2 марта 2002 г., Красная звезда

Аргунский рубеж берлинцев

Александр Хроленко

Накануне командировки на Северный Кавказ батальонная тактическая группа гвардейского Берлинского ордена Богдана Хмельницкого II степени мотострелкового полка прошла основательную подготовку. С первого дня гвардейцы занимались боевым слаживанием отделений, экипажей, расчетов. Два месяца полигонной подготовки с учетом опыта прежних боевых действий на Северном Кавказе не прошли даром. Каковы же итоги?

Берлинцам придали артдивизион одного из полков гвардейской Кантемировской дивизии. И 10 сентября 2001 года батальонная тактическая группа (БТГ) заняла рубежи в Аргунском ущелье. Главным было прочно удерживать базовый район, обеспечивать беспрепятственное движение автоколонн в тридцатикилометровой зоне от Атагов до Шатоя и во взаимодействии с другими силами группировки уничтожать бандгруппы.

Десять взводных опорных пунктов (ВОП) круглосуточно и практически автономно прикрывали “дорогу жизни”. Гвардейцы “держали” каждый метр дороги. Дозоры вели ежедневную инженерную разведку маршрута, обезвреживая мины, фугасы. Дополнительно выставлялись секреты на опасных участках тридцатикилометровой зоны ответственности. Особая нагрузка легла на артиллерию, которая не реже двух раз в сутки оказывала огневое воздействие на противника.

Из журнала боевых действий

19 сентября 2001 года. В Итум-Калинском, Шатойском, Шаройском районах действуют отдельные малочисленные бандгруппы, основная задача которых - минирование маршрутов движения транспортных средств. С территорий этих районов осуществляется выход на равнинную часть Чечни бандгрупп, просочившихся с территории Грузии. Основной способ диверсионно-террористических актов - минная война. При этом тактика и способы подрыва постоянно совершенствуются... В качестве базовых населенных пунктов боевики используют Старые Атаги, Новые Атаги, Чири-Юрт, Дуба-Юрт.

5.10 - 5.30 час. - артдивизион выполнил огневые задачи по распоряжению начальника артиллерии ОГВ(с).

6.20 - неустановленными лицами из стрелкового оружия обстреляны взводные опорные пункты.

6.30 - для инженерной разведки в зоне ответственности выдвинулась группа разминирования и выполнила задачу.

7.40 - интенсивный огонь из стрелкового оружия ведется по взводному опорному пункту № 5.

14.20 - снайпер обстреливает ВОП-4, открыт ответный минометный огонь.

15.00 - старшина минометной батареи гвардии старший прапорщик В. Воронин, гвардии старшина контрактной службы Е. Голубев, гвардии рядовой контрактной службы А. Кудрявцев, поднявшись на гору, обнаружили блиндаж снайпера. На подходе к блиндажу гвардии старший прапорщик В. Воронин подорвался на противопехотной мине, получив множественные ранения...

17.00 - при транспортировке в базовый лагерь гвардии старший прапорщик В. Воронин скончался от большой потери крови.

23.30 - артдивизион выполнял огневые задачи.

Как видим, несладко пришлось нашим ребятам уже в первые дни в Аргунском ущелье. Сутки могли показаться в два раза длиннее. Шло время, но существенных изменений в действиях НВФ не происходило. Взводные опорные пункты подвергались обстрелам ежедневно и еженощно. Бандиты пытались вскрыть систему огня, положение боевых средств и боеготовность подразделений, расположенных на значительном удалении друг от друга. И все же обстановка в целом была не сравнима с событиями середины 90-х годов. Командир БТГ гвардии полковник Сергей Тимохин вспоминает:

- Хотя условия местности располагали к внезапным нападениям, стабильности стало больше, а обстрелов меньше.

Действовать надежнее, с упреждением гвардейцам помогал и немалый боевой опыт, полученный в прежних командировках на Северный Кавказ (только в 1997 году проверку огнем прошли более одной тысячи берлинцев, сотни получили государственные награды; полк потерял тогда 24 человека).

За исключением роты, охранявшей базовый лагерь, все мотострелковые подразделения располагались во взводных опорных пунктах, несли одинаковую боевую нагрузку. И все же несколько труднее пришлось личному составу ВОП № 8, расположенному в отдалении от дороги, на высоте 870 метров. За что подчиненных гвардии капитана Владимира Шлыкова дружески прозвали “ежиками в тумане”. Но и в тумане гвардейцы сохраняли высочайшую боевую готовность. Присмотрелись к дневным и ночным ориентирам, проводили тренировки в управлении огнем.

