21.04.1999 Коммерсантъ


Баркашов хочет в Думу

Рамаз Чиаурели, Дмитрий Потапов

“Мы уверены, что наберем не менее 20% голосов избирателей”,— заявили вчера руководители нового избирательного блока, одним из учредителей которого стал лидер “Русского национального единства” Александр Баркашов. Правда, в отношении самого РНЕ этот оптимизм вряд ли оправдан: из-за отсутствия регистрации в Минюсте у Баркашова и его соратников есть лишь одна возможность переехать из Терлецкого парка на Охотный ряд — побороться за депутатское кресло в одномандатных округах.

Заявление о создании “Национального блока” в составе движений “Спас” (лидер — депутат Госдумы Владимир Дави-денко), “Возрождение” (под руководством Валерия Скурлатова) и РНЕ стало своеобразным ответом Баркашова на решение Бутырского суда Москвы, запретившего в понедельник деятельность столичного отделения РНЕ („Ъ" сообщал об этом вчера). Как отмечается в декларации блока, он создается “для спасения России и установления в стране русской нацио-нальной власти путем победы на демократических общенародных выборах”.

Однако как раз с участием в “демократических выборах” у нового блока серьезные проблемы. По закону о выборах в Госдуму избирательный блок может быть образован “не менее чем двумя избирательными объединениями”. Избирательные объединения (политические партии, движения или организации), в свою очередь, должны быть зарегистрированы Минюстом не позднее чем за год до голосования. Соратники Баркашова — “Спас” и “Возрождение” — правом создать блок обладают. Но у РНЕ такого права нет (движение не зарегистрировано на федеральном уровне, а на выборах в Госдуму у политической организации должна быть регистрация “на уровне, соответствующем уровню выборов”). Надежды же Баркашова стать полноправным членом блока, присоединившись к двум зарегистрированным объединениям, совершенно необоснованны: согласно закону “Об избирательных гарантиях прав граждан”, блок должен состоять исключительно из зарегистрированных по всем правилам объединений.

Это подтвердили корреспонденту „Ъ" и в Центризбиркоме. А в Министерстве юстиции на создание нового блока отреагировали спокойно: “РНЕ как организация не может войти ни в какой избирательный блок, так как не имеет необходимого для этого статуса. С другой стороны, Баркашов персонально может, например, баллотироваться по одномандатному округу или же стать членом любого другого избирательного объединения”.

Поэтому участвовать в “Национальном блоке” члены РНЕ смогут, но не в качестве самостоятельной политической структуры, а лишь под “крышей” зарегистрированных движений. Которым такой союз тоже на руку, поскольку шансы заполучить депутатский мандат у Владимира Давиденко и Валерия Скурла-това есть только до тех пор, пока с ними Баркашов и РНЕ.

Впрочем, Баркашов и компания настроены весьма оптимистично. Последние социологические исследования показывают, что около половины россиян в той или иной мере сочувствуют националистам. Сами радикалы скромно замечают, что эта цифра значительно завышена, но “20% голосов мы получим”. Дума же после декабрьских выборов, по их мнению, будет выглядеть примерно так: российские националисты (то есть “Национальный блок”), коммунистические интернационалисты Зюганова и “Яблоко”. А вот “махровый интернационалист Лужков”, как надеется Баркашов, в Думу не попадет.

Позавчера Бутырский суд Москвы запретил деятельность московского отделения движения “Русское национальное единство”. Инициатором процесса был Юрий Лужков. Мы предполагали, что многие губернаторы последуют его примеру, инициировав аналогичные судебные разбирательства. Но, как выясняется, это не совсем так. Складывается впечатление, что некоторые региональные лидеры баркашовцев просто боятся.

А что вы будете делать со своими баркашовцами?

Эдуард Россель, губернатор Свердловской области:

— Нельзя допустить прихода фашистов, поэтому любая профашистская организация должна быть запрещена. Но одним запретом проблему не решить. К сожалению, молодое поколение ничего не знает о фашизме. А узнав правду о его злодеяниях, ни один человек не станет бравировать свастикой.

