РЕСПУБЛИКА АРМЕНИЯ

ПРАВО И ПОЛИТИКА: НИЧТО НЕ ОСТАНЕТСЯ БЕЗНАКАЗАННЫМ – РАНО ИЛИ ПОЗДНО.

НО СУДЬИ КТО?…

4 апреля 2000 г. Национальное Собрание Республики Армения удовлетворило ходатайство Генпрокуратуры о лишении лидера Армянского Общенационального Движения Вано Сирадегяна депутатской неприкосновенности. До этого, суд первой инстанции принял решение об изменении меры пресечения в отношении депутата НС Вано Сирадегяна.

В отношении Сирадегяна выдвинуто обвинение почти по 10 статьям Уголовного Кодекса РА.

Депутат обвиняется в том, что, будучи министром внутренних дел, организовал летом 1992 г. вооруженную преступную группу для осуществления нападений и убийств отдельных граждан и должностных лиц.

Согласно обвинению, Сирадегяну вменяются следующие преступления. Заказ на убийство председателя исполкома Аштаракского райсовета Ованеса Сукиасяна и его водителя Варужана Абрамяна 18 сентября 1992 г.; организация убийства начальника Управления железной дороги Армении Амбарцума Кандиляна, его водителя Акопа Уникяна и пассажира Жоры Исаакяна 3 мая 1993 г.; организация и подготовка покушения на жизнь начальника следственного управления Прокуратуры РА Владимира Григоряна и его водителя Артура Акопяна. Среди других эпизодов, покушение на жизнь президента Всемирной армянской ассамблеи Сержа Джилавяна в декабре 1993 г., не доведенное до конца по независящим от Сирадегяна причинам. Для сокрытия обстоятельств подготовки покушения на Джилавяна, а также в наказание за провал Сирадегян посредством сотрудников управления внутренних войск МВД РА 24 января 1994 г. организовал похищение и убийство исполнителей - Артура Оганесяна и Карена Рафаеляна. В мае-июле 1994 г., чтобы скрыть свою роль в организации убийства А. Кандиляна и покушения на В. Григоряна, Сирадегян подготовил покушение на депутата Верховного Совета РА Кима Балаяна и заместителя начальника Государственного управления национальной безопасности РА (в настоящее время - депутата НС) Гургена Егиазаряна.

Помимо того, В. Сирадегян обвиняется в получении взятки в особо крупных размерах - 40 тысяч долларов США и злоупотреблении служебным положением как организатор поджога и уничтожения объекта общепита в Разданском ущелье.

Напомним, что решением от 17 февраля 1999 г. Национальное Собрание РА прежнего созыва уже давало согласие на привлечение к уголовной ответственности депутата Вано Сирадегяна.

При вынесении решения суд первой инстанции учел требования ст. 135-137 УПК РА, согласно которым арест в качестве меры пресечения применяется при наличии достаточных оснований предполагать, что подсудимый может скрыться от следствия, препятствовать судебному разбирательству воздействием на участников уголовного процесса, сокрытием или фальсификацией значимых для дела фактов и пр. Генпрокурор обосновал свое ходатайство также тем, что по вине В. Сирадегяна процесс, начатый 9 сентября 1999 г., до сих пор проходил с неуместными проволочками. Сирадегян неоднократно менял своих защитников, что вызывало продолжительные перерывы в судебном процессе, отсутствовал на заседаниях без уважительной причины. Причем в феврале 1999 г. он выехал из страны, затянув тем самым процесс предварительного следствия.

Кроме того, проходящие по делу пострадавшие и их близкие многократно жаловались на то, что Сирадегян и его ближайшее окружение продолжают их третировать. Учитывая указанные обстоятельства, Борис Назарян ходатайствовал об изменении меры пресечения в отношении Вано Сирадегяна и избрании в качестве таковой ареста.

Национальное Собрание закрытым электронным голосованием при 77 “за”, 10 - “против” и 6 воздержавшихся (19 депутатов не проголосовали) удовлетворило ходатайство. После этого 6 апреля Вано Сирадегян был объявлен в розыск, а суд по по делу “Ваан Арутюнян, Вано Сирадегян и другие” приостановлен. После второго переноса слушаний 20 апреля суд удовлетворил ходатайство подсудимых и их адвокатов, и отделил дело Вано Сирадегяна от дел остальных подсудимых.

Таким образом, судебное разбирательство по данному делу продолжится в отсутствие Сирадегяна. В случае же, если Вано Сирадегяна все же разыщут, его дело вновь будет присоединено к делу остальных подсудимых.

СУДЫ АРМЕНИИ СТАНОВЯТСЯ НЕЗАВИСИМЫМИ

10 апреля суд первой инстанции отклонил ходатайство Военной прокуратуры о продлении (еще на 2 месяца) срока содержания под стражей обвиняемого по делу о теракте 27 октября экс-советника президента РА (он же экс-глава президентской администрации) Алексана Арутюняна.

