В разделе "История" размещена книга В.А. Шнирельмана "Быть аланами. Интеллектуалы и политика на Северном Кавказе в XX веке".

26.03.2008

В разделе "История" размещена книга В.А. Шнирельмана «Быть аланами. Интеллектуалы и политика на Северном Кавказе в XX веке».
На нашем сайте в разделе «История» размещена книга известного российского ученого Виктора Шнирельмана «Быть аланами. Интеллектуалы и политика на Северном Кавказе в XX веке».
В своем достаточно объемном труде Шнирельман уделяет внимание актуальным проблемам идентичности северокавказских народов в контексте бурных этнополитических изменений в регионе в течение последних ста лет. Ученый исследует связи между представлениями о глубоком прошлом и этногенезе местных народов и идеологиями этнополитических движений на Северном Кавказе. В центре внимания находится аланская идентичность и её роль в этническом самосознании народов центральной части Северного Кавказа (осетин, чеченцев, ингушей, карачаевцев и балкарцев). Как написано в краткой аннотации издания, «книга представляет интерес для этнологов, археологов, историков, политологов и может быть использования для чтения вузовских лекций по проблемам национализма, а также истории, этнологии и археологии Северного Кавказа».
Для Ингушетии работа Виктора Шнирельмана представляет интерес в связи с тем, что она развенчивает книжный миф о «великом аланском прошлом осетин». Автор показывает, как осетинские ученые, понимая совершенную властями СССР и Осетии несправедливость в отношении ингушского народа, земли которого были незаконно включены в состав Северной Осетии после депортации 1944 года, чтобы обосновать права на захваченные территории, постепенно поменяли свои же представления о прошлом осетин, начали присваивать аланские корни, называя осетин единственными потомками жителей некогда могущественного Аланского царства, существовавшего на Кавказе. Мол, территория Пригородного района когда-то принадлежала Алании, поэтому ингуши не должны на неё претендовать.
Между тем, документальные источники свидетельствуют, что Алания на самом деле являлась не моноэтническим государством, а представляла собой союз горских племен - ингушей, чеченцев, дигорцев и др., в которых вайнахи играли решающее значение. На основе старинных былин, рассказов стариков, сохранившихся и передававшихся в устной форме из поколения в поколение, а также на основе научных трудов, известный ингушский писатель Исса Кодзоев написал роман-эпопею «ГIалгIай», в котором рассказывается о последних десятилетиях существования Аланского царства, о героической борьбе его армии во главе с ингушом Хучбаром против монголов, о гибели Алании и отступлении племен, в том числе и ингушей, в горы. В настоящее время вышли 4 книги романа-эпопеи «ГIалгIай» - «Магате фаьрате» («Магас благословенный»), «ГIалгIай Лоаме» («Горы - страна галгаев»), «Зоазо» и «Даде-Ков». Работа над эпопеей продолжается.
Вот, что пишет В. Шнирельман в заключительной части монографии, подытоживая свои научные изыскания: «...кроме того, мои исследования говорят о том, что многие мифы и символы являются книжными и часто изобретаются националистами у нас на глазах. Ярчайший пример - это аланская идентичность, узаконенная властями Северной Осетии-Алании в образе аланского барса. То же касается хаттского орла у кабардинцев. Все это является социальным конструированием образов, связанных с предками. Иное дело - башни у ингушей или волк у чеченцев, которые действительно связаны с местной архитектурной традицией или фольклором». Еще одна выдержка из книги Шнирельмана: «Так, осетины не хотят помнить о тесных этнических связях с ингушами. Они сознательно исключают из истории период, когда в XVIII в. ингуши спускались с гор и заселяли правобережье Терека, куда входил и будущий Пригородный район. Стоит ли говорить, что это придает социальной памяти особую траекторию? По результатам недавнего обследования, более 55 % учащихся классов среднего и старшего звена школ Республики Северная Осетия - Алания не обладают необходимым минимумом знаний о культуре соседних северокавказских народов, не знают названий столиц субъектов РФ (Белогуров 2003). Между тем, как показывают специалисты, эссенциализация этнических различий и этноцентристское преподавание истории, а также плохое знание о других народах и культурах провоцируют расизм (Emmott 1989' Р. 38; Malkki 1995. Р. 257)».
О живучести «книжных мифов» и очень серьезном воздействии на сознание осетин фашистских учебников истории, публикаций местных СМИ, искажающих события прошлого, в частности, причины и обстоятельства возникновения так называемого «осетино-ингушского конфликта», говорят, например, четко укоренившиеся в осетинском народе следующие заблуждения о конфликте 1992 года:
1. Распространенный у осетин миф: «В октябре-ноябре 1992 года ингуши, с целью вернуть себе Пригородный район, совершили агрессию, напали на спящих осетин» и т.д. Между тем, до событий октября-ноября 1992 года в отношении ингушского населения Пригородного района были совершены десятки провокаций - убийства, поджоги, обстрелы мест компактного проживания ингушей. Об этом - в осетинских СМИ ни слова. В ночь с 30 на 31 октября был совершен массированный обстрел жилых кварталов сёл Пригородного района, в которых проживали ингуши. Действительно, услышав об этом, на помощь жителям Пригородного района ринулась молодежь из Ингушетии, которая выставила посты охраны в местах проживания ингушей. Эти события назвали «агрессией» и в регион вошла армия.
2. Еще один миф: «ингуши заранее покинули Северную Осетию, зная о готовящихся событиях». Удивительно, как могут действовать на сознание заведомо абсурдные утверждения. Тот факт, что более 10 тысяч жителей Пригородного района и Владикавказа были захвачены в заложники 30-31 октября и в первых числах ноября 1992 г., среди которых были и известные ингушские деятели - писатель Идрис Базоркин и др., что были вызваны на совещание в МВД Осетии и захвачены заложники все офицеры-ингуши, работавшие в Северной Осетии, при этом все они были зверски убиты (Баркинхоев и другие), свидетельствуют о том, что ингуши не были готовы к конфликту и геноцид ингушского населения, а также этническая чистка в Северной Осетии готовились заранее. Никто «заранее Осетию не покидал». Но осетинская молодежь, начитавшись Бзаровых, Блиевых, Галазовых, уверенно твердит об «агрессии», «о бегстве населения перед конфликтом» и т.д. Такие же слухи были пущены после теракта в Беслане, правда они не прижились.
За 1992 год палачам и фашистам, совершившим геноцид ингушей и устроившим первую в Россию этническую чистку, еще придется держать ответ.
И в этом контексте, научные труды ученых, разоблачающих мифы об «арийском происхождении осетин», о «потомках великих аланов», - первая «ласточка» в предстоящем полном разгроме фашистской и расистской идеологии, которой следует руководство Северной Осетии, заражая осетин вирусом, опасным для всего Северного Кавказа, но прежде всего, для осетинского народа.


Ингушетия.Org