ПУБЛИКАЦИИ О КОНФЛИКТЕ В ЧЕЧНЕ

25 мая 2000 г., Новая Газета №20

Короток век свидетелей

Георгий Рожнов

В воскресенье, 21 мая, армейский спецназ атаковал в Аргунском ущелье группу боевиков. Операция прошла успешно, отряд чеченцев был разгромлен и бежал. Федералам досталось два трупа, в одном из них опознали Абу Мовсаева — шефа контрразведки штаба Масхадова.

Не вспомню ни одного боя, ни одного захваченного именитого бандита, о которых российские власти с такой поспешностью информировали журналистов. В самом деле: только в мае в руки федералов попали и командир шариатского полка Хадам Хамаев, и спец по массовым расстрелам российских военнопленных Темирбулатов (Тракторист), и военный прокурор Ичкерии Ваха Муртазалиев, и даже директор национальной службы безопасности Ибрагим Хултыгов — что мы знаем о подробностях их пленения?

А тут пожалуйста: уже 23 мая о гибели Мовсаева сообщает штаб ОГВ в Ханкале, чуть позже этот факт подтверждает Сергей Ястржембский, и, наконец, об этом же говорит министр обороны маршал Сергеев. Все об одном и том же: ближайшего помощника Басаева уничтожили спецназовцы.

Как бы опешив от такой откровенности, ИТАР—ТАСС всех этих информаторов дезавуирует: “Гибель Мовсаева никак нельзя назвать очередным триумфом российских спецслужб. Это, скорее, счастливая случайность”. Маршал тут же поправляется: “Мовсаев среди боевиков оказался случайно”, а Ястржембский вдруг добавляет, что “принадлежность трупа еще надо определить”.

И только Агентство военных новостей частично приоткрывает завесу над тайной: “Группа боевиков, среди которых находился Абу Мовсаев, была уничтожена в результате заранее спланированной российскими спецслужбами операции. Об этом сообщили в Министерстве обороны РФ — для охоты на Мовсаева около двух недель назад в Чечню вылетели специальные группы, созданные ГРУ и ФСБ”.

Такое особое внимание к чеченскому боевику то же АТВ объясняет конкретно и просто: “Мовсаев пользовался неограниченным доверием Басаева. Он лично отвечал за организацию, техническое обеспечение и прикрытие всех контактов Шамиля Басаева с крупными чиновниками и бизнесменами в России и за ее пределами. В частности, именно он незадолго до вторжения чеченских боевиков в Дагестан организовал во Франции встречу Басаева с руководителем администрации президента РФ Александром Волошиным. Он же был третьим участником состоявшихся переговоров. Целью проведенной против Абу Мовсаева спецоперации был не захват, а именно ликвидация, утверждают в министерстве”.

В свое время о встрече Волошина с Басаевым говорили практически все СМИ и в России, и за рубежом. Сам Александр Стальевич это более чем странное рандеву, разумеется, не подтверждал, но от возмущений и удивлений тоже воздержался: ни одного иска на злопыхателей им не подано.

Теперь понятно, почему именно на Мовсаева была организована столь масштабная и удачливая охота, почему именно этого человека было велено не изловить, а пристрелить. Если оно так, Волошин может быть спокоен: и Мовсаева уже нет, и Басаев, говорят, при смерти. Интересно, есть ли еще свидетели?