3.2.4. Неизбирательные нападения, обстрелы и бомбардировки населенных пунктов, находящихся под контролем федеральных сил, а также в период перемирий

От неизбирательных нападений, ударов с воздуха и артобстрелов подчас не спасали ни перемирие, ни подписание населенным пунктом «протокола о мире и согласии», ни даже занятие села или города федеральными войсками.

Так, в феврале 1995 г. в районах Грозного, занятых федеральными войсками, местное население продолжало страдать от огня федеральных сил. Одной из главных причин этого, помимо равнодушия к жизням мирных жителей и даже товарищей по оружию, явилось крайне плохое взаимодействие между различными частями и подразделениями.


«Услышав одиночный выстрел из »Борза"1, шедший рядом со мной пехотинец схватил меня за руку и поволок к укрытию. Зачем? Мало ли мы уже наслышались «Борза» за день?
 — Рядом пост внутренних войск. Сейчас услышишь.
И точно: через мгновение во все стороны заговорили гранатометы. Внутренние войска приступили к ответным действиям.
 — Чеченец, между прочим, уже давно ушел, — прокомментировал мой спутник, — а эти сейчас долбят куда попало — по нам, по десантникам, по ОМОНу.
Или просто по мирным домам. Где конкретно расположены российские части, не знает, кажется, никто. Разные боевые подразделения работают на разных радиочастотах, в связи с чем ответы на провокационные выстрелы не согласовываются"2.

Грозный был в основном взят под контроль федеральными войсками в конце февраля 1995 г. Однако 2 марта 1995 г. представители НМПО члены Санкт-Петербургского «Мемориала» В.Н.Гаенко и С.Д.Хахаев засвидетельствовали разрушения жилых домов в результате артиллерийского обстрела северо-восточного пригорода Грозного, Старой Сунжи. По словам местных жителей, в ночь на 2 марта над этим районом разорвались 12 снарядов. В результате обстрела погибли два человека. В поврежденном доме 4а по ул.Шаумяна Гаенко и Хахаев беседовали с Сулейманом Гантемировым, у которого погиб сын Рамзан. Мы не имеем возможности установить причины этого обстрела, однако очевидно, что чеченские формирования, располагавшиеся в этот период на значительном удалении к югу, не несли за него ответственности.

Возможным объяснением подобных обстрелов может быть просто недисциплинированность и пьянство военнослужащих. Например, фотокорреспондент журнала «Огонек» Наталья Медведева и корреспондент газеты «Комсомольская правда» Владимир Ладный были контужены во время обстрела поста федеральных войск пьяным солдатом. Осколки от снаряда, контузившего журналистов, тяжело ранили трех военнослужащих.

Праздничные дни и ночи представляли для жителей особую опасность. Иллюстрацией к этому утверждению могут служить события, произошедшие в новогоднюю ночь с 1995 на 1996 год на позициях военной базы Ханкала (Старая Сунжа находится недалеко от нее):


«В 12 часов ночи над Ханкалой было светло, как днем. Стоял оглушительный грохот, стреляли из всех видов вооружений. Автоматы, пулеметы, минометы, БТРы, танки участвовали во встрече Нового года. Осатаневшие командиры метались от залпа к залпу. Пулеметными очередями перерезало линии электропередачи, и часть Грозного осталась в эту ночь без света. Куда улетели пули и снаряды, неизвестно. Наутро появились сведения, что после праздничных выстрелов, »произведенных многими из тех, кто имеет оружие", в Грозном погибли 6 человек, в том числе одна девочка <...>
Быстро пьянеющая Ханкала стремительно превращалась в поле боя. Офицеры, вернувшиеся с обхода блок-постов, качали головами: под таким обстрелом они не всегда были и в январе прошлого года, когда брали Грозный"3.

* * *

На протяжении всего периода пребывания в Грозном федеральных войск население города страдало от неизбирательного огня из стрелкового оружия. Причины стрельбы были самые разные — от отражения нападений диверсантов до хулиганства в пьяном виде.

Ниже приведены сведения о зарегистрированных МВД ЧР4 за два месяца преступлениях, совершенных в Грозном и его пригородах5:

5 мая днем военнослужащие федеральных сил из БТРа обстреляли административное здание по адресу: ул.Маяковского, д.115. Здание получило повреждения, сгорели две автомашины ЗИЛ–130.

