17 ноября 2000 г. Независимое военное обозрение № 43

Нет равных по точности

Так оценивает качество российских военных карт начальник Военно-топографического управления Генерального штаба ВС РФ генерал-лейтенант Виталий Хвостов

Михаил Тимофеев

Виталий Владимирович Хвостов родился 26 октября 1946 г. в п. Речица Гомельской области. Закончил Ленинградское военно-топографическое командное училище (1967 г.) и Военно-инженерную академию им. В.В. Куйбышева (1977 г.). Служил геодезистом, командиром топогеодезического отряда, начальником топографической службы округа, заместителем начальника отдела ВТУ Генерального штаба, начальником ВТУ ГШ ВС РФ (с 1992 г.). Воинское звание - генерал-лейтенант. Имеет ряд научно-технических трудов. Кандидат технических наук.

-Виталий Владимирович, с какого времени ведет свое летоисчисление топографическая служба Вооруженных сил?

- Начнем с того, что топографические карты были нужны Вооруженным силам во все времена - при любом общественно-политическом строе. Основными мотивами, побуждавшими руководителей России различных эпох предпринимать трудоемкие и дорогостоящие меры по сбору сведений о территории государства, всегда были два - военный и торгово-хозяйственный. Причем военный мотив, как правило, превалировал, так как от результатов деятельности в сфере войны и внешней политики нередко зависели целостность и независимость российской державы.

Искусство ведения войны в Средние века сочетало умелый выбор объекта нападения и организацию похода к нему. Подготовка к маршу требовала хорошего знания местности. Необходимые военачальнику сведения обычно доставлялись высылавшимися вперед "сторожами", которым помимо охранения вменялась в обязанность разведка, и "зажитниками", попутно с решением их основной задачи по обеспечению войск провиантом и фуражом. В то время Россия практически не располагала чертежами и планами своей и зарубежной территории, не было топографов и картографов, способных производить глазомерные маршрутные съемки и составлять хотя бы элементарные карты.

Приблизительно с XIV века разведка местности стала проводиться не только с началом боевых действий, как происходило раньше, а загодя, в мирное время. Сражение готовилось по тщательно подготовленному плану, в котором значительную роль играл умелый выбор и искусное использование местности. Сведения о местности поступали с мест от воевод и участников географических экспедиций. Подготавливаемые для организации военных походов допетровского периода географические и топографические чертежи и планы составлялись без математической основы, не имели унифицированных условных знаков и строгого масштаба, были произвольно ориентированы.

- Так, видимо, продолжалось до реформ Петра I?

- В общих чертах, пожалуй, так. При Петре I под контроль были поставлены организация и проведение всех картографических съемок и экспедиций, представление описаний, составление генеральных карт и атласов России и т.п. Карты использовались прежде всего при решении стратегических военно-политических проблем в ставках Главнокомандующих Вооруженными силами. Отдельные их фрагменты применялись и для оценки местности в частных задачах на отдельных направлениях.

В 1763 г. были отобраны несколько десятков офицеров и объединены в так называемый Особый Генеральный штаб. Эти офицеры командировались для снятия как районов расположения войск, так и маршрутов их возможного следования. Съемке подлежали также все дороги, по которым проходили сообщения между штабами частей и дивизий. Офицерами Особого Генерального штаба, которых по праву можно считать первыми российскими военными топографами, был выполнен первичный объем работ по картографированию страны.

Для обобщения всех поступающих съемочных материалов, а также подготовки к изданию топографических карт и планов император Павел Петрович учредил в 1796 г. чертежную мастерскую, которая в 1797 г. была преобразована в Депо карт, а в 1812 г. - в Военно-топографическое Депо.

- Это и есть окончательное оформление Службы?

