9. ГИБЕЛЬ ЖИТЕЛЕЙ СЕЛА САМАШКИ

Самым трагическим результатом операции, проведенной войсками МВД РФ в Самашках 7-8 апреля 1995 г., стала массовая гибель людей — постоянных и временных жителей села. В первые дни единственным источником информации о гибели людей были отрывочные устные сообщения жителей, выбравшихся из села. В этих условиях возникла задача составления максимально достоверного списка погибших (см.Приложение 3). Первоначальный неполный список был составлен в апреле и уточнялся в мае-июне 1995 г., затем он был существенно дополнен и уточнен на основании новых сведений, собранных в Самашках в августе 1995 г.

9.1. МЕТОДИКА СОСТАВЛЕНИЯ СПИСКА ПОГИБШИХ

9.1.1. Источники информации, использованные для составления списка

В первое время (по крайней мере до мая 1995 г.) никакие официальные органы ЗАГС или другие государственные органы регистрацию смертей среди населения села Самашки не вели. В связи с этим в апреле, помимо взятия интервью и записи рассказов свидетелей о самых разных сторонах и последствиях событий 7 и 8 апреля («широкий опрос»), среди вышедших из Самашек жителей был проведен узконаправленный опрос очевидцев с целью установления фактов гибели людей и составления поименного списка погибших. Этот опрос проводился на дороге Самашки-Серноводск у заставы № 13 российского МВД, а также в самом Серноводске. Затем — 12, 15, 16, 20 и 22 апреля, — этот опрос проводился также непосредственно в селе, куда в указанные дни заставой МВД были допущены наблюдатели Правозащитного центра «Мемориал». Опрос жителей в селе проводился при обходе каждой улицы дом за домом.

Несколько позже были привлечены два других типа источников информации для составления списка погибших — записи интервью и рассказов, зафиксированных в ходе «широкого опроса», а также ксерокопии письменных заявлений жителей села Самашки на имя депутата Государственной Думы С.С.ГОВОРУХИНА — председателя парламентской Комиссии по расследованию причин и обстоятельств возникновения кризисной ситуации в Чеченской Республике.

Отдельные сведения для составления списка погибших были также получены в ходе просмотра видеозаписей, любезно предоставленных в распоряжение миссии правозащитных организаций журналистами различных телекомпаний.

Основанием для включения в список погибших признавались только те сведения, которые можно считать сообщениями очевидцев. Очевидцами считались люди, которые сами видели гибель данного человека, или сами видели его труп, или участвовали в его похоронах. Для определения, является ли данное сообщение свидетельством очевидца в указанном смысле, при «узконаправленном» опросе собеседнику в начале задавался отдельный вопрос, а при использовании двух других видов источников — записей интервью и заявлений, проводился смысловой анализ текста.

Ради повышения достоверности списка мы сознательно отказались от включения в него безымянных, неопознанных жертв, чтобы избежать дублирования, когда один и тот же погибший значится в списке более одного раза: и под своей фамилией (на основании сообщения знающего его очевидца), и как человек, чью фамилию другой очевидец его смерти не знает.

Отдельный тип источников — это списки погибших, составленные местными жителями. Нам известны 2 таких списка. Один из них — это список, составленный ШАХРУЛЛОЙ АЛИСУЛТАНОВЫМ, который, по свидетельствам ряда жителей, в дни похорон возил трупы на тракторе из села Самашки на кладбище. ШАХРУЛЛА АЛИСУЛТАНОВ проживает в близлежащем селе Новый Шарой, ул. Четвертая (Шарипова). Встретиться с ним не удалось. Составленный им список на 46 человек был передан в распоряжение миссии главврачом Самашкинской участковой больницы КУЛЬСУМ МАГОМАДОВОЙ. Второй список начал составлять во второй половине апреля заместитель главы администрации Самашек МОВЛАДИ БОРШИГОВ. К сожалению, не удалось проверить, можно ли считать сведения из этих двух списков сообщениями очевидцев.

В апреле 1995 г. основным источником информации для составления нашей миссией списка погибших стал описанный выше узконаправленный опрос жителей Самашек (как вышедших из села, так и оставшихся в нем). В результате был составлен первоначальный поименный список погибших, включавший, после уточнений, проведенных в мае-июне 1995 г., 92 человека.

Дополнительное уточнение сведений о погибших проводилось миссией со 2 по 6 августа 1995 г. В это время в Самашках имелись уже два списка, составленных официальными органами: Самашкинской участковой больницей и сельской администрацией. Первый из них содержится в больничном журнале учета смертности 1995 года и представляет собой перечень выданных медицинских заключений о смерти. Заключения выдаются по устным заявлениям родственников. Затем на основании этих медицинских заключений сельская администрация выдает заявителям официальные свидетельства о смерти. Второй список — список сельской администрации, представляет собой перечень выданных свидетельств о смерти (переданная нам рукописная копия списка сверена с отрывными корешками этих свидетельств). Свидетельства о смерти начали выдаваться 24 мая 1995 г. В списке больницы во многих записях отсутствуют сведения о дате и причине смерти. В подавляющем большинстве тех записей, где дата указана — это 7 или 8 апреля, а в качестве причины смерти вписан «расстрел». По утверждению регистратора — сотрудницы больницы, все лица, перечисленные в журнале учета смертности, погибли в результате операции федеральных сил в Самашках 7-8 апреля 1995 г. Всего в списке больницы по состоянию на 3 августа числилось 130 человек. В списке сельской администрации по состоянию на 4 августа 1995 г. числилось 93 человека. Разница объясняется тем, что не все заявители, получившие медицинское заключение, обратились за свидетельством о смерти в администрацию села Самашки.

После изучения официальных списков — больницы и сельской администрации, в августе был предпринят повторный «узконаправленный» опрос жителей Самашек с целью выявления сведений о погибших. После проведения этого опроса поименный список жителей Самашек, погибших в результате операции федеральных сил 7-8 апреля 1995 г., охватывает 103 человека (см.приложение 3). Выяснилось, что некоторые из жителей Самашек, значащиеся в списках больницы и сельской администрации, погибли (или умерли) в другое время и/или в других местах. Вместе с тем было выявлено несколько погибших, которые в списках больницы и администрации не значатся. Необходимо отметить, что по различным причинам в период 2-6 августа не удалось опросить свидетелей относительно смерти 10 человек из списков больницы и сельской администрации.

