению  в
хулиганстве.  В  марте-апреле  членов  Христианского  семинара
допрашивали в качестве свидетелей по ее делу. Она обвиняется в
том, что ударила дружинника (Хр.52). С ЩИПКОВОЙ взята подписка
о невыезде из Смоленска.
                                                                     
                            *****
                                                                     
     Церковь в  деревне  Зносычи  Сарненского  р-на  Ровенской
обл.,  построенная  в 1910г.,  обслуживала верующих нескольких
деревень. Несмотря на то, что в храме в последние годы не было
священника,  прихожане  регулярно собирались на молитву,  сами
ремонтировали церковь  и  украшали  ее.  Несколько  лет  назад
неизвестные  лица  ночью учинили в храме разгром - расхитили и
разбили украшения,  ободрали внутренние стены.  Погромщики  не
были обнаружены и наказаны властями.
     В 1977г.  власти   попытались   снести   церковь.   Ночью
церковное  здание  начали  разрушать мощным трактором.  На шум
сбежались  верующие  и  прогнали  тракториста.   После   этого
прихожане установили возле церкви круглосуточное дежурство.
     Весной 1978г.  попытка снести церковь повторилась.  Ночью
приехала  пожарная  машина,  здание  облили  горючей  смесью и
хотели поджечь.  Прихожане окружили церковь со словами: "Жгите
нас вместе с храмом".  Собравшихся расталкивали,  уводили - на
их место прибегали другие.
     Осенью того  же  года  районные  власти собрали правление
колхоза и вынесли решение превратить церковь в колхозный склад
"ввиду  нехватки  кладовых  помещений".  В  церковь  загрузили
зерно.  В ответ на это колхозники не вышли на работу,  дети не
пошли  в  школу.  Зерно  было вывезено из церкви,  и она вновь
оказалась в распоряжении верующих.
     25 апреля  1979г.  во  время  Пасхи всех жителей Зносычей
послали на работы в другую деревню.  Детей заперли в школе.  К
зданию  церкви пригнали пять автобусов с милицией и два КРАЗа.
Грузовики,  зацепив   церковь   тросами,   раскачали   здание.
Прихожане,  услышав рев машин,  вернулись в Зносычи, собрались
возле церкви  и  потребовали  прекратить  разрушение.  Милиция
разогнала  их.  Наутро  разрушенную церковь сожгли.  Операцией
командовал прокурор Сарненского р-на.
     Вскоре в  Зносычах  на  месте  разрушенного  храма  стали
собираться   на  молитвы  верующие  со  всей  округи.  Слух  о
сожженной церкви дошел и до дальних деревень.  Порой  почти  в
каждом доме Зносычей ночевало 10-20 паломников.
     По приказу районного прокурора местные  власти  постоянно
разгоняли молящихся.  Въезд в Зносычи был запрещен. На дорогах
выставили  патрули,  не  пропускавшие  в  деревню   машины   и
пешеходов, - народ стал идти в Зносычи лесами.
     Паломники украшали   сосны   вокруг   снесенной    церкви
полотенцами и цветными лентами. По приказу властей долголетние
сосны были срублены.  Люди начали украшать  оставшиеся  пни  -
бульдозеры  выкорчевали  пни  и  засыпали  их  землей.  Однако
верующие продолжают собираться в Зносычах и молиться на месте,
где была церковь.
                                                                      
