18 августа 2000 г., Коммерсантъ

Кадыров наладил контакт с Гелаевым

Муса Мурадов, Максим Степенин

Ахмад Кадыров и Владимир Боковиков пытались договориться с посланцем Руслана Гелаева о прекращении сопротивления и об объединении усилий для борьбы с ваххабитами. Следующим этапом должна стать встреча с самим Гелаевым.

Встреча была неофициальной и настолько секретной, что неизвестно даже, где именно она проводилась. Чеченские источники говорят, что в Назрани. Во всяком случае, в минувший понедельник именно здесь был замечен кортеж машин, которые, по утверждению местных милиционеров, принадлежат администрации Кадырова. Правда, никто не заметил машины заместителя полпреда Южного федерального округа Владимира Боковикова. Но это потому, что тот, как утверждают те же источники, прилетел на вертолете.

Боевиков, по словам источников, представлял один из командиров Руслана Гелаева Хизир Хачукаев. Он и его личная вооруженная охрана приехали на нескольких автомобилях.

На переговорах, кроме самих участников, никто не присутствовал, однако об их содержании кое-что стало известно. Говорят, например, что Боковиков пытался убедить чеченцев в бессмысленности вооруженного сопротивления. “Вы никогда не сможете захватить ни Грозный, ни Гудермес,— втолковывал он Хачукаеву.— Лучше прекратить напрасное кровопролитие”. Однако Хачукаев заверил, что “если захотим, то захватим. И не один раз”.

Кадыров был более дипломатичен. Он, говорят, предложил такой вариант: гелаевцы получают амнистию и в обмен поворачивают оружие против ваххабитов и их лидеров Хаттаба и Басаева (Гелаев, как известно, ваххабитов не любит). Кроме того, на встрече якобы обсуждалась возможность новой встречи, но уже на более высоком уровне — с самим Гелаевым или даже с Масхадовым.

На чем стороны сошлись, неизвестно. Однако сам факт такой встречи нисколько не противоречит недавнему заявлению Виктора Казанцева о готовности вести переговоры с лидерами боевиков, в том числе и с Гелаевым.

Кстати, в администрации Чечни говорят, что Кадыров проводил встречи и с другими известными в прошлом командирами. Среди них Али Султанов, работавший вице-премьером в правительстве Масхадова, бывший начальник департамента охраны гособъектов Салман Абуев и бывший глава службы национальной безопасности Ичкерии Ибрагим Бултейгов. Правда, в нынешней войне они в отличие от Хачукаева активного участия на принимали.

Однако в аппарате Сергея Ястржембского заявили, что им об этой встрече ничего не известно. “Если,— сказали там,— у вас информация от людей Кадырова, то делите все на два, если не на три. Они ребята хорошие, но, как все горцы, любят выдавать желаемое за действительное”.

Зато пресс-секретарь Боковикова Валентин Астафьев подтвердил, что переговоры действительно ведутся, только он не знает, с кем именно. Впрочем, вырвалось у него это сгоряча, потому что Астафьев убеждал корреспондента „Ъ" вообще ничего не писать: “Это преждевременно. Мы пытаемся вернуть к нормальной жизни тех, кого еще можно вернуть, а вы мешаете”.

Но выходит, что мешаем не одни мы. Например, депутат Госдумы Павел Крашенинников, тоже прилетевший в Назрань, не скрывает, что встречался там некоторое время назад с представителем Масхадова, вице-премьером Ичкерии Казбеком Махашевым. Он, правда, заявил, что это были неофициальные контакты, которые касались только гуманитарного аспекта войны. Но военные тогда все равно сильно возмутились, поскольку решили, что их опять предают.

Однако заявления Кадырова о его переговорах с боевиками их не возмущали. И нынешняя встреча с гелаевцами — это первый серьезный контакт с воюющими чеченцами.

Назрань