7 мая вечером в районе комендатуры № 2 по ул.Заветы Ильича военнослужащие обстреляли автомашину, в которой находились сотрудники МВД ЧР. Работник милиции Ахтаев был ранен в ногу.

9 мая военнослужащие, находившиеся на блок-посту, расположенном по ул.Жигулевской, произвели выстрел осветительной ракетой по домовладению гражданина Х.Акаева, проживающего по адресу: ул.Норильская, д.25. Дом с имуществом сгорел.

9 мая вечером военнослужащими комендатуры Старопромысловского района была обстреляна автомашина, государственный номер Г-82-25 ЧИ, в которой находилась семья Аушевых. Водитель автомашины шестидесятипятилетний А.А.Аушев получил ранения и был госпитализирован.

В ночь на 10 мая в результате обстрела со стороны комендатуры № 3, расположенной в школе № 38, загорелся дом 203 по ул.Маяковского, принадлежащий Я.С.Вачалову.

10 мая вечером военнослужащие комендатуры Старопромысловского района обстреляли автомашину, государственный номер К-50-93 ЧИ. Водитель автомобиля Ш.С.Чантиев скончался от полученных ран.

10 мая вечером со стороны поста федеральных сил, расположенного на мосту по ул.Жигулевской, были произведены выстрелы в сторону поселка Маас. Получил огнестрельное ранение гражданин Р.Г.Межидов, находившийся во дворе своего дома № 51 по ул.Речной.

12 мая военнослужащими федеральных сил на блок-посту на ул.Жуковского была обстреляна милицейская автомашина, принадлежащая МВД ЧР, под управлением старшего инспектора ГАИ МВД ЧР И.А.Шовхалова.

19 мая вечером у блок-поста № 19 по ул. Жуковского военнослужащими была обстреляна автомашина, государственный номер 55-92 ЧИЛ. Водитель автомобиля Х.Магомадов получил огнестрельное ранение.

21 мая вечером военнослужащие федеральных сил около комендатуры № 1 Ленинского района обстреляли автомашину, государственный номер Б-18-60 ЧИ под управлением Н.А.Никаева, который с пулевыми ранениями был госпитализирован.

27 мая вечером на блок-посту на площади Хрущева военнослужащими была обстреляна автомашина под управлением О.И.Шаипова. Жена водителя, сидевшая рядом с ним в автомобиле, получила огнестрельное ранение.

30 мая вечером на блок-посту по Петропавловскому шоссе военнослужащими федеральных сил была обстреляна автомашина под управлением М.В.Доброщикова, жителя Саратовской области. Доброщиков получил огнестрельные ранения и был госпитализирован.

7 июня Ася Гисаева, проживающая в Грозном по адресу: ул.Обухова, д.54, была тяжело ранена около своего дома, когда вышла за коровой. Выстрел был сделан из подствольного гранатомета с территории расположенной вблизи ее дома воинской части ВВ МВД РФ.

8 июня из автоколонны федеральных сил, проезжающей около поселка Гикаловский (Грозный), был открыт огонь по автомашине, государственный номер Ж-56-08 ЧИ. Были ранены пассажиры автомашины.

Ночью 10 июня в результате стрельбы военнослужащих федеральных сил был смертельно ранен находившийся на балконе своего дома Р.М.Батуев, проживающий по адресу: ул.Тухачевского, д.18, кв.33.

20 июня вечером на ул.Кольцова произошла перестрелка между военнослужащими федеральных сил и нарядом милиции МВД ЧР, в результате которой был смертельно ранен оперуполномоченный Ю.А.Сатуев.

26 июня вечером на пересечении улиц Фонтанная и Раздельная Октябрьского района находящиеся на блок-посту военнослужащие федеральных сил открыли огонь по автомашине, государственный номер Н-45-28 ЧИ. Водитель — пятидесятишестилетний М.А.Гайтамиров был убит, пассажир П.Я.Попков под огнем сумел выбраться из машины и скрыться в открытых воротах соседнего дома.

30 июня вечером у комендатуры № 1 военнослужащие федеральных сил открыли огонь по автомашине, государственный номер Б-03-89 ЧИ под управлением А.М.Гисаева. Тяжелое огнестрельное ранение получила находившаяся в автомашине С.А.Хаджимурадова.