- Не совсем. Важнейшей вехой в ее развитии стал 1822 г. Именно тогда для производства плановых топографических съемок был образован Корпус военных топографов. Корпус просуществовал около ста лет. За это время его офицерами в мирное время были выполнены многочисленные топографические съемки и геодезические определения в разных концах страны, а в военное время - рекогносцировки и обозрения местности в районах боевых действий. Офицеров Корпуса с 1822 г. готовили в Военно-топографическом училище, а руководителей государственных съемок и организаторов топогеодезического обеспечения войск - в Геодезическом отделении Военной академии Генерального штаба (с 1854 г.). По своим основным задачам - составлению для войск топографических карт и астрономо-геодезических данных - топогеодезическое обеспечение (ТГО) сформировалось в ходе русско-турецкой войны 1877-1878 гг. и упрочилось в период Первой мировой войны.

Преемницей Корпуса военных топографов Русской армии стала Военно-топографическая служба (ВТС) Рабоче-Крестьянской Красной (затем Советской) армии. Офицеры ВТС в предвоенные и военные годы выполнили огромный объем работ по картографированию страны и зарубежья, чем внесли значительный вклад в дело Победы над фашистской Германией и милитаристской Японией. В последние десятилетия топографическая служба Вооруженных сил (ТС ВС), оснащенная современными оптико-электронными, гироскопическими и другими измерительными средствами, а также спутниковыми и геоинформационными технологиями, продолжает выполнять топографические съемки в различных уголках страны и обеспечивать в топогеодезическом отношении боевую готовность Вооруженных сил Российской Федерации.

Сейчас ТС ВС РФ включает мощный научный и производственный потенциал и способна подготовить топогеодезическую информацию на любой участок земной поверхности в относительно короткие сроки.

- Сразу же напрашивается вопрос: наши карты лучше западноевропейских или нет?

- Наши карты пока на порядок точнее по сравнению с картами наших "вероятных партнеров" - американскими или натовскими, и несут очень большой объем информации. В последнее время, особенно с началом локальных войн, "партнеры" проявляют огромный интерес к нашим аналоговым, то есть бумажным картам. Почему? Потому что они содержат подробные описания местности, грунтов, гидрографии, растительного покрова, дорог, промышленных объектов, даже климата.

- То есть в топографическом плане мы, безусловно, лидируем?

- Если брать по точностным характеристикам нашей продукции, то можно это и подтвердить. Но зато у них техническое оснащение на порядок лучше, чем у нас. Спрашивается, почему же в таком случае мы очень основательно не отстаем от них? По одной простой причине. Мы вне конкуренции по программному обеспечению, иными словами - восполняем отставание математикой.

- Свои основные задачи топографическая служба решает в мирное время?

- И да, и нет.

Первоочередной задачей мирного времени является непрерывное обновление топографических карт и создание специальных геодезических сетей в новых приграничных районах РФ, оборудование их в топогеодезическом отношении.

Актуальнейшее значение имеет проблема совершенствования глобальной космической геодезической сети, только на основе которой можно уточнить параметры Земли, повысить точность навигационно-геодезических определений с использованием системы ГЛОНАСС. Большие объемы астрономо-геодезических и гравиметрических работ ТС ВС выполняет в позиционных районах РВСН и на маршрутах боевого дежурства подвижных ракетных комплексов. Постоянно необходимо повышать точность гравиметрического обеспечения боевых полей ракетных подводных крейсеров в районах их патрулирования и в акватории Мирового океана. Вот неполный перечень тех первоочередных работ, за полноту, качество и точность выполнения которых несет ответственность ТС ВС.

Однако и в военное время топографы призваны выполнять многие специальные задачи. Это оперативное исправление топографических карт (указываются изменения на местности, возникшие вследствие военных действий), контроль точности топогеодезической привязки боевых порядков ракетных войск и артиллерии, топогеодезическая подготовка аэродромов, создание специальных карт и макетов местности, подготовка измерительных фотодокументов местности, организация обеспечения войск картами и др. В настоящее время неотложной задачей становится обеспечение автоматизированных систем управления войсками цифровой топогеодезической информацией.

- И все же насколько наши топографические карты сейчас соответствуют действительному состоянию местности?

- Опыт использования ВС РФ в локальном вооруженном конфликте на Северном Кавказе показывает, что традиционные топографические карты на бумаге по-прежнему являются основным информационным документом как командира части и подразделения, так и оперативно-тактического штаба. Следовательно, сохраняет свою значимость деятельность топографической службы по созданию, хранению и доведению до войск указанного средства топогеодезической информации.