В заключение кратко повторим перечень использованных источников информации:

1. Узконаправленные опросы жителей Самашек в апреле и августе 1995 г.;
2. Расшифровки диктофонных записей рассказов жителей Самашек о событиях 7-8 апреля;
3. Копии заявлений жителей Самашек на имя С.С.ГОВОРУХИНА — председателя Комиссии Государственной Думы по расследованию причин и обстоятельств возникновения кризисной ситуации в Чеченской Республике;
4. Похоронный список ШАХРУЛЛЫ АЛИСУЛТАНОВА;
5. Список заместителя главы администрации села Самашки;
6. Журнал учета смертности Самашкинской участковой больницы (список больницы);
7. Перечень свидетельств о смерти, выданных администрацией села Самашки.
9.1.2. Структура списка погибших

Список погибших жителей села Самашки (см.Приложение 3) составлен в виде таблицы с тремя группами граф (колонок). Первая группа содержит сведения о погибшем: его фамилию, имя, отчество, год рождения, адрес (улица в Самашках и номер дома).

Вторая группа содержит сведения об источниках информации, на основании которой погибший внесен в список: отношение к погибшему (сосед, член семьи и т.п.), фамилия, имя, отчество и адрес свидетеля. Чаще всего об одном погибшем свидетельствуют более одного очевидца, и все они указаны в этих графах. Наряду со свидетелями в качестве источника информации фигурирует похоронный список ШАХРУЛЛЫ АЛИСУЛТАНОВА, а также один из «официальных» списков, если погибший в них значится (список больницы указан только в тех случаях, когда погибший не значится в списке выданных свидетельств о смерти. Список заместителя главы администрации указан только в тех случаях, когда погибший не значится ни в списке выданных свидетельств, ни в списке больницы).

Третья группа граф содержит сведения о дате, месте и обстоятельствах смерти погибшего.

9.1.3. Основные трудности при составлении списка

Принципиальной проблемой при составлении списка погибших на основании опроса является оценка полноты выборки опрошенных очевидцев. К сожалению, нельзя исключить, что какие-нибудь случаи гибели людей нам неизвестны просто из-за того, что мы не опросили соответствующих свидетелей из-за их отсутствия в селе. К началу наших опросов многие жители покинули село, улицы были пустынны, в большинстве домов (и разрушенных, и относительно мало пострадавших) никого не было. Однако к моменту нашего августовского опроса большинство покинувших ранее Самашки уже вернулось в село.

Если погибший был временным жителем Самашек и прибыл в село недавно в качестве беженца, то он мог быть известен гораздо меньшему количеству самашкинцев, чем постоянный житель, — и это создавало дополнительные препятствия для получения информации о его смерти и включения его в список жертв.

Следующая проблема — сомнительность сведений в случае, когда рассказчик, в момент опроса субъективно убежденный в том, что он — очевидец, на самом деле не был очевидцем, а сообщаемые сведения пересказывает с чужих слов. Другой причиной подобного недоразумения может быть также недостаточно хорошее знание русского языка рассказчиком (который мог не понять вопроса о том, был ли он очевидцем) и полное незнание чеченского языка опрашивающим. Проблема решается, если сведения данного свидетеля подтверждаются другими независимыми сообщениями. В 3-х случаях сведения о гибели конкретных людей, включенных в список после первого опроса на основании сообщений соседей, оказались ложными, и их фамилии в результате уточнений были из списка исключены.

Основное затруднение при составлении списка заключалось в том, что сообщая о гибели одного и того же человека разные свидетели могли называть различные фамилии, имена, возраст и адрес погибшего, из-за чего он мог значиться в списке неоднократно. Упомянутые расхождения связаны с тем, что в повседневной жизни фамилии употреблялись редко, чаще использовались уменьшительные имена или прозвища, звучание которых значительно отличается от имен, зафиксированных в паспортах. В нескольких случаях вместо настоящей фамилии погибшего нам сообщали фамилию, образованную от имени отца, или фамилию по материнской линии. В большинстве случаев свидетели затруднялись четко указать номер дома, так как, во-первых, в селе эти номера в повседневной жизни практически не использовались и, во-вторых, нумерация домов была недавно изменена.

В результате анализа всех имеющихся источников информации, на разных этапах работы было выявлено 14 «двойников» — случаев, когда погибший первоначально значился в списке более одного раза (под разными фамилиями или именами). В таких случаях все записи об этом лице объединялись в одну, с дополнительным указанием в круглых скобках вариантов фамилии и имени и с перечислением всех свидетелей.

При опросе в отношении 10 погибших жителей Самашек от различных рассказчиков получены противоречивые сведения о датах и местах смерти. В некоторых случаях опрошенные нами родственники сознательно стремились отнести смерть своих близких к событиям 7-8 апреля в Самашках, хотя те умерли в другое время, а иногда и в других местах. Подобные случаи обнаруживаются также в списке больницы и в перечне сельской администрации. Погибшие, в отношении которых зафиксированы подобные противоречия различных свидетельств, в представленный список жертв событий 7-8 апреля не внесены. По той же причине, а также в результате уточнения сообщенной в апреле-мае даты смерти, из списка было исключено 13 лиц.

9.2. АНАЛИЗ СОБРАННОЙ ИНФОРМАЦИИ О ГИБЕЛИ ЖИТЕЛЕЙ СЕЛА

9.2.1. Статистические сведения

Составленный наблюдательной миссией поименный список жителей, погибших в результате операции МВД в Самашках 7-8 апреля, после всех описанных выше уточнений охватывает 103 человека. Некоторое представление о полноте этого списка дает сравнение числа значащихся в нем погибших с количеством свежих захоронений на самашкинском кладбище — 105-107 (согласно подсчету, проведенному миссией 20 апреля), с учетом того, что в некоторых могилах захоронены останки более чем одного погибшего. Если к этому числу добавить 7 погибших из нашего списка, про которых достоверно известно, что они похоронены в других местах (ИСАЕВ МУСАИТ, МАХАЕВ ВИСИТ, ЯВМИРЗАЕВА ЗАЛУБА, а также русские жители НИКОЛАЙ, АЛЕКСЕЙ, ГЕННАДИЙ и ЕВГЕНИЙ), то нижняя оценка общего числа погибших составит 112-114 человек.