И все же первые две-три недели боевики чаще проверяли их на прочность. Хотя не исключено, что тогда бандитам просто больше платили. А вот когда США начали контртеррористическую операцию в Афганистане, чеченские террористы присмирели. И лишь за пару недель до выхода наших ребят из Аргунского ущелья, в ноябре-декабре, вновь активизировались. Берлинцы ощутили настоящую “охоту” боевиков на саперов и командование: два подрыва радиоуправляемых фугасов - два ранения и одна контузия... В этих условиях трудно переоценить роль саперов под командованием гвардии капитана Александра Шевченко и гвардии старшего лейтенанта Дмитрия Панкратова.

Из журнала боевых действий

1 октября. 7.10 - в ходе инженерной разведки группа разминирования в километре южнее взводного опорного пункта № 10 обнаружила 122-миллиметровый фугас, который подорван на месте. После чего из близлежащих разрушенных зданий по колонне открыли огонь из стрелкового оружия. Ответный огонь заставил неизвестных скрыться в лесу...

14 ноября. 11.30 - группа разминирования закончила разведку маршрута. Но, когда автомобиль “Урал” съехал с дороги для разворота, под его левым колесом сработал фугас. Водитель контужен. Одновременно боевики открыли огонь из стрелкового оружия... Ответили из ЗУ и БМП-2. Нападавшие скрылись на легковом автомобиле белого цвета.

Умело действовали подразделения сопровождения колонн гвардии старшего лейтенанта Андрея Федореева. Это же подразделение охраняло базовый лагерь. Вечером 31 октября противник атаковал лагерь с четырех точек на склоне горы, применяя стрелковое оружие и гранатометы. Личный состав сторожевого охранения своевременно занял оборону, открыл ответный огонь из стрелкового оружия и орудий БМП-2. Три огневые точки противника подавили сразу, четвертую - чуть позже, огнем минометного взвода.

Что касается технического и тылового обеспечения батальонной тактической группы, то его особенностью было рассредоточение людей и техники по многочисленным “маленьким гарнизонам”, которыми по сути являлись взводные опорные пункты. Технику гвардейцы принимали “по факту”. Неисправности устраняли на месте силами техников подразделений, начальников служб инженерно-технического состава. За три месяца из тридцати трех неисправных БМП восстановили более половины. Усилиями, например, гвардии подполковника Виктора Филипаса, гвардии майоров Виктора Башкардина, Вячеслава Воронова, Олега Леонова и других офицеров и прапорщиков в декабре вся техника ушла своим ходом. Надежно работали все ремонтно-восстановительные посты.

В Аргунском ущелье берлинцы размещались в блиндажах, построенных около двух лет назад. Что-то усовершенствовали, что-то сделали заново. В каждом взводном опорном пункте работала своя баня... А вот слабым звеном оказалось почтовое обеспечение - газеты и письма приходили от случая к случаю с оказией из Ханкалы.

У гвардейцев был единственный на все ущелье опытный хирург, капитан медицинской службы Вадим Маранц, который не только спасал жизнь раненым товарищам, но и оказывал медицинскую помощь местным жителям. Кстати, это, как и верно взятый тон в общении командира БТГ с администрацией и старейшинами окрестных селений, поумерило активность “партизанского движения” в зоне ответственности гвардейцев. До полного взаимопонимания было далеко, но определенный баланс интересов сыграл свою роль...

Судя по числу награжденных берлинцев по итогам командировки, штаб ОГВ(с) высоко оценил их боевую работу. Девяносто пять процентов личного состава батальонной тактической группы было представлено к наградам. Боевые потери - два человека, пятнадцать получили ранения. Подведены итоги, сделаны выводы. А Северный Кавказ не отпускает...

- Народ очень своеобразный, поэтому вместе с войсками, силой оружия там должна присутствовать и наша политическая мудрость, - размышляет гвардии полковник Сергей Тимохин.

Боевой заместитель командира гвардии подполковник Юрий Любимов, за плечами которого уже две командировки на Северный Кавказ, дополняет:

- Обстановка там, конечно, сложная. За десятилетие сформировалось поколение, которое не училось в школе и знает лишь один способ заработать на жизнь... Тем не менее пути назад нет. Чечня обязательно будет мирной.