09 февраля 2002 г., Новые Известия

Вертолеты падают по воскресеньям

Трагедии будут повторяться, пока разные авиационные ведомства расследуют их автономно

Саид Бицоев

Военные вчера представили полный список бойцов спецназа 4-й воздушной армии, погибших 7 февраля под Грозным. Вот он - А. Нехорошев, Д. Смелов, Д. Лебедев, С. Шуляков, П. Абакумов и двое прапорщиков С. Перченко, Ю. Курсин. Вертолет Ми-8 упал сразу же после взлета в районе аэродрома Ханкалы. Официальную версию трагедии озвучил заместитель генерального прокурора РФ Сергей Фридинский, который считает, что падению машины способствовала “техническая неисправность в двигателе”.

Многочисленные свидетели утверждают, что на высоте 35-40 метров Ми-8 начало вращать, и в этом хаотичном движении он рухнул на землю. По мнению же специалистов, при отказе двигателя вертолет никогда не вращается. Скорее всего, говорят они, расследователи выдвинули “техническую” версию, чтобы несколько поубавить страсти по поводу трех катастроф, последовательно случившихся в Чечне за последние десять дней.

На самом деле в каждом из этих случаев причины самые разные, и военные об этом хорошо знают. Проблема в том, что все три машины принадлежали разным родам войск - МВД, Федеральной пограничной службе, ВВС, и между ними, как правило, не происходит обмена выводами обстоятельств расследований. Соответственно пилоты повторяют одни и те же ошибки, которых можно было избежать, если бы существовал единый и независимый орган по изучению и обмену пусть даже трагического, но опыта.

Вообще сами авиаторы сетуют на то, что многие высшие военные чины относятся к винтокрылым машинам, как к автомобилю. То есть используют их в нарушение летных инструкций, не позволяющих эксплуатировать вертолеты без соответствующей подготовки и с такой интенсивностью. Самим пассажирам это удобно, чего не скажешь об экипажах, вынужденных летать порой без отдыха и сна.

Эти выводы напрашиваются и при анализе двух предыдущих трагедий - 27 января и 3 февраля. Обе произошли в воскресенье, когда пилоты, как и все остальные, должны были отдыхать. Возможно, причина не в их усталости. В первом случае, когда в районе Шелковской погибли замминистра МВД РФ и несколько высокопоставленных офицеров, взрыв в фюзеляже, по некоторым данным, произошел еще в небе. Об этом косвенно свидетельствуют и следы осколков на внутренней стороне обшивки вертолета. Но до сих пор ничего не известно о местонахождении Ми-24, который сопровождал санитарную машину и пропал еще 3 февраля в горной Чечне. Правда, ситуацию усугубили туман и низкая облачность, и это тоже одна из причин, из-за которых гибнут вертолеты. Даже здесь, в Чечне, должным образом не анализируется и не учитывается такой важный для авиации фактор, как погодные условия.

В морозное утро из Ханкалы в сторону Армавира вылетел огромный Ми-26, который из-за своих габаритов и круглых форм называют “коровой”. Через двадцать минут в районе Моздока у него одновременно отказали оба двигателя. Как выяснилось позже, из-за обледенения. Экипаж попытался посадить тяжелую машину, используя систему авторотации, что в конце концов удалось. Люди остались живы, хотя многие травмированы. Но погиб командир экипажа, смертельно раненный отскочившим куском лопасти несущего винта.

Все эти трагедии произошли при разных обстоятельствах, но есть и типичные, которые повторяются из года в год. При всех достоинствах знаменитой марки Миля у Ми-8 есть два существенных недостатка, говорят авиаторы, принимавшие участие в расследованиях десятки лет. При взлете или посадке на неподготовленных площадках они легко попадают в неуправляемое вращение. В отличие от самолетов, имеющих на борту систему автоматического вывода из крена, вертолеты не оборудованы аппаратурой, способной остановить вихревое вращение, которое неизбежно ведет к сваливанию.

И еще один момент Ми-8 мгновенно вспыхивает на первых же секундах падения. Деформированный корпус тут же заклинивает основную дверь по левому борту и грузовой люк, лишая пассажиров всякой возможности покинуть горящую машину.

Специалисты еще с афганской кампании предлагали оборудовать борта системой противопожарной безопасности, которую пилоты могут приводить в действие в экстремальных ситуациях, креслами с противоударными устройствами. Предложения были использованы на некоторых опытных образцах, но дальше этого не пошло. Вот и получается, что люди гибнут не в результате удара, а мучительной смертью в пламени огня. Так случилось и в Ханкале два дня назад.