В поименном списке погибших в Самашках в результате операции МВД 7-8 апреля 1995 г. значатся 13 женщин и 90 мужчин.

Распределение погибших по возрастам следующее:

18 лет и моложе — 6 юношей и 1 девушка;
19-45 лет —45 мужчин и 6 женщин;
46-60 лет —19 мужчин и 4 женщины;
61 год и старше — 20 мужчин и 2 женщины.

Самому молодому среди погибших — МАХМУДОВУ РУСЛАНУ — было 15 лет, самому старому — ОСПАНОВУ МОВСАРУ — 96 лет.

Согласно списку наибольшее число жертв зафиксировано среди жителей

улицы Степной — 10 человек,
улицы Шарипова — 18 человек,
улицы Выгонная — 19 человек и
улицы Кооперативная — 12 человек.

Это длинные улицы проходящие через все село с востока на запад. Из них Степная, Шарипова и Выгонная расположены севернее центра села (здесь зафиксировано около половины всех погибших, значащихся в списке — 47 человек), а Кооперативная — южнее центра села.

Погибшие есть также на параллельных улицах в средней части села:

Рабочая улица — 3 человека;
Пролетарская улица — 3 человека;
улица Ленина — 3 человека.

На улицах, протянувшихся с севера на юг, погибших значительно меньше:

Заводская улица — 1 человек,
Грейдерная улица — 2 человека,
улица Чапаева — 2 человека,
улица Расковой — 2 человека,
Советская улица — 2 человека,
Амбулаторная улица — 2 человека.

В северной части села, расположенной в районе вокзала (улицы Загорная, Горная, Вокзальная, Линейная, Орджоникидзе, подстанция, СМУ-5) погибло 12 человек.

Среди жителей южной части села по улице Кирова погибло 2 человека, по улице Калинина — 1 человек.

Среди жителей восточной и юго-восточной окраины села (пос. Дружба, улицы Гагарина и Восточная) — 9 погибших.

Необходимо иметь в виду, что некоторые жертвы погибли в селе не там, где они жили.

9.2.2. Обстоятельства гибели жителей Самашек

Зафиксированы обстоятельства гибели подавляющего большинства, но не всех погибших, значащихся в списке. К тому же в некоторых случаях имеются расхождения в разных сообщениях об обстоятельствах гибели одного и того же лица, что затрудняет разбор этих сведений. Известно, что все лица из списка погибли в ходе событий 7-8 апреля, либо умерли позднее от ранений, полученных в эти дни.

Подавляющее большинство свидетелей подчеркивают, что их погибшие близкие, родственники или односельчане не были боевиками или ополченцами, не оказывали никакого сопротивления российским войскам. Вместе с тем нам стало известно, что 4 жителя Самашек погибло в бою, а обстоятельства смерти еще 10 человек в принципе допускают подобное объяснение их гибели.

Гибель в результате артиллерийского или минометного обстрела

Первые погибшие стали жертвами минометного или артиллерийского обстрела 7 апреля, который начался в 15 часов 40-45 минут, за 15-20 минут до истечения объявленного военными срока прекращения огня для выхода мирного населения из села (см.главу «Ультиматум, выдвинутый 6 апреля. Переговоры. Действия подразделений МВД до начала их ввода в село»). От первых же разрывов в группе выходящих из села жителей была смертельно ранена МУСИХАНОВА КУЛЬСУМ (№ 61, умерла через 3 дня). До 16 часов от разрыва минометного снаряда на улице Шарипова погибли 2 подростка 17 и 15 лет (АМИРХАНОВ АЛЬВИ и МАХМУДОВ РУСЛАН, №№ 10 и 57), которые гнали домой телят с выпаса.

От разрыва снаряда или мины на улице или дома в этот день погибли или были смертельно ранены мать и сын АКУЕВЫ НУРБИКА (№ 4) и ЗЕЛИМХАН (№ 3, умер в тот же день), БАБУЕВ ГЕЛАНИ (№ 17), БАГИЕВ БАШИР (№ 19, умер 9 или 10 апреля), ЗУЗУЕВ ХАЛИД (№ 39, умер на следующий день), ХАДЖИЕВ СУЛТАН (№ 81, убит около 16 часов, по словам свидетелей — осколками при обстреле северной окраины села), ЯВМИРЗАЕВ МАГОМЕД (№ 98, умер 17 июня), ДОТМИРЗАЕВ МУСА (№ 36, умер в ту же ночь) и ИБИШЕВ ТАУС (№ 40, умер через несколько дней в больнице в Слепцовской, причем 10 апреля был ранен повторно при эвакуации, когда трактор с ранеными на выезде из села был обстрелян со стороны российских позиций на Сунженском хребте, несмотря на полученное наконец от военных разрешение вывезти раненых, которые уже три дня лежали в Самашках без должной медицинской помощи).

Большинство зафиксированных случаев гибели в результате артиллерийского или минометного обстрела имели место 7 апреля, в первый день операции российского МВД, в основном непосредственно перед входом войск в село. Зафиксированы также 4 случая гибели по этой причине на следующий день, 8 апреля: около 9-10 часов утра разрывом снаряда были убиты на улице мать и дочь ЛАБАЗАНОВА ПАТИМАТ и АЛИЕВА МАЛИКА (№№ 48 и 7), в это же время у себя дома на южной окраине села был смертельно ранен осколком танкового снаряда ЭЛЬСАНОВ МАДАР (№ 97). На северной окраине в этот день (на следующий день после гибели сына) была смертельно ранена осколком снаряда БАБУЕВА КУЛАЙ (№ 18, умерла через две недели). 7 или 8 апреля (дату точно установить не удалось) был смертельно ранен осколком минометного или артиллерийского снаряда МАХМУДОВ ЧИРБАН (№ 56, умер 25 апреля). 9 или 10 апреля осколком снаряда убита на восточной окраине села АЛИСУЛТАНОВА ТАМУСА (№ 9).