Евгений Михайлов, губернатор Псковской области:

— Ничего пока делать не будем, так как на сегодняшний день они никаких правонарушений в области не совершали. Если что-то будет отмечено с их стороны, тогда и будем решать, какие меры можно к ним применить. А конкурентами на парламентских выборах я их не считаю: они слабоваты.

Николай Максюта, губернатор Волгоградской области:

— У нас в области РНЕ существует, но ни в таких масштабах, как в Москве. Поэтому говорить о запрещении пока нет смысла. Тем более, насколько мне известно, баркашовцы в нашей области малочисленны и у них нет единой сплоченной организации. А если говорить о РНЕ вообще, то я не хотел бы видеть подобную организацию не только в качестве возможного конкурента на предстоящих парламентских выборах, но и просто как организацию.

Юрий Чехов, мэр Волгограда:

— Опыт московского суда по запрету РНЕ должен быть распространен на все регионы России, потому что мы все находимся в едином правовом поле. И всем должно быть ясно, что власти имеют право на местах поступить в отношении РНЕ таким же образом, как райсуд Москвы. У себя мы давно обозначили свое отношение к организациям, подобным баркашовской. Некоторое время назад я сам запретил шествие баркашовцев по улицам Волгограда, за что они немедленно подали на меня в суд. Затем я высказался против проведения баркашовцами съезда РНЕ Нижнего Поволжья в Волгограде. И сегодня подтверждаю, никаких съездов, никаких шествий на улицах Волгограда не будет. И администрация Волгограда подаст иск против баркашовцев, чтобы поставить окончательную точку в споре между властями и национал-радикалами.

Александр Руцкой, губернатор Курской области:

— У нас в области их нет.

Геннадий Игумнов, губернатор Пермской области:

— И в этом важном деле флагманом оказался московский мэр. Я думаю, что все мы, руководители регионов, должны держаться заданного им курса.

Валерий Литвинов, председатель комитета по вопросам законности и правопорядка Смоленской областной думы:

— Ни в каких противоправных действиях баркашовцы себя пока не проявили. Вот если бы РНЕ устраивало массовые беспорядки, то другое дело. У нас свободные выборы, и все политические движения будут участвовать в них на равных условиях. И нет никакой разницы между коммунистами, демократами и баркашовцами, если они действуют в рамках закона. И применять к РНЕ санкции только на том основании, что они — РНЕ, а не демократы, было бы противозаконно. А что хорошо и что плохо, пусть избиратели решают.

Геннадий Щербаков, представитель президента России в Тюменской области:

— У нас активных баркашов-цев пока не видно. Есть довольно деятельные держав-ники, монархисты, но все они законопослушные. А на выборах у нас имеют шансы НДР, “Яблоко” и “Отечество”. Если устав организации нормальный и деятельность не выходит за рамки закона, то проблем с регистрацией у них, скорее всего, не будет, если, конечно, они не начнут закон нарушать и реализовывать призывы к свержению строя и так далее. Такая деятельность у нас жестко пресекается.

Александр Попов, председатель Законодательного собрания Ростовской области:

— Ничего мы с ними делать не собираемся. Документы у них в порядке, противозаконных акций не зарегистрировано. Но после событий в Москве будем настороже. Хотя решение московского суда мне не кажется очень убедительным. Прежде чем ярлык навесить, необходимо организацию узнать изнутри, выяснить, кто организатор, что за люди, какие у них цели и задачи. Конечно, раз носят форму, значит, есть элемент военизирования. Но нельзя всех под одну гребенку чесать, там же наши дети, надо их предостеречь. На ближайшее время у нас намечена проверка РНЕ спецкомитетом областного Законодательного собрания. Если устав и документы не совпадут с действиями, проявим инициативу— пригласим за круглый стол, призовем к сотрудничеству.

Василий Бочкарев, губернатор Пензенской области:

— Пока не знаю, по сути, бар-кашовцев у нас нет. По моим сведениям, численность пензенской группы РНЕ не превышает десяти человек. Безусловно, такого, что творится в Ставрополье или в Москве, у нас никогда не было.

Аркадий Чернецкий, мзр Екатеринбурга:

— РНЕ в нашем управлении юстиции не зарегистрировано, так что запрещать некого.

И если оно существует, то нелегально. И группам граждан, которые намерены выступать под этими флагами, мы отказываем в праве проводить публичные мероприятия. Мы исходим из того, что организация, которая разжигает национальную рознь, по нашей Конституции является противоправной.

Иван Сыдорук, прокурор Санкт-Петербурга:

— Есть у нас в принципе проблема экстремизма и фашизма, разжигания национальной розни. Но зарегистрированных структур РНЕ нет, поэтому у нас нет оснований для обращения в суд. Что же касается деятельности этой организации, то прокуратура вместе с другими правоохранительными органами принимает законные меры в отношении прибывающих из других регионов членов РНЕ, которые нарушают закон. В 1998 году более 30 участников РНЕ были привлечены судами к ответственности за распространение литературы и нарушение правил проведения собраний и митингов.

Петр Камшилов, председатель правительства Саратовской области:

— А что такое РНЕ? Я их не знаю, не видел, цели и задачи их не представляю. И потом, саратовские националисты совсем не те, что в Москве. Если будут совершать какие-нибудь противоправные действия, то, конечно, примем меры. Но пока ничего противоречащего Конституции они не сделали.

Андрей Калмыков, вице-губернатор Самарской области:

— Если РНЕ будет нарушать закон, то надо запретить. И не только у нас в Самаре, но и везде. Макашов — часть той же проблемы, и то, что она не решена до сих пор,— наш позор. Минюст может зарегистрировать какую-либо организацию, но действовать она должна все равно в рамках закона. За несанкционированные пикеты устроителей надо наказывать. Но так, чтобы политические изгои не приобретали ореол жертвы.

Виктор Леонов, председатель Новосибирского областного совета:

— V нас РНБ не совершает никаких противоправных действий. Решения суда по случаю разгрома синагоги, которое пытались проецировать на местное РНЕ, еще нет. А они факт вандализма отрицают. В остальном никакого беспокойства от них нет. Посмотрим юридическую сторону, документы, порядок регистрации. А шансов на выборах у этой организации нет никаких— организация слишком малочисленная, влияния и авторитета не имеет.

Анатолий Тяжлов, губернатор Московской области:

— Я издал постановление, запрещающее местным руководителям сдавать РНЕ спортплощадки и помещения. Это возможно только за моей подписью. Сделал я это не потому, что не доверяю главам администраций, а потому, что на них легче надавить. Пусть ребята из РНЕ придут ко мне в кабинет, объяснят свои цели и задачи, потолкуем. Пока мне очень не нравится то, что они уже успели озвучить,— с душком организация, и символика их возмущает. Не хочу понапрасну что бы то ни было запрещать, но и разрешить в таком виде, в каком они есть, не разрешу.

Вячеслав Миронов, председатель Законодательного собрания Тверской области:

— РНЕ зарегистрировал Минюст. И для запрета нужны серьезные аргументы. Безусловно, хорошо, что в Москве был суд, но последнюю точку должен поставить Верховный суд, и его решение будет решением для всей России. Такой вопрос должны решать не отдельные субъекты федерации, а федеративные органы. Я понимаю, что в Москве баркашовцы набрали силу, поэтому власти решились на суд. У нас пока РНЕ не так активно, хотя мы и находимся в 170 км от Москвы. Действительно, РНЕ может быть реальной силой в предвыборной кампании. Но не думаю, что они будут сразу оголяться и заявлять о себе как о баркашовцах. Они объединятся в блоки, а мы только потом узнаем, кто есть кто.