В ночь на 2 июля на блок-посту № 12 Старопромысловского района сотрудники Красноярского ОМОНа обстреляли две автомашины, государственные номера 55-67 ЧИ и З-28-73 ЧИ, которые сгорели на месте. В одной автомашине были обнаружены два сгоревших трупа, в одном из которых был опознан милиционер Старопромысловского отделения внутренних дел В.Ш.Мусуркаев.

2 июля вечером в районе поселка Гикаловский военнослужащими федеральных сил была обстреляна автомашина, государственный номер В-78-28 МИ под управлением Л.С.Заурбекова. Водитель и пассажирка — Б.В.Юнусова — погибли. Еще две женщины, находившиеся в машине — А.Х.Шаптукаева и Р.С.Шаптукаева, — получили огнестрельные ранения.

5 июля в Старопромысловском районе военнослужащими федеральных сил была обстреляна автомашина, транзитный номер 76-02 АС, принадлежащая 1-му родильному дому Грозного. № Автомашина сгорела, водитель С.С.Бакашев не пострадал.

Этот список можно было бы продолжать вплоть до вывода федеральных войск из Грозного.

Например, через год, 14 июля 1996 г. днем на площади «Минутка» военнослужащие 101-й бригады ВВ МВД обстреляли дежурный автомобиль чеченской милиции. Перед этим на площади неизвестными был убит военнослужащий этой бригады. По тревоге на площадь прибыл БТР. Не разобравшись в ситуации, военнослужащие открыли огонь, приняв сотрудников МВД ЧР за боевиков. В результате стрельбы погиб подросток и были ранены две женщины, находившиеся у магазина «Луч»6.

За все вышеперечисленные случаи ведения неизбирательного огня никто не понес наказания. В большинстве случаев уголовные дела даже не возбуждались, а почти все возбужденные дела были приостановлены в связи «с неустановлением лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых». В одном случае (обстрел автомашины 2 июля) дело было прекращено «за отсутствием состава преступления» (см. раздел 3.12).

* * *

В Гудермесе, занятом федеральными войсками 28 марта 1995 г. без боя, гражданское население также постоянно страдало от неизбирательного огня. Военнослужащие с блок-постов по ночам открывали беспорядочную стрельбу, в результате чего среди жителей были убитые и раненые. Военнослужащие оправдывали стрельбу тем, что посты подвергаются нападениям боевиков.

Жители Гудермеса рассказывали, что стрельба резко усиливалась, когда очередная смена сотрудников МВД праздновала окончание своей 45-дневной смены7.

Днем 23 апреля 1995 г. в Гудермесе произошли сильные перестрелки. Одни источники описывают данное событие как перестрелку между федеральными военнослужащими разных войсковых подразделений, другие — как перестрелку между военнослужащими и боевиками.

По сведениям, полученным представителями НМПО в июне 1995 г. в органах прокуратуры Чеченской Республики, причиной перестрелки, начавшейся примерно в 12.30, явился обстрел военнослужащими, находившимися в состоянии алкогольного опьянения, автомашины возле магазина «Рассвет» в центре города. Услышав стрельбу, военнослужащие на блок-посту, расположенном у военной комендатуры, также открыли огонь. Под обстрел попала проезжавшая по трассе Ростов—Баку автомашина «Урал» с солдатами. В сторону комендатуры был открыт ответный огонь. Приняв случившееся за нападение на комендатуру, в перестрелку втянулись и другие воинские формирования. Перестрелка длилась около трех с половиной часов и прекратилась лишь после команды начальника штаба группы «Восток». В результате этого инцидента были убиты десять гражданских лиц и ранены восемь, разрушены и повреждены дома и квартиры. Прокуратура ЧР по факту перестрелки возбудила уголовное дело.

В свою очередь, командующий группировкой внутренних войск МВД РФ в Чечне генерал-лейтенант А.А.Широков8 изложил в ответ на запрос военной прокуратуры Грозненского гарнизона свою версию произошедшего: столкновение военнослужащих воинской части 3642 с нападавшими на них боевиками в Гудермесе повлекло гибель 11 гражданских лиц и одного военнослужащего, ранения 14 гражданских лиц и четверых военнослужащих.

Рассказы жителей Гудермеса, опрошенных представителями правозащитных организаций в апреле 1995 г., позволяют сделать вывод, что, вероятно, соответствует истине все же версия прокуратуры ЧР. Приведем выдержки лишь из двух рассказов.