Всего в результате минометного/артиллерийского/танкового обстрела в эти дни погибло не менее 18 жителей Самашек.

Гибель в результате обстрела улиц из бронетранспортеров

Другая причина гибели жителей Самашек — пулеметный и автоматный обстрел с бронетранспортеров и танков, вошедших в село. В первый день операции (7 апреля), при входе военных в село так погибли 75-летний МУРТАЗАЛИЕВ АБДУЛ-ХАДЖИ (№ 60) и 34-летний НАЗЫРОВ АХДАН (№ 65). На следующий день выстрелами с проезжающих БТРов или танков были убиты 18-летняя ГУНАШЕВА ХАВА (№ 33), 61-летний ХУСЕЙНОВ АБДУЛ-РАШИД (№ 86) и 16-летний ХУСЕЙНОВ РЕЗВАН (№ 87), а 62-летний ЦАТИШАЕВ ДОГА был ранен сзади в голову с танка, когда уходил от него, поговорив с сидящими на нем военными (№ 90, позже в тот же день убит автоматной очередью в упор).

От огнестрельного обстрела с бронетехники 7-8 апреля погибло 5 жителей Самашек.

Гибель в результате обстрела снайперами улиц и дворов

Такую причину смерти сообщили свидетели в отношении 7 погибших жителей Самашек, причем шестеро из них были убиты или смертельно ранены на второй день операции — 8 апреля, находясь у себя во дворе или на улице рядом с домом. Вечером 7 апреля был смертельно ранен снайпером МАХАЕВ ВИСИТ (№ 54, умер 16 мая), вышедший во время затишья из подвала, где он вместе с другими жителями прятался от обстрела. 8 апреля снайперскими выстрелами издалека были убиты (или смертельно ранены): ПЕКАЕВ ГЕЛАНИ (№ 24, по паспорту — БОРДУНЕНКО ВИКТОР),1 проживающий у него русский по имени ЕВГЕНИЙ (№ 103, фамилию выяснить не удалось, известно только, что его мать живет в Перми), ГАДАЕВА САЛИМАТ (№ 29), братья ГАПЛАЕВЫ РАМЗАН (№ 31, умер 10 апреля) и РУСЛАН (№ 32, умер 9 апреля), МАГОМАДОВ БАУДИ (№ 50).

Расстрелы в домах и во дворах
Trupy3.JPG
Так во дворах домов были захоронены вначале многие погибшие. Улица Выгонная, 53. Тела расстрелянных Боршигова Исы и Хажбекарова Хизира. Фото Л.Вахниной; 12 апреля 1995 г.

Самая распространенная причина гибели мужчин — расстрелы на месте задержания, как правило сразу после входа военнослужащих в дом или во двор, иногда после предварительных избиений. Так погибли 30 человек: АЗИЕВ ВАХА (№ 3), АЛИЕВ ЮНУС (№ 6), АХМЕТОВ АДЛОБ-ВАХАБ (№ 14), БАЙАЛИЕВ МУХИД (№ 21), БОРШИГОВ ИСА и ХАЖБЕКАРОВ ХИЗИР (№№ 25 и 82, выведены из подвала и застрелены за углом), БУНХОЕВ АЛИ (№ 26), ДАДАЕВ САЖИД (№ 34, застрелен из автомата после издевательств, в ходе которых у него выдергивали волосы из головы), 61-летний ЗАКИЕВ САЛАВДИ (№ 38, застрелен во дворе, после того, как вышел из подвала, в который военные бросили гранату), ИНДЕРБАЕВ СУЛТАН (№ 42), ИСАЕВ МУСАИТ (№ 40), КАБИЛОВ ЗАХАР (№ 45) и МИНАЕВ СУПЬЯН (№ 59), КИШМАХОВ ШАРАФУТДИН, КУБИЕВ ВИСИТ и ШАМСАЕВ ВАХА (№№ 46, 47 и 94, застрелены втроем в одном сарае, где пытались спрятаться), ЛУМАХАНОВ ХУМИД (№ 49), МАГОМАДОВ ВАХИД (№ 51), МАЗУЕВ САИД-ХАСАН (№ 52), НАЖАЕВ САИД-АХМЕД (№ 64), 69-летний СУРХАШЕВ САИД-ХАСАН (№ 72, застрелен во дворе после того, как пытался вынести из подожженного дома своего парализованного брата), ТАХАЕВ ШИРВАНИ (№ 76), 60-летний УРУЗОВ АБДУЛ-АЗИМ (№ 80), ХАМЗАЕВ СОЛСБЕК (№ 83), ХУШПАРОВ МОВЛДИ (№ 88), ЦАГУЕВ ХАСАН (№ 89), ЦАТИШАЕВ ХОЗА (№ 91), русские жители АЛЕКСЕЙ, ГЕННАДИЙ и НИКОЛАЙ (№№ 89, 90 и 91).

О расстреле этих троих русских мужчин2 в доме 135 по Пролетарской улице рассказал четвертый (тоже русский, 1959 г.р.), случайно уцелевший благодаря тому, что во время расстрела не был убит, а только ранен в руку и притворился мертвым. Рассказчик сообщил для сведения наблюдательной миссии свою фамилию, имя, отчество, год рождения и адрес проживания в Самашках, но просил не публиковать эти данные.

