08-14 августа 2000 г., Московские Новсти №31

Подрывники Хаттаба

Спустя год после взрыва в Буйнакске документы следствия переданы в суд

Дмитрий Бальбуров

Четвертого сентября прошлого года из-за теракта в Буйнакске, который был совершен, возможно, по прямому приказу небезызвестного полевого командира Хаттаба, погибло 58 человек, еще около сотни было ранено. Это преступление уже раскрыто сотрудниками следственного управления прокуратуры республики. Несколько дней назад все 23 тома по 500 страниц переданы в Верховный суд Дагестана. Как считают местные эксперты, открытие судебного процесса, скорее всего, будет приурочено к годовщине теракта.

Начальник следственного управления Абдурахман Алиев назвал фамилии пятерых задержанных. Это отец и сын Иса и Зайнутдин Зайнутдиновы, Махач Абдусамедов, Абдулкадыр Абдулкадыров и Магомед Магомедов. Махач - уроженец Махачкалы, остальные - из села Кудали высокогорного Гунибского района Дагестана. Все - аварцы. В федеральном и международном розыске находятся еще пять человек, их Абдурахман Алиев назвал тоже. Это братья Салиховы, Зияутдинов, Омаров и иорданец Хаттаб.

Задержанные

62-летний Иса Зайнутдинов воспитывал своих сыновей Магомедрасула и Зайнутдина в религиозной строгости. С детства учил их правильно молиться, соблюдать все мусульманские предписания. У Исы была законопослушная советская семья, обычные сельские жители. Все изменилось в начале 90-х. Зайнутдиновы переехали на равнину, в Кизлярский район, потом долго жили в селах Карамахи и Чабанмахи, где уже тогда был большой интерес к традиционному исламу и его течениям. В 96-м году, после поражения российской армии в Чечне, Магомедрасул стал "курсантом" только что создавшейся Хаттабом в чеченском селе Сержень-Юрт тренировочной базы. Иса благосклонно отнесся к отъезду туда сына, но младшего Зайнутдина не отпустил. За несколько лет у Хаттаба Магомедрасул стал первоклассным снайпером и подрывником.

В протоколах допросов, показанных мне в следственном управлении прокуратуры Дагестана, Иса Зайнутдинов заявил, что приехал в июле прошлого года в полевой лагерь Хаттаба только для того, чтобы забрать оттуда Магомедрасула: "Я понял, что там ему делать нечего, и хотел сказать ему, чтобы возвращался домой". Однако следователь прокуратуры Тимур Мамедкеримов сказал, что все было не так: "Иса постоянно поддерживал связь с Хаттабом через своего сына. Более того, он стал доверенным человеком у араба, даже был его личным поваром. Об этом есть соответствующие свидетельские показания. Хаттаб долго беседовал с Исой, когда тот приносил пищу".

В конце августа Хаттаб на несколько дней вернулся в Сержень-Юрт из Дагестана, где его группировки вели тогда ожесточенные бои против федеральных войск, республиканской милиции и местных ополченцев. Следователи прокуратуры Дагестана пока не знают, какой именно разговор произошел между ним и Исой Зайнутдиновым, но уверены, что именно после него из Сержень-Юрта выехал грузовик "КамАЗ", доверху нагруженный мешками с аммиачной селитрой, алюминиевой пудрой и сахарным песком - всего около пяти с половиной тонн. В машине были Иса, Зайнутдин, еще один человек, возможно, Абдулкадыр. Они проехали по Гудермесскому, Шелковскому районам Чечни, потом Кизлярскому, Хасавюртовскому и Буйнакскому районам Дагестана. По словам Абдурахмана Алиева, они тщательно объезжали по проселочным тропам армейские и милицейские блокпосты, но для подстраховки набросали на мешки арбузы. Второй сын Исы Магомедрасул остался при Хаттабе и вскоре был убит в боях за Новолакский район.

В Дагестане будущих террористов встретили их сообщники на грузовике "ГАЗ-53". Вместе с братьями Салиховыми, Омаровым, Зияутдиновым они перегрузили половину мешков - около двух тонн 700 килограммов - из "КамАЗа" в "ГАЗ", потом купили за 500 долларов старенький "ЗИЛ-130" в Кизлярском районе. Туда переложили вторую половину взрывчатки. Привели его в божеский вид (уж слишком непрезентабельным грузовик выглядел, мог привлечь внимание дорожной милиции) и приехали в Буйнакск 3 сентября. В то время заканчивалась войсковая операция в Кадарской зоне, а боевики Басаева и Хаттаба готовились к нападению на Новолакский район.

В Буйнакске Иса с сообщниками оставили машины на стационарных стоянках, проверили, не вызывают ли подозрение. Все было спокойно. На следующий день они подогнали грузовики в так называемый военный городок на улице Шихсаидова, где раньше жили только семьи военных. Электродетонатор на тротиловых шашках, заложенных в мешки с селитрой, пудрой и сахаром, на "ГАЗе" был установлен на 21.45 4 сентября, на "ЗИЛе" - на 24.00.

Из обвинительного заключения по делу Исы: "В результате взрыва автомобиля "ГАЗ-53" частично был разрушен пятиэтажный многоквартирный дом N3-а по ул. Шихсаидова, а также уничтожено и повреждено 510 частных близлежащих домов. Общий ущерб составил 44 миллиона 103 тысячи 619 рублей". В 21.45 погибли 58 жителей этого дома, более сотни были ранены. К счастью, в купленном накануне террористами "ЗИЛе" военные саперы успели разминировать детонатор и тротиловые шашки, и это стало спасительной ниточкой для следствия. С помощью продавца "ЗИЛа" и свидетелей, видевших обе машины на стоянке в центре Буйнакска, через несколько дней в Кизлярском районе удалось поймать Абдулкадырова и Магомедова, весной этого года там же попались Зайнутдин и Махач Абдусамедов. Дольше всех прятался от милиции "авторитет" группы Иса. В чеченском Шали он добыл чужой заграничный паспорт, вклеил туда свою фотографию и тихо сидел в Махачкале, ожидая, когда Хаттаб поможет убежать в какую-нибудь арабскую страну. Ису Зайнутдинова задержали 19 мая. Остальные участники группы исчезли в Чечне и сейчас воюют в группе Хаттаба. Все пятеро (вместе с арабом) еще живы, сказал следователь Тимур Мамедкеримов.

Жертвы

Я читал списки погибших и раненых 4 сентября людей. Почти все фамилии - дагестанские, русских всего четверо. Почему террористы избрали этот дом по улице Шихсаидова - непонятно, они не могли не знать, что семей офицеров в этом военном городке почти не осталось. Многие с началом боевых действий в Чечне и особенно после нападения на расположение бригады в декабре 97-го группы Хаттаба предпочли переправить своих родных в более спокойные места. В освободившиеся квартиры въезжали в основном местные служащие бригады и госпиталя. В списке погибших я обнаружил целую дагестанскую семью - Абдурахман Алиев пояснил, что это были бабушка, мать и две маленькие дочери.

На месте дома N3-а сейчас пустырь. Почти ничто не напоминает о прошлогодней трагедии, только выступающие кое-где из-под травы и лопухов краешки фундамента. Соседние дома давно отремонтированы. Мне показалось, что окрестная детвора неохотно играет там, где раньше был жилой дом. Соседская жительница, назвавшаяся Патимат, только махнула рукой: "Здесь вы не найдете родственников погибших. Все, кто уцелел, уехали в другую часть города или вообще в другой район. Я бы тоже не стала жить рядом с местом, где бы убили всех моих близких". Подошедший мужчина по имени Гаджимурат сказал: "Хорошо, что поймали этих подонков. Если бы им назначили смертную казнь, я бы первым вызвался на роль палача. Всевышний меня за это не осудит. Ни одна религия мира, будь то ислам или христианство, не разрешает убивать ни в чем не повинных женщин и детей".

Сыщики

В прокуратуре Дагестана я спросил Абдурахмана Алиева: "Не было ли требований со стороны родственников погибших о выдаче им пойманных людей?" Он ответил: "Мы не афишировали свои действия, когда привозили их на следственный эксперимент. У нас хорошие отношения с уголовным розыском МВД республики, они по первой же просьбе выделяют своих милиционеров для охраны". - "А может ли произойти расправа прямо в зале суда?" - "Исключено", - уверен Алиев.

Каждому из задержанных следствие вменяет целый букет статей УК РФ. Основные из них - 105-я (умышленное убийство с отягчающими обстоятельствами) и 205-я (терроризм). Кроме того, здесь фигурируют и статьи "Незаконное хранение оружия", "Участие в вооруженных формированиях, не предусмотренных законом", "Умышленное причинение материального ущерба". В общей сложности все они тянут на пожизненный тюремный срок.

В дни, когда я был в Махачкале, прокуратура передавала материалы следствия в суд. Из-за летних отпусков Верховный суд Дагестана работает медленно. Его секретарь Магомед Такаев сказал: "Пока дело по Буйнакску не принято к рассмотрению, это очень долгий процесс. По закону, сначала с ним должен ознакомиться председатель суда и решить, кому из судей поручить процесс. Потом с материалами будет работать назначенный судья, это тоже не так быстро. Попробуйте за неделю прочесть и вникнуть в 23 тома!"

Испытывал ли хоть один из задержанных угрызения совести? Следователь Мамедкеримов только усмехнулся: "Да, одного спросили на следственном эксперименте: почему он все так подробно рассказывает, может, сочиняет? Он ответил, что нет, просто совесть замучила, по ночам кошмары снятся. Потом, естественно, отказался от показаний, сказал, как обычно, - мол, все это выбито под давлением следствия. Это обычное поведение подозреваемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений".

Следователь Мамедкеримов сказал, что взрывчатая смесь - своего рода ноу-хау террористов: "Изобретение Хаттаба или его инструкторов". Принцип взрыва адской смеси похож на действие вакуумной бомбы, когда создается сильный перепад давления на небольшом участке. Поэтому наиболее сильные разрушения происходят от взрывной волны.

В прокуратуре Дагестана уверены, что суд согласится с доводами следствия. "Даст Бог, будут найдены организаторы и исполнители взрывов в Волгодонске и Москве", - сказал Абдурахман Алиев.

Махачкала - Москва