Особые требования общевойсковые командиры предъявляют к "современности" карты, то есть полному соответствию ее местности. Наличие сил, средств и материалов съемки местности позволяет обновлять карты 1 раз в 10-15 лет. Ежегодное "старение" карты 1:50 000 (основной карты командира в тактическом звене) составляет до 3-х процентов, несоответствие ее местности за 10-15 лет может достигать 40 процентов. Такая карта вызывает обоснованные претензии штабов и войск по качеству управления. В частности, на полосы (маршруты) выдвижения войск к Чечне и на район боевых действий имеются топографические карты масштабов 1:50 000 - 1:500 000, изданные в 1984-1988 гг. Конечно, эти карты уже пора обновлять.

Для удовлетворения требований войск к содержанию топографических карт необходимо обновлять их в следующем порядке: на малообжитые районы через 8-10 лет, на обжитые и развитые в промышленном отношении районы через 3-5 лет. Решение проблемы зависит только от интенсивности поступления в ТС ВС исходной картографической информации, проще говоря - аэрокосмических снимков местности.

Достижение требуемой периодичности обновления возможно за счет создания устойчивой системы получения исходной информации с космических аппаратов топогеодезического назначения из состава нового космического картографического комплекса. Источниками дополнительной информации о местности могут стать фотоснимки с космических систем оперативного наблюдения и космических систем разведки. В результате комплексного решения задачи получения исходной картографической информации с сохранением и технической модернизацией стационарных и полевых частей службы мы сможем оперативно создавать качественные топографические карты и заблаговременно подготавливать в топогеодезическом отношении территории вероятных боевых действий.

- С какого рода сложностями столкнулась топографическая служба в ходе вооруженного конфликта в Чечне?

- Об основном - необходимости своевременного обновления топографических карт - уже сказано. Второй момент связан с нормами расхода топографических карт. Даже не все военные начальники знают, что на расход карт, как, к примеру, на расход продовольствия, существуют нормы. Исходя из них, создаются запасы топографических карт в походных хранилищах, выдвигаемых в район боевых действий.

Так вот, запас карт, вывезенный в район контртеррористической операции, был умышленно завышен. Карты выдавались не по нормам, а по фактической потребности. Удовлетворялись все заявки, причем не только соединений и частей Вооруженных сил, но и внутренних войск, пограничных войск, региональных органов МВД и пр. Тем не менее в средствах массовой информации иногда мелькали сообщения о якобы нехватке карт у командиров тактического звена. Как это объяснить?

Причина в том, что с первых дней операции стали выявляться серьезные недостатки в топографической подготовке общевойсковых командиров. Некоторые командиры батальонного, полкового звена и даже выше недостаточно ясно представляли предназначение карт различных масштабов, плохо ориентировались в разграфке и номенклатурных листах карт, не могли обстоятельно заказать карты для выполнения боевой задачи, нечетко представляли, какие карты до каких категорий командиров доводятся. Некомпетентность некоторых начальников в вопросах топогеодезического обеспечения приводила к тому, что уже полученные в частях карты не доходили до офицеров из-за ряда причин: чрезмерных опасений потерь карт (как секретных документов), перевозок карт в последних машинах полковых колонн, потерь карт среди военного имущества части, стремления выдавать карты лишь перед самым боем и т.п.

- Обыкновенная неразбериха?

- Да нет, положение, мне кажется, серьезнее. Отдельные общевойсковые командиры слабо знают штатную навигационную аппаратуру, установленную в боевых и командно-штабных машинах, не верят в ее эффективность и не желают использовать, предпочитая ориентироваться интуитивно. Некоторые из них с трудом читают карту, не могут грамотно определить свое местоположение на местности и использовать сведения о склонении магнитной стрелки, путаются в системах координат (геодезической и географической), не знают большинства условных знаков, с трудом определяют по карте координаты и расстояния. Еще хуже обстоит дело с топографической подготовкой прапорщиков и сержантов.