Вот выдержки из его рассказа:

«Ну это, когда началась война, мы с ребятами спрятались в подвале. Ну был Коля, Леша. Гена и пятый человек тоже был — Володя, он жил у УСМАНОВА... Ну получилось так, мы всю ночь прятались. Было холодно... Утром Володя встал и говорит: »Ну что, ребята, надо бежать". Мы говорим: «Окружены, мол, туда-сюда». И он ушел. Мы остались четверо. Сидели, сидели... Потом Леша встал и стал подглядывать. Говорит: «БТР уходит, ГАЗ-66 уходит, следующая машина или поломалась, солдат рвет лук с огорода». И вот стала техника уходить, вроде. И тут подъехала машина, БТР что ли, и вот они со стороны стайки [помещение для коров — авт.докл.], голосов было трое. А мы сидели в спальне. Коля говорит: «Давайте, сейчас, если они зайдут в спальню крикнем: Мужики, не стреляйте». Ну вот а этот уже или солдат, или как его там назвать... Стали подходить к спальне, то Коля не выдержал и закричал: «Мужики, не стреляйте, свои». И трое встали. А там была еще одна спальня. Он говорит: «Ну что, все?» И я из другой спальни вышел. Он говорит мне: «Оружие есть?» Я говорю: «У меня нету». Он говорит: «На пол всем». Ну мы легли. Потом он говорит: «Встать». Встали. Говорит: «Лицом к стенке». Я повернулся лицом к стене, потом повернулся обратно. Он говорит: «Ты что, не понял меня, что ли?» У стенки только встал и тут очередь. Сильная была. Мне оторвало палец и задело другой. Я стал на пол опускаться, а Гене, я видел, у него вся грудь ну, наверно, пуль десять попало. Ну я под него стал ложиться и он придавил меня. Потом я лежал без движения, притворился мертвым. Потом слышу стон: оказывается рядом со мной Леша был... Я говорю: «Тебя куда?» Он говорит: «В ногу. Мне плохо, мне плохо». Я выбежал на улицу, все дома горят, никакой помощи нету. Я уже минут через пять пришел, а он уже мертвый был, скончался".
Sladkrwi.JPG
Место расстрела четверых русских жителей с.Самашки. Комната в доме 135 по ул.Пролетарской. Ясно видны следы от пуль на стене, кровь на полу. Важно подчеркнуть, что ни на внешних, ни на внутренних стенах никаких следов боя нет. Фото В.Лозинского; апрель 1995 г.

Фамилий погибших очевидец не знает. Сообщение подтверждается соседом с Пролетарской улицы и нашим осмотром комнаты, в которой происходил расстрел. Нами сфотографированы следы пуль на стене комнаты, а также оставшиеся на полу обширные следы крови (см.фото).

Еще четверо мужчин также были убиты (или избиты до смерти) дома сразу после задержания, причем точно не известно, применялось ли при этом огнестрельное оружие: ГАДАЕВ ЗЕЛИМХАН (№ 28), МУТИЕВ ХОЗУ (№ 62), ТАХАЕВ РЕЗВАН (№ 75), ТЕМИРБУЛАТОВ АСЛАНБЕК (№ 77).

АРСАЕВ ЛЕЧИ (№ 12) утром 8 апреля был застрелен с расстояния около 20 метров, без попытки задержать его, в тот момент, когда он вывешивал белый флаг на заборе своего дома.

Гибель в результате взрывов гранат,
брошенных в подвалы, дворы и помещения с людьми

Согласно сообщениям многих свидетелей, российские военнослужащие сознательно бросали гранаты в подвалы и комнаты домов, а также во дворы, зная или предполагая, что там находятся люди. В большинстве таких случаев, согласно сообщениям, люди получали ранения, а 5 человек были убиты или смертельно ранены. В результате взрыва гранат, брошенных во дворы 7 и 8 апреля, были смертельно ранены 96-летний ОСПАНОВ МОВСАР (№ 66, умер в тот же день) и 66-летний ШУИПОВ ДЖУНИД (№ 96, умер от потери крови через 1,5 часа), причем была также ранена его жена ШУИПОВА ДАГМАН и сын ШУИПОВ РАМЗАН.

Trupy02.JPG
Шестидесятитрехлетний Джунид Шуипов был смертельно ранен в результате взрыва гранаты, брошенной 8 апреля во двор его дома (ул.Выгонная, 49). Полтора часа спустя он умер от потери крови. Фото Л.Вахниной; 12 апреля 1995 г.

8 апреля осколками гранаты была смертельно ранена в подвале ЯВМИРЗАЕВА ЗАЛУБА (№ 99, умерла около 15-20 апреля). 8 апреля гранатами, брошенными в комнату дома 55 по Выгонной улице, были ранены, а затем добиты отец и дочь БАЗУЕВ НАСРУДДИН (№ 20, уже был ранен накануне вечером) и МАСАЕВА РАИСА (№ 53). Причем военнослужащие предварительно осмотрели помещение и убедились, что в нем находятся 3 женщины и раненый. Сообщение об этом факте получено от одной из двух уцелевших женщин, находившихся в том же помещении, — племянницы погибшего ГУНАШЕВОЙ АМИНАТ.

Добивание раненых, получивших ранения накануне

В нашем списке погибших зафиксированы 3 таких случая. Выше была описана гибель БАЗУЕВА НАСРУДДИНА в доме его племянницы на Выгонной 55. Накануне, 7 апреля вечером, военные заставили его вместе с тремя другими мужчинами (два из которых были пожилыми) выйти из помещения в доме на улице Шарипова 45, где они прятались от обстрела, затем вынудили всех их залезть в ремонтную автомобильную яму и открыли по ним огонь из автомата, в результате чего он получил несколько пулевых ранений. После ухода военных из этого дома, жена, дочь и племянница перенесли раненого домой, а потом в дом племянницы. На следующий день военные, пришедшие в этот дом, несмотря на просьбы дочери пощадить раненого, убили их обоих.

8 апреля ШАМСАЕВ АБДУРАХМАН (№ 93), раненный накануне при артобстреле, был задержан дома вместе со своим братом для «фильтрации». В ходе конвоирования другие задержанные несли его на носилках. В районе станции по приказу конвоиров они поставили носилки на землю, а военные застрелили раненого.

В тот же день в доме на ул. Шарипова 93 военнослужащими был застрелен из автомата в упор раненый 62-летний ЦАТИШАЕВ ДОГА (№ 91, обстоятельства ранения описаны выше), затем облит бензином и подожжен.

