ПУБЛИКАЦИИ О КОНФЛИКТЕ В ЧЕЧНЕ

05 февраля 2000 г., Новые Известия

За что его не любили военные

Из самых последних радиорепортажей Андрея Бабицкого из Грозного

Андрей Бабицкий

"Сегодня целый день не “прекращается бомбежка Грозного. С утра город обстреливала авиация, потом артиллерия, сейчас снова авиация. Бомбят в основном окраины Грозного и самый центр площадь Минутка. Сложно сказать, как бомбежка сказывается на мирных жителях, но, по всей вероятности, ситуация обыденная люди погибают в результате обстрела чеченской столицы. Вооруженные чеченцы не очень страдают из-за постоянных обстрелов, поскольку научились хорошо прятаться. И, по-видимому, сегодня, как и раньше, основные жертвы обстрела города - мирные жители, которые так и не могут, несмотря на заявления Путина о необходимости мирных переговоров, покинуть город.

Вокруг чеченской столицы на отдельных направлениях боевые действия уже приобрели отчетливо наступательный характер, и, вероятно, в ближайшее время стоит ожидать штурма вооруженными чеченцами российских позиций. Судя по всему, российские подразделения сейчас испытывают серьезный недостаток в вооружении, потому что они продолжают оттягиваться от города. Так, в районе Старой Сунжи уже фактически второй день федеральные подразделения покинули свои позиции и отошли вглубь села, освободив участок примерно в сто метров для чеченского ополчения. За последние несколько дней чеченцам в результате наступательных операций удалось подбить несколько десятков бронетранспортеров. Потери, как всегда, сохраняются на прежнем уровне - как минимум от ста до двухсот человек по всему периметру города".

Грозный, 13 января.

"Я сегодня был на площади Минутка и как раз попал под обстрел. Наблюдал разрывы самолетных ракет и бомб буквально в ста ста пятидесяти метрах от места, где находился. В поселке Алды, где я тоже был с вооруженными чеченцами, буквально в 200—250 метрах от нас рвались ракеты и бомбы. На моих глазах был разрушен один дом. Слава Богу, никто не пострадал, потому что люди, которые в нем жили, сидели в этот момент в подвале. О впечатлениях сегодняшнего дня: город очень плотно перекрыт, последний канал, по которому сюда, в Грозный, провозили какие-то продукты, Старая Сунжа фактически полностью заблокирован, и у мирного населения на исходе продукты. Ситуация, конечно, очень далека от той, что была в блокадном Ленинграде, но чем-то она ее напоминает. Сто долларов в городе это уже не деньги, на них можно купить восемь бутылок подсолнечного масла. Пачка сигарет “Ява” на грозненских рыночках, которые стихийно возникают, и исчезают в моменты обстрелов, и появляются где-то в другом месте, стоит 30-35 рублей. Пачка сигарет “Прима” без фильтра стоит 20 рублей, это не предел, цены были и выше. Что меня поразило: я сегодня был в одном доме, где общался с хозяином, стариком, вся семья которого разъехалась, - он следит за домом. Его кошка подошла и потерлась о мою ногу. Мне было нечего ей дать, кроме куска сухого хлеба, все время лежавшего на столе. Я отломил кусок, кинул на пол, и кошка съела этот сухой хлеб. Нельзя говорить о голоде, но где-то, в каких-то подвалах, нет воды, в других подвалах нет муки, в третьих подвалах нет дров. То есть люди страдают от отсутствия чего-то самого необходимого. При этом в подвалах очень много детей. Сегодня я видел восьмимесячного ребенка... Надо сказать, что люди ко всему привыкают... Сновали машины, которые сейчас уже ездят по улицам города даже в дневное время, при бомбежках и обстрелах. Ездили вооруженные чеченцы по своим делам, поскольку, как выяснилось, как я уже говорил неоднократно, им большого вреда артиллерийские и авиационные обстрелы не причиняют. Я проходил мимо рынка на окружной. Мимо проехал “УАЗ”, из которого были видны две пары ног в кроссовках и сапогах везли трупы. К сожалению, определить, кто это был, мирные жители или вооруженные чеченцы, не было возможности, я только проводил эту машину взглядом. Как утверждает мэр города Леча Дудаев, он сегодня должен подъехать ко мне и повезти туда, где это произошло: в одном из районов Грозного в результате вчерашнего обстрела завалило подвал, где находились несколько десятков мирных жителей. Сколько погибших -еще не выяснено. Завал разбирается, но еще не разобран до конца. Есть погибшие, но остались и живые, которым, по всей вероятности, будет оказана какая-то медицинская помощь, насколько это возможно в условиях Грозного".

Грозный, 14 января.

От редакции: Это были самые последние репортажи Андрея Бабицкого. 16 января он был задержан в Грозном федералами. За что? За то, что выполнял обычную работу репортера -сообщал слушателям о том, что видел вокруг себя? Обратили внимание? Сообщал только о том, что видел собственными глазами. Говорят, он нарушил правила аккредитации да еще обзавелся пропусками от полевых командиров. Действительно, непростительная, преступная оплошность: нет чтобы заручиться мандатами от Сергеева, ФСБ и Ястржембского и уже с ними идти на позиции боевиков.