Таким образом, уровень топографической подготовки командиров тактического звена Сухопутных войск не позволил им в полной мере воспользоваться информацией, содержащейся на топографических и специальных картах, издаваемых топографической службой ВС. Также обнаружились недостатки в подготовке офицеров старшего командного состава в вопросах руководства топогеодезическим обеспечением подчиненных соединений и частей.

Задачи повышения уровня топографической подготовки общевойсковых командиров необходимо решать и по линии командирской подготовки в войсках, и в системе военного образования в целом. Ежегодно офицер должен сдавать зачет (например, при подтверждении классной квалификации) по военной топографии, отзанимавшись при этом в классе по учебным картам и на реальной местности, в том числе и ночью. Такие же требования должны предъявляться и к топографической подготовке прапорщиков - командиров взводов и экипажей боевых машин. Необходимо доводить до офицеров понятия об использовании электронных карт и навигационной аппаратуры спутниковых определений.

В высших военных училищах следует увеличить программу обучения по военной топографии со сдачей итогового государственного экзамена. В военных академиях военной топографии и основам ТГО войск учат еще меньше (при том, что топогеодезическое обеспечение - вид оперативного обеспечения войск в операциях). Будущие начальники штабов и командиры полков обязательно должны повторить азы военной топографии и уяснить основы ТГО дивизии в бою. В академии Генерального штаба необходимо читать курс лекций по ТГО войск в операциях. Не лишним будет и в этот период повторить базовые понятия и терминологию военной топографии.

- Где готовятся кадры для топографической службы?

- Офицеров топографической службы, как и более 175 лет назад, готовит старейшее учебное заведение России - Санкт-Петербургское высшее военно-топографическое командное училище. Правда, в настоящее время статус училища изменен, теперь оно является филиалом Военно-инженерного университета. Однако по-прежнему это единственное в стране уникальное военно-учебное заведение в течение 5 лет готовит высококлассных специалистов в областях военной геодезии, военной топографии и картографии.

Офицеров-организаторов ТГО готовят на геодезическом факультете Военно-инженерного университета. После завершения учебы и получения достаточного практического опыта они успешно руководят топографическими службами видов ВС и военных округов (армий), топогеодезическими отрядами, военно-картографическими фабриками, аэрофототопографическими и геодезическими предприятиями.

Офицеры, имеющие склонность к научной деятельности, направляются в научную организацию ТС ВС - 29-й НИИ МО РФ, выполняющий задачи военно-научного сопровождения разработок средств и методов топогеодезического обеспечения.

- Можно ли повысить эффективность управления частями и подразделениями Вооруженных сил за счет новых видов топогеодезической информации?

- Опыт локальных войн за рубежом и действий объединенной группировки войск (сил) в двух чеченских кампаниях свидетельствует, что оперативность решения тактических координатно-временных задач возрастает на порядок. Высокая мобильность подразделений противника отводит штабу полка (бригады) время на анализ результатов разведки, принятие решения и организацию огневого поражения, исчисляемое не часами, а десятками минут. В этих условиях у офицеров штаба части и командиров подразделений нет физической возможности вручную быстро произвести расчеты на топографической карте: по безошибочному вычислению координат целей с использованием аэрокосмофотоснимков и видеоизображений, полученных с беспилотных летательных аппаратов; по определению зон видимости и невидимости в горной и холмистой местности; по составлению полетных заданий и подготовке экипажей армейской авиации с определением маршрутов выхода на цель и т.п.

Успех боя в современных условиях в значительной степени зависит от способности командования и штаба оперативно решить эти и другие задачи боевого обеспечения. Такую возможность могут представить только автоматизированные системы управления (АСУ) войсками (силами) оперативно-тактического и тактического звена, имеющие в своем составе цифровые (электронные) карты, цифровые планы местности по материалам аэрокосмической разведки, навигационную информационно-управляющую подсистему. При этом средства геоинформационной поддержки необходимо доводить не только до командиров тактического звена, но и до каждого военнослужащего. Последнее возможно лишь при включении в перспективную экипировку солдата на поле боя специальных индивидуальных средств топографического и навигационного ориентирования и, главное, связи.