Сжигание трупов

Зафиксированы многочисленные сообщения свидетелей о преднамеренном сжигании российскими военнослужащими тел погибших жителей. С этой целью военные забрасывали трупы в подожженные дома, или обливали их бензином и поджигали. Есть также сообщения об использовании огнеметов для поджигания трупов.3 Были подожжены трупы ГУНАШЕВОЙ ХАВЫ (№ 33), БУНХОЕВА АЛИ (№ 26, вызван на улицу из дома, застрелен на улице и заброшен в горящий дом по соседству), ЦАТИШАЕВА ДОГИ (№ 91), КАБИЛОВА ЗАХИРА и МИНАЕВА СУПЬЯНА (№№ 45 и 59, обоих застрелили 8 апреля на улице, а трупы подожгли вместе у дома), НАДЫРОВА ЭМИНА (№ 63), СУГАИПОВА АЛИ (№ 71), ХАРХАРОЕВЫХ АХМЕДА И ХАМЗАТА (№№ 84 и 85), НАЖАЕВА САИД-АХМЕДА (№ 64), ТАХАЕВА ШИРВАНИ (№ 76), ТОВСУЛТАНОВА АЛИ (№ 78), ТОВСУЛТАНОВА ИДЕБАЯ (№   79). Не сумели выбраться из подожженного помещения ГАЙТУКАЕВА ЮКИ (№ 30), РАСУЕВЫ МАДУ (№ 67) и КЕСИРТ (№ 68) и, по-видимому, сгорели заживо. Из этого же помещения, которое загорелось в результате обливания бензином и поджога военными тела ЦАТИШАЕВА ДОГИ, вышли с поднятыми руками АХМЕТОВА АБИ (№ 16) и БЕЛОВ ВЛАДИМИР (№ 23) — и были сразу застрелены военными. Российские военнослужащие не позволили вынести из подожженного ими дома парализованного 67-летнего СУРХАШЕВА САЙПИ (№ 73), который также, по-видимому, сгорел заживо. В нашем распоряжении имеются материалы видеосъемки некоторых сожженных трупов (см.фото).

Trupy04.JPG

Некоторые жители Самашек сообщали и о других сожженных людях, но рассказчики были не в состоянии опознать человека, погибшего, по их мнению, таким образом.

Ряд членов парламентской Комиссии по расследованию причин и обстоятельств возникновения кризисной ситуации в Чеченской Республике заявили, что комиссия не смогла выявить случаи сжигания трупов убитых жителей Самашек, кадры же соответствующего видеофильма у них «вызывают серьезные сомнения в обоснованности подобных обвинений».

«Так, в упомянутом видеофильме есть сюжет прощания во дворе дома с пятью погибшими, положенными в гробы. При этом утверждается, что это тела мирных жителей, сожженных карателями. Но экспертное заключение говорит о другом. Подобные признаки обгорания тел бывают только в случае пожара в очень ограниченном пространстве. Например, в БТРе. Учитывая, что современным огнеметом типа »Шмель" невозможно так сжечь человека, а при пожаре в доме тела обгорают лишь частично и без скрючивания до позы эмбриона, эти кадры, снятые через неделю после боев, скорее доказывают пропагандистский характер фильма, чем попытку объективного разбирательства. И еще один кадр: в ладонях женщины лежат два маленьких предмета и голос за кадром сообщает, что это все, что осталось от человека — остальное сгорело. И опять это заявление не эксперта, а обывателя, хотя любому городскому жителю известно, что даже в крематории после пяти часов горения тела в специальной высокотемпературной печи многочисленные кости еще перемалываются шаровой мельницей".4

Председатель вышеупомянутой комиссии С.ГОВОРУХИН пошел еще дальше, утверждая в «Советской России» от 24 июня 1995 г.: «множество экспертов объясняли ... что обгоревшие косточки, которые жители Самашек выдают за своих родственников, скорее всего кости наших солдат — »до такого состояния человек может обгореть только в танке или бронетранспортере, где взрывается боекомплект"". Даже если не учитывать чудовищный характер подобной инсценировки, на которую, учитывая менталитет чеченского народа, жители Самашек никогда не могли бы пойти, совершенно невозможно представить, откуда в апреле в селе могли появиться сожженные тела российских солдат.

На самом деле приведенные высказывания части членов парламентской комиссии свидетельствуют лишь об их глубокой некомпетентности и о недобросовестности привлеченных экспертов.

«Поза эмбриона», о которой говорит ГОВОРУХИН, обычно называется «позой боксера». Несколько десятков лет назад ее считали признаком прижизненного действия температуры, теперь так не считают. Конкретный механизм образования этой позы связан с действием обычного пламени на ткани человеческого тела в течение достаточно длительного времени — взрыв боекомплекта в закрытом пространстве БТРа здесь ни при чем. Сильное обгорание трупа достаточно обычное явление при пожарах в современной жизни. Из практики работы судмедэкспертов известно, что в пламени обычного городского пожара, если он горел достаточно долго, могут обугливаться и разрушаться кости свода черепа. Характерно, что при этом часто сохраняется часть его основания. Видеозапись, сделанная чеченской журналисткой после событий, фиксирует в руках одной из женщин найденную среди останков сгоревшей родственницы кость, которую приблизительно (с возможной для такой записи точностью) можно идентифицировать как часть затылочной кости с сохранившимся большим затылочным отверстием.

В распоряжении Наблюдательной миссии правозащитных организаций имеется обнаруженное в доме № 93 по ул. Шарипова, где, по показаниям свидетелей, сгорели ГАЙТУКАЕВА ЮКИ (№ 30), РАСУЕВЫ МАДУ (№ 67) и КЕСИРТ (№ 68), оплавленное фарфоровое блюдце (см.фото). Этот факт указывает на весьма высокую температуру, развившуюся в горящем доме, т.к. температура плавления фарфора более 1000 градусов Цельсия.