                            *****
                                                                      
     В селе  Балашовка  Березновского  р-на   Ровенской   обл.
церковь  была  закрыта  в  начале 60-х годов.  Закрытие церкви
власти мотивировали тем,  что в ней мало молящихся и  перестал
служить священник. Иконы и церковная утварь сохранились.
     Спустя десять  лет  члены  старой  церковной  "двадцатки"
обратились   к   властям   с   просьбой   открыть   храм,   но
безрезультатно.  После  принятия  новой  Конституции  верующие
возобновили   ходатайство.  Несмотря  на  то,  что  церковь  в
Балашовке обслуживала четыре села ( только в одном  из  них  -
более  100 верующих),  а райцентр далеко и автобусы туда ходят
нерегулярно, в райисполкоме балашовцам посоветовали молиться в
Березно.  Верующие предприняли еще ряд попыток построить храм.
Наконец их отправили в сельсовет,  сказав,  что  туда  посланы
какие-то бумаги по их делу.
     Секретарь сельсовета  ХУНДУЧКО  выгнал  их  из  кабинета,
назвав при этом бандеровцами и хулиганами, и пообещал посадить
в  тюрьму.  Среди  ходатаев  была  Екатерина  ЗУБЧИК,  депутат
сельсовета.  Ей ХУНДУЧКО  сказал:  "Знали  бы,  что  заявление
писать  будешь,  не  выбрали  бы  тебя в депутаты".  Одного из
заявителей,  Николая СИТНИКОВА (он - инвалид),  оштрафовали на
50   рублей   за  нарушение  общественного  порядка.  СИТНИКОВ
жаловался в райисполком и прокуратуру, но ничего не добился.
     Верующие послали  жалобы БРЕЖНЕВУ,  КОСЫГИНУ,  в Совет по
делам религий.  В ответ они  получили  извещения,  что  письма
пересланы  в  область,  а  оттуда в райисполком.  Председатель
райисполкома МИХАЙЛЮКОВ заявил,  что разговаривать с  ними  не
желает.
     Осенью 1978г.  в село  приехал  представитель  Совета  по
делам   религий.   Он   заверил   балашовцев,   что  "все  уже
согласовано",  и велел составить еще один  список  "двадцатки"
для  райкома  партии.  После  отъезда  представителя  ХУНДУЧКО
объявил,  что церковь открыть нельзя,  т.к.  она  в  аварийном
состоянии.  Он  обещал  вызвать  комиссию  для  оценки  объема
ремонтных работ.
     Тем временем  Марию  ПРОКОПЧУК,  Ганну  ПРОКОПЧУК и Адама
ИВАНОВА оштрафовали на 10 рублей каждого за то, что они делали
в церкви уборку.  Верующие написали жалобу председателю Совета
по делам религий КУРОЕДОВУ.
     Спустя некоторое  время  председатель сельсовета ЧЕБЕРАКА
предложил односельчанам подписать бумагу о  том,  что  они  не
будут  выпускать свиней с участка.  Позднее обнаружилось,  что
собранные по этому поводу подписи стоят под заявлением о  том,
что церковь в селе Балашовка никому не нужна.  Новое заявление
"двадцатки" с просьбой открыть храм теперь  в  райисполком  не
принимают.
                                                                     
                            *****
                                                                     
     В г.  Речица  Гомельской  области   православная   община
собиралась в старом тесном здании.  В праздничные и воскресные
дни молящиеся в нем не помещались.  Церковный совет получил  у
местных властей разрешение на ремонт.
     Верующие собрали  средства  и  в   июле   1979г.   начали
ремонтные    работы.    За    короткий   срок   церковь   была
отремонтирована.
     1 сентября здание церкви было опечатано пожарным надзором
"в связи с грубым нарушением пожарной безопасности".  Верующие
обратились к местным властям за  разъяснением,  но  ничего  не
добились.  В  Минске уполномоченным Совета по делам религий по
Белоруссии вопрос их также не был решен.
     В то же время местные власти запугивают членов церковного
совета.  У  здания  церкви  дежурит  милиция.  Власти намерены
устроить здесь склад.  Верующие собираются и молятся  у  ворот
закрытой церкви.
                                                                       
                            *****
                                                                       
     Филолог Вячеслав УЛИТИН работал инструктором по фольклору
в  доме  народного  творчества во Владимире.  13 октября он не
явился на субботник.  Кто-то из сотрудников видел его  в  этот
день идущим на службу в Успенский собор.  УЛИТИН был вызван на
беседу к директору и получил предложение уволиться,  т.к.  его
религиозное    мировоззрение    не   соответствует   принципам
пропагандистского учреждения.