- Когда еще все это будет?

- Ряд задач из перечисленных выше уже решался топографической службой в ходе контртеррористической операции на Северном Кавказе в 1999-2000 гг.: электронные топографические карты и цифровые фотопланы использовались для определения координат целей, выявленных разведкой; трехмерные пространственные модели местности использовались для оценки характера рельефа на отдельных участках и выбора мест для посадки вертолетов (по заданному углу наклона площадки); по цифровым фотопланам уточнялись местоположение и координаты баз боевиков; с использованием электронных карт оперативно изготавливались крупномасштабные измерительные схемы населенных пунктов. Решался и ряд других задач. При этом технической базой служили привезенные из Москвы в Моздок экспериментальные средства, разработанные 29-м НИИ МО РФ, состоящие из нескольких компьютеров со специальным программным обеспечением. Естественно, наши производственные возможности были ограничены, однако технологии создания и использования геопространственной информации в интересах ОГВ(с) оказались весьма эффективными и успешно прошли боевую проверку.

В настоящее время предстоит определить - какие именно средства топогеодезического и навигационного обеспечения, в какой комплектации и в каком виде (мобильном, стационарном) необходимы соединениям и частям для качественного решения управленческих задач в АСУ войсками (силами). Решение этого вопроса должно стать основанием для развертывания опытно-конструкторских работ по созданию экспериментальных, а затем серийных образцов комплексов средств автоматизации для топогеодезического и навигационного обеспечения Вооруженных сил.

- В условиях плохой видимости карта - ненадежный помощник. В то же время портативные навигационные приемники позволяют оперативно и достаточно точно определить свои координаты. Что делается в этом направлении?

- Проблема организации навигационного обеспечения войск на минимально допустимом уровне в настоящее время решается только в ВВС и ВМФ - в области воздушной и морской навигации. Организация навигационного обеспечения частей, подразделений и отдельного военнослужащего Сухопутных войск в настоящее время продвигается недопустимо медленно. Досадно, что основные затраты по этой важной научно-производственной проблеме уже сделаны и результаты получены - часть отечественных навигационных спутников находится на орбите (имеется в виду система ГЛОНАСС), и созданы технологии, позволяющие использовать совместно российские и зарубежные аппараты. Однако серийного навигационного приемника в войсках по-прежнему нет.

К сожалению, ТС ВС официально не является ответственной за навигационное обеспечение войск (сил), несмотря на то что навигационные и топогеодезические технологии очень близки, а в 29-м НИИ МО РФ наработан солидный научный задел по перспективам создания системы навигационного обеспечения оперативно-тактических звеньев управления войсками. Топографическая служба ВС РФ в 1999-2000 гг. неоднократно выходила с инициативой объединить топогеодезическое и навигационное обеспечение в первую очередь Сухопутных войск под единым началом - Военно-топографическим управлением ГШ ВС РФ. Однако положительного решения на этот счет к настоящему времени не принято, а грядущее сокращение численности Службы (в соответствии с планируемым сокращением Вооруженных сил) заставит не только отказаться от этих перспектив, но и урезать задачи топогеодезического обеспечения.

- Вас тревожит возможное уменьшение потенциала топографической службы Вооруженных сил?

- По моему глубокому убеждению, реформирование топографической службы Вооруженных сил, как сугубо производственной структуры, необходимо производить только под углом ее прогрессивного технического переоснащения на основе финансирования в полном объеме всего комплекса НИОКР. Здесь особая роль принадлежит 29-й НИИ МО РФ, головной научной организации в ВС, ответственной за научно-технический прогресс в области топогеодезического обеспечения. Достигнутое при этом повышение производительности труда позволит: ликвидировать задолженность по обновлению топографических карт на потенциально опасные в военно-политическом отношении районы; создать цифровые и электронные карты для новых систем АСУ войсками и оружием; поддержать на должном уровне исходную геодезическую основу в позиционных районах войск.

Только после этого возможно обоснованное сокращение Службы.

Попытка произвести реформирование в обратной последовательности может привести к весьма болезненным результатам.