Ploszka.JPG
Оплавленное фарфоровое блюдце, найденное 25 апреля 1995 г. в доме 93 по ул.Шарипова. В этом здании, по рассказам свидетелей, сгорели несколько человек. На блюдце лежали несколько алюминиевых вилок, рассыпавшихся при прикосновении. Вокруг блюдца лежало много расплавившейся стеклянной посуды, фарфор же лишь оплавился (температура плавления фарфора выше 1000 градусов Цельсия).
Гибель задержанных для «фильтрации» в ходе конвоирования

Выше упомянут расстрел в районе железнодорожной станции раненого ШАМСАЕВА АБДУРАХМАНА (№ 93) в ходе конвоирования колонны задержанных. Очевидцем этого был БАБУЕВ БИЛАЛ, который 8 апреля около 11 часов дня в огороде дома по ул.Орджоникидзе копал могилу для убитого накануне ХАСАНА ЦАГУЕВА (№ 89). БИЛАЛ БАБУЕВ видел из-за забора, как по дороге на Закан-Юрт прошла пешая колонна задержанных, в конце которой двое из задержанных несли носилки с раненым. Затем, по его словам, командир конвоиров велел поставить носилки на дорогу и подозвав солдат, стоявших на ул. Орджоникидзе, приказал им добить раненого. БАБУЕВ видел, как один из этих военнослужащих застрелил из пистолета Стечкина человека на носилках, а затем выстрелил еще дважды в мертвого. Когда военнослужащие ушли, БАБУЕВ оттащил убитого с дороги, но не узнал его. Позже БАБУЕВУ сказали, что это был ШАМСАЕВ АБДУРАХМАН. Это подтверждает показания братьев и односельчан убитого, которых конвоировали в той же колонне задержанных и которые не имели возможности видеть, что происходит позади колонны.

В тот же день и в том же районе был расстрелян задержанный накануне «для проверки» АХМЕТОВ БАЛАВДИ, которого вели привязанным за связанные руки к едущему БТРу. В поле у станции 9 апреля был найден убитым ЖАНТАЕВ РАМЗАН (№ 37), забранный военными из дома в ночь с 7 на 8 апреля. По-видимому, и он был застрелен в ходе конвоирования задержанных.

Гибель людей в лесу

Многие жители Самашек сообщали о бегстве 8 апреля из Самашек нескольких десятков (по некоторым сообщениям — до 150 человек) подростков и молодых мужчин в лес, расположенный южнее и восточнее села. И до операции 7-8 апреля, и особенно после нее этот лес подвергался интенсивному артиллерийскому обстрелу и ракетно-бомбовым ударам с воздуха. В связи с этим сообщавшие предполагали, что в лесу могут находиться трупы многих бежавших туда жителей Самашек. Однако в ходе беглого осмотра нами этого леса трупы или признаки массового захоронения обнаружены не были.

Вместе с тем, в поименном списке жертв значатся двое погибших в этом лесу. АЛИСУЛТАНОВ АСЛАМБЕК (№ 8), по сообщению очевидца, вместе с которым 8 апреля он бежал в лес, утром 9 апреля был застрелен засадой российских войск в восточной части леса, выходящей к соседнему селу Закан-Юрт. Его тело было вывезено в Самашки дядей и затем похоронено на кладбище. В другой части леса, прилегающей к Самашкам с юга, 18 апреля было обнаружено присыпанное землей в мелкой яме тело ДЕРБИШЕВА АЙНДИ (№ 35) с огнестрельной раной в затылке.

9.2.3. Сообщения о гибели людей,
которые не были включены в список погибших

Это, прежде всего, те случаи, когда сообщавшие не знали имен и фамилий погибших. Чаще всего это были сообщения с чужих слов. Однако в отдельных случаях сообщавшие утверждали, что лично присутствовали при гибели людей, или видели трупы погибших, но не знают их по фамилиям и именам.

В некоторых зафиксированных нами рассказах жителей Самашек, вернувшихся из фильтрационного лагеря и из пунктов временного содержания, имеются сообщения об убийствах российскими военнослужащими отдельных задержанных — в ходе их конвоирования пешей колонной из села в военный лагерь, находящийся на бывшем стрельбище среди сопок Сунженского хребта, в нескольких километрах от села (см.раздел «Задержание и »фильтрация" жителей Самашек").

Так, СУЛЕЙМАНОВ РУМАН сообщил, что

с БТРа была застрелена пожилая женщина, которая, вопреки запретам конвоира-сержанта, шла за колонной, упрашивая отпустить ее единственного сына. После того, как колонну задержанных погнали бегом, были застрелены шестеро отставших.

Однако рассказчик не смог назвать фамилию или имя хотя бы одного человека, о гибели которых он сообщил.

В сообщении другого задержанного — ХАБУЕВА АДАМА — есть упоминание о трупе неизвестного рассказчику человека, погибшего от выстрела в глаз и лежавшего у дороги в стороне от проходившей колонны задержанных. Рассказчик сообщает также о гибели в селе своего старшего брата (не называя его имени и фамилии).

Во многих интервью есть упоминания о гибели детей, в том числе о нескольких детских трупах, якобы висевших в школе. Однако никто не смог назвать ни одного имени или фамилии погибшего ребенка. Почти все эти сообщения являются рассказами с чужих слов. Очевидцем называет себя лишь одна свидетельница (ГУНАШЕВА АМИНАТ, проживавшая по Выгонной 55), которая утверждает, что 9 апреля сама видела внутри восьмилетней школы на Кооперативной улице трупы 8-10-летних мальчиков в момент, когда два из них еще висели в одном из полусгоревших школьных помещений, а два или три других уже были сняты и лежали рядом.5 Однако свидетельнице ни один из этих мальчиков не был знаком. Она также не знает фамилий никого из присутствовавших вместе с нею в школе нескольких взрослых.6 Несмотря на то, что по словам А.ГУНАШЕВОЙ люди пошли из школы по улицам села для того, чтобы рассказать о случившемся и найти родственников погибших детей, наблюдателям миссии правозащитных организаций так и не удалось разыскать больше ни одного свидетеля, который бы подтвердил рассказ А.ГУНАШЕВОЙ. В силу этого авторы доклада считают данный факт недостоверным.

Следует сказать, что некоторые слухи и мифы, возникшие вокруг событий в Самашках, имели под собой вполне реальное основание. Так, широко циркулируюшие слухи о том, что военнослужащие федеральных сил якобы вырвали сердце у жителя Самашек, по-видимому обусловлены тем, что после выхода из села военнослужащих МВД на улице лежал труп мужчины с лежащими на груди сердцем и долей легкого (см.фото). Депутат А.ШАБАД и Л.ВАХНИНА, попавшие в село 12 апреля, видели и сфотографировали это тело. К сожалению, ситуация исключала возможность проведения экспертизы и выяснения причины смерти.