Лайла, жительница Гудермеса:


«Я вчера [24 апреля] ездила в Гудермес. В воскресенье, 23-го, там бой был между войсками. Наемники и солдаты между собой дрались, так рассказывают. Вчера нас не пустили в центр, мы по окраинам проехали. <...> В воскресенье перестрелка началась ближе к обеду, часов с 11. Говорят, началось с того, что какой-то чеченец не остановил машину по приказу солдат. Его тут же убили, и с этого началось между солдатами. <...>
В этот день все солдаты пьяные были — и те, и эти. В больницу привозили раненых, людей мирных, так они не давали врачам помощь оказывать. Врачей закрыли. Там женщина кричит: «У меня ребенок умирает!», а они в ответ — «Пусть умирает». Это мне сама главврач этой железнодорожной больницы рассказала. Мы сегодня вместе с ними ехали".

Аминат, жительница Гудермеса:


«Вчера [24 апреля] я приехала из Гудермеса. Там мирных жителей убивают. Там солдаты днем и ночью пьют, а потом перестрелки устраивают. Сначала между собой они пили, потом начали друг в друга стрелять, а потом на мирных людей напали. Люди на базаре сидят, торгуют — как начали стрелять, столько женщин и детей поубивали. Обстреляли автобус, трех женщин убили, остальные пассажиры все ранены».

* * *

В сельских районах от бомбежек и артобстрелов также подчас не спасали ни перемирие, ни подписание селом протокола о мире и согласии — села подвергались неизбирательным ударам с воздуха и в период прекращения огня, и находясь в «зонах мира», и даже будучи заняты федеральными войсками.

Ниже приведены пять эпизодов бомбардировки населенных пунктов. Во всех этих случаях военной прокуратурой возбуждались уголовные дела, хотя и приостановленные затем производством с формулировкой «за неустановлением виновных лиц» — то есть в каждом случае событие и состав преступления были официально признаны федеральной стороной (см. раздел 3.14).

15 июня 1995 г.9 в 13.00 по жилому массиву села Гехи-Чу был нанесен авиационный бомбовый удар, в результате чего были разрушены десятки домов, погибли трое мирных жителей (Ахметханов Азиз Ахмедович, 1971 г.р., Ибрагимова Зайнаб, 1955 г.р., Хатаев Султан Фугаевич, 1951 г.р.), а пятеро (Ибрагимов Али Мусаевич, 1970 г.р., Ибрагимов Эли Мусаевич, 1973 г.р., Ибрагимова Аминат Мусаевна, 1979 г.р., Ибрагимова Бирлант Мусаевна, 1973 г.р., Ибрагимова Малх-Азни Мусаевна, 1994 г.р.) получили ранения различной тяжести.

Причины бомбардировки непонятны: хотя с.Гехи-Чу непосредственно не контролировалось федеральными войсками (военных там, как и в большинстве населенных пунктов, не было), оно считалось «зоной мира», как и основная часть равнинных районов Западной Чечни (только в районе Орехово—Старый Ачхой—Бамут продолжались боевые действия).

8 октября 1995 г. во время действовавшего с июня перемирия, еще до заявления федеральной стороны о приостановке участия в переговорах и возобновлении «активных операций по разоружению чеченских боевиков», подверглось бомбардировке село Рошни-Чу. По сообщению главы Группы содействия ОБСЕ в Чеченской Республике Шандора Мессароша, посетившего село после бомбардировки, там погибли 28 человек, разрушено много домов10.

Бомбардировка, вероятно, явилась актом возмездия за совершенное 6 октября покушение на командующего Объединенной группировкой федеральных сил в ЧР А.А.Романова. Целью удара, очевидно, был периодически живший в этом селе Д.Дудаев, который, однако, не пострадал. В результате налета погибли несколько бойцов вооруженных формирований ЧРИ, в том числе начальник охраны делегации ЧРИ на переговорах Магомед Хачуев.

28 марта 1996 г. две бомбы упали на находящееся под контролем федеральных сил село Катыр-Юрт. В результате погибли девять жителей села (члены одной семьи), были полностью или частично разрушены несколько жилых домов. Имелись пострадавшие и среди федеральных военнослужащих11.

