В приказе, подписанном Ягодой, отмечалось, что транспорт в стране является “узким местом” и “недобитый классовый враг” стремится нанести по нему “свой контрреволюционный удар”; нахождение транспортных органов вне управлений НКВД, их оторванность “от практической оперативно-агентурной работы создавали в отдельных случаях обстановку для потери бдительности в борьбе с контрреволюцией”, ослабление борьбы с хулиганством на транспорте, что “говорит о непонимании рядом начальников управлений НКВД политического значения борьбы с хулиганством [которое] является элементом для создания диверсионных группировок на транспорте”.