Trupy00.JPG
Тело неизвестного мужчины (фамилию погибшего установить не удалось), лежащее на улице Степной у дома 102. Фото Л.Вахниной; 12 апреля 1995 г.

Жительница станицы Ассиновская по имени АЗА сообщила, что 9 апреля участвовала в Самашках в похоронах погибших, в том числе детей, и упоминает 13-летнего ребенка, которого лично несла хоронить. Однако она также не назвала имен и фамилий погибших.

Необходимо отметить, что при «узконаправленном» опросе ни один из наших свидетелей не сообщил о гибели ребенка моложе 15 лет в своей семье или по соседству, или о гибели детей, повешенных в школе (среди самых молодых в списке погибших — один 15-летний, один 16-летний, двое 17-летних и трое 18-летних).

Свидетельница АНСАРОВА АЗМАН упоминает в своем сообщении об убитых осколками жене и отце МУРТАЗАЛИЕВА УСАМА, однако их имен и фамилий не называет. Возможно, что отец — это МУРТАЗАЛИЕВ АБДУЛ-ХАДЖИ, который значится в списке под № 60.

В список не включена МУСАЕВА ДЗЕКИ 1920 г.р., проживавшая по адресу Степная 48, которая умерла 9 апреля от гипертонического приступа, в условиях отсутствия медицинской помощи из-за блокады села, хотя ее смерть тоже является следствием событий 7-8 апреля.

Из всего изложенного в настоящем подразделе следует, что ввиду относительно большого числа сообщений о гибели людей, чьи имена и фамилии остались неизвестными или неназванными, поименный список погибших, составленный на момент написания данной главы доклада, может быть не полон.

9.3 ОФИЦИАЛЬНАЯ ВЕРСИЯ ГИБЕЛИ ЖИТЕЛЕЙ СЕЛА САМАШКИ

Уже 8 апреля агентство ИТАР-ТАСС сообщало о том, что в Самашках «в ходе боя уничтожено более 130 дудаевцев». Эта же информация была на следующий день повторена средствами массовой информации со ссылками на российское командование. 11 апреля представитель МВД, присутствующий на заседании правительственной комиссии по Чечне, заявил корреспонденту НТВ, что существует официальная информация — в селе было убито 120 боевиков, а гражданское население вышло перед штурмом. На следующий день Центр общественных связей МВД распространил информацию, что в ходе операции в Самашках было убито 130 дудаевцев.

Таким образом, руководство МВД признало факт гибели более чем ста человек с чеченской стороны, но отнесло их всех к боевикам.

Вместе с тем, по сведениям, которыми располагает парламентская комиссия по расследованию причин и обстоятельств возникновения кризисной ситуации в Чеченской Республике, в журнале боевых действий сводного отряда МВД РФ имеется запись о том, что потери боевиков составили около 60 человек убитыми.7

Вразрез с вышеизложенным, командующий группировкой федеральных войск в Чечне генерал-полковник ВВ МВД А.С.КУЛИКОВ в своем ответе на запрос депутата Т.В.ЗЛОТНИКОВОЙ 12 мая сообщил, что в Самашках «персональным учетом потерь боевиков незаконных вооруженных формирований никто не занимался».

Военнослужащие ВВ МВД и сотрудники ОМОН, непосредственно участвовавшие в операции в Самашках 7-8 апреля и выступавшие на слушаниях парламентской комиссии, решительно заявляли, что служащие их подразделений никого из мирных жителей не убивали. Более того, все они, за исключением одного военнослужащего (см.раздел «Задержание и »фильтрация" жителей села Самашки"), утверждали, что вообще не видели мирного населения, и отрицали факт «зачистки» села.

В конце июля 1995 г. часть членов парламентской комиссии по расследованию причин и обстоятельств возникновения кризисной ситуации в Чеченской Республике8 подготовила от имени всей комиссии «Заключение»,9 в котором небольшой раздел был посвящен Самашкам. В этом документе его авторы ставили под сомнение как необоснованно высокую цифру 96 погибших жителей Самашек (столько на тот момент было в составленном «Мемориалом» предварительном списке погибших жителей села); никаких сколько-нибудь серьезных аргументов при этом не приводилось. Со своей стороны члены комиссии не привели каких-либо оценок числа погибших мирных жителей Самашек в период операции 7-8 апреля. Вместе с тем, авторы «Заключения» пишут: «Кроме того, из списка нужно исключить мужчин. Люди, которые держали в руках автомат или гранатомет, не могут считаться мирными жителями». Тем самым указанные депутаты заведомо отнесли к категории боевиков поголовно все мужское население Самашек.

Важно отметить, что полковник ВВ МВД ХАРЧЕНКО, с которым Уполномоченный по правам человека РФ С.КОВАЛЕВ и член «Мемориала» Я.РАЧИНСКИЙ 19 апреля беседовали на 13-й заставе при посещении ими села Самашки, не отрицал факта преступлений, совершенных в селе по отношению к мирному населению. Однако он объяснял произошедшее КОВАЛЕВУ и РАЧИНСКОМУ тем, что, мол, «бесчинства в селе в провокационных целях учинили »славянские отряды Дудаева", которые зашли туда после ухода из Самашек подразделений ВВ МВД. Абсурдность версии, согласно которой в село, блокированное федеральными частями и только что ими прочесанное, вдруг зашел какой-то мифический «славянский отряд Дудаева», очевидна. Видимо, поэтому никто больше из должностных лиц МВД и МО эту версию пока не повторил,10 а факты гибели мирного населения в селе Самашки от рук военнослужащих и сотрудников милиции просто отрицаются. Аналогично ведут себя и члены Правительства — 11 апреля вице-премьер Правительства России ОЛЕГ СОСКОВЕЦ на вопрос корреспондента НТВ о фактах гибели мирного населения в Самашках ответил: «Нет, ничего этого нет».

Оценив общее количество погибших в селе и большую долю мирных жителей среди погибших, представители МККК дали ряд интервью,11 в которых выразил свой протест в связи с нарушениями военнослужащими МВД законов и обычаев ведения войны, выразившихся в «неизбирательном нападении» в ходе войсковой операции.