Командующий Объединенной группировкой федеральных сил в Чечне генерал-лейтенант В.В.Тихомиров заявил, что произошел несанкционированный сброс бомбы при пролете над селом штурмовика, принес извинения за случившееся и выразил соболезнование родственникам погибших.

2 апреля 1996 г. был подписан Протокол о мире и согласии между федеральными войсками, правительством Д.Завгаева и селом Шалажи, расположенным в 40–50 км южнее Грозного. Тем не менее в ночь на 3 апреля, а затем 4 апреля по этому селу были нанесены ракетно-бомбовые удары с воздуха. В результате авианалета были разрушены десятки домов, имелись убитые и раненые среди гражданского населения12.

Командующий ВВС РФ П.С.Дейнекин и командующий федеральными силами в Чечне В.В.Тихомиров заявили, что это провокация и федеральная авиация никаких ударов по Шалажи не наносила.

В российских СМИ13 было приведено мнение малоизвестного эксперта некоего Института оборонных исследований, который заявил, что налет был проведен дудаевской авиацией, базирующейся на аэродромах в Азербайджане. Эта версия затем была многократно повторена разными лицами. Последовал решительный протест президента Азербайджана Г.Алиева. Тогда представители федеральной стороны пошли в своих утверждениях еще дальше, отрицая сам факт бомбардировки с воздуха. Была вновь повторена впервые возникшая в декабре 1994 г. версия о том, что «чеченцы сами взрывают свои дома», — 10 апреля П.С.Дейнекин на пресс-конференции, фактически опровергая высказанные ранее генералом В.В.Тихомировым извинения, заявил, что «ни Катыр-Юрт, ни дважды Шалажи, никакие другие населенные пункты федеральные ВВС и авиация сухопутных войск не бомбили и не планировали бомбить»; он обвинил чеченских боевиков в том, что они якобы сами устраивают с провокационными целями взрывы «глубинных бомб» в населенных пунктах14.

По словам экспертов, форма воронок свидетельствовала о том, что взрыв, эквивалентный сотням килограммов тротила, происходил на глубине нескольких метров. Позже появились «свидетельства» об обнаружении подобных фугасов в чеченских населенных пунктах.

«<...> были обнаружены мощные фугасы в виде авиационных бомб. Это самодельные устройства, которые управляются с помощью радио на расстоянии. Когда пролетает авиация федеральных войск над селением, фугасы взрываются и создается такое впечатление, что это наша авиация бомбит мирные населенные пункты. Причем именно в населенных пунктах, где были подписаны мирные соглашения, были обнаружены эти фугасы»15.

На самом деле чеченцы использовали управляемые фугасы (но меньшей мощности, изготовленные из крупнокалиберных артиллерийских снарядов) в «минной войне» для подрыва техники федеральных сил, а не собственных домов. Форма же воронок объясняется скорее всего тем, что они образовались при использовании авиабомб, предназначенных для поражения заглубленных объектов16. О наличии и применении таких боеприпасов сообщали официальные лица17, рассказывая о штурме «президентского дворца» в Грозном в январе 1995 г. Тогда такими бомбами были поражены наиболее заглубленные отсеки бункера в здании бывшего республиканского комитета партии, что и вынудило чеченцев покинуть его. Весной 1996 г. такие боеприпасы применялись федеральными силами при бомбардировках села Бамут для разрушения бункеров, оставшихся от советских военных объектов. 13 марта 1996 г. представитель ПЦ «Мемориал» А.В.Черкасов зафиксировал в Бамуте воронки с указанными характерными особенностями (см. раздел 3.2.3).

Позже военная прокуратура РФ все же признала и факт бомбардировки боевым самолетом федеральных сил села Катыр-Юрт 28 марта 1996 г. и то, что в ночь на 3 апреля и в течение 4 апреля 1996 г. в окрестностях села Шалажи фронтовая авиация Вооруженных Сил РФ выполняла задачи «по уничтожению незаконных вооруженных формирований»18 (см. раздел 3.14).

Однако эта дискуссия не повлияла на поведение «неопознанных летающих объектов». Бомбардировки сел продолжались.

25 апреля 1996 г. авиация нанесла удар по селу Чишки, представители которого незадолго до этого подписали Протокол о мире и согласии. По сообщению администрации села, погибла одна женщина, двое жителей получили ранения19. За месяц до этого село также подверглось удару с воздуха, в результате которого среди жителей были жертвы.