12 апреля Военная прокуратура, в ведении которой, напомню, находится дело, опротестовала решение суда первой инстанции в Кассационном суде. 14 апреля Кассационный суд отказался удовлетворить протест Военной прокуратуры. Таким образом, мера пресечения в виде ареста в отношении А. Арутюняна заменена на подписку о невыезде и он освобожден из-под стражи.

ПАРЛАМЕНТАРИИ НЕ ДОЛЖНЫ ПОДМЕНЯТЬ СУДЕЙ

25 апреля президент Кочарян напомнил парламенту о том, что слушания по уголовным делам не входят в оговоренные Конституцией полномочия НС и могут явиться для политических партий и отдельных депутатов своеобразным средством давления на следственные органы.

В связи с этим, апеллируя к статьям 5, 6, 49, 103 Основного Закона, президент вынес решение "предупредить генпрокурора РА и подчиненных ему прокуроров о недопустимости участия их в слушаниях по какому-либо из уголовных дел".

Озвучив данное распоряжение президента с трибуны созванных 25 апреля по инициативе государственно-правовой комиссии слушаний по поводу расследования дела о теракте 27 октября, военный прокурор и глава следственной группы Гагик Джангирян сопроводил его собственным заявлением. Оно сводилось к обоснованию его прошения об отставке: Джангирян заявил, что "не может стать участником политических спекуляций" в связи с расследуемым делом о теракте 27 октября. "А вот когда я стану частным лицом, тогда и побеседуем" -- пообещал Джангирян, после чего покинул зал заседаний НС.

НАГОРНЫЙ КАРАБАХ

ВАГРАМ Агаджанян освобожден из-под стражи

12 апреля степанакертский горсуд вынес решение по возбужденному прокуратурой НКР делу в отношении журналиста газеты "10-й наханг" Ваграма Агаджаняна: один год лишения свободы. Поводом для возбуждения дела послужила опубликованная В. Агаджаняном статья "Для переселенцев" в бюджете денег нет" (11 декабря 1999 г.), а точнее ее следующий абзац:

"Недавно 30 молодых семей из Ванадзора изъявили желание поселиться в незаселенных приграничных деревнях Авдал и Гюлаблу, расположенных на границе Мартунинского и Агдамского районов, т. е. фактически на передовой линии фронта. Казалось, власти должны только приветствовать столь патриотическое решение наших молодых соотечественников и всеми средствами оказать им содействие. Тем более, что особых затрат для этого не требовалось. Увы! Премьер-министр НКР Даниелян сказал в ходе встречи представителю ванадзорцев, что правительство НКР ничем не может им помочь, потому что "в бюджете денег нет". Для решения всех проблем переселенцев необходимо было всего 4-5 тыс. долларов".

Анушаван Даниелян, в свою очередь, заявил, что не встречался с ванадзорцами. В материалах дела присутствует интервью газете "Еркрапа" (Ереван) за 17 марта начальника отдела по вопросам переселения Управления спецпрограмм при правительстве РА Нелли Восканян, в котором она сообщает о желании 31 семьи из Ванадзора переселиться на постоянное жительство в НКР и о нехватке средств для осуществления данного намерения.

По сведениям редакции "10-й наханг", суд отказался пригласить г-жу Восканян для выяснения, имела ли место встреча представителя 30 семей с премьер-министром НКР. Редактор газеты "10-й наханг" Г. Багдасарян высказал готовность опубликовать опровержение по поводу сведений о встрече ванадзорцев с А. Даниеляном в точном соответствии с требованиями закона о СМИ. В законе сказано, что граждане и организации вправе потребовать от редакции опровержений на случай публикации в данном СМИ ложных сведений, наносящих урон чести и достоинству граждан и деловой репутации организаций.

Но суд отклонил попытку решить конфликт посредством опровержения. А ведь речь-то, повторюсь, по сути шла о том, имела или не имела место встреча Даниеляна с ванадзорцами, и ни о каком посягательстве на честь и достоинство должностного лица, тем паче о клевете, в этой связи речи не может быть по определению, речь, по сути, о публикации не проверенных сведений. Но суд решил, что за это журналист должен быть изолирован от общества сроком на год. За клевету. Кстати, ответственность за публикацию непроверенных сведений оговорена законом о СМИ, но Агаджаняна предпочли осудить по статье УК советского образца, который пока не изъят из обращения.

В сообщении редакции "10-й наханг" упоминается о том, что 28 марта В. Агаджанян был подвергнут предварительному аресту сроком на 10 дней, однако по истечении срока отпущен на свободу не был, а в зал суда был доставлен в наручниках. Как особо опасный для чести и достоинства премьер-министра...

В законе о СМИ отсутствует статья об ответственности должностных лиц за сокрытие от журналистов информации (разумеется, той, что не соотносится со служебной или гостайной), а ведь налогоплательщик вправе знать, как, к примеру, расходуются его деньги. Не говоря уже о том, что масса неточностей по части времени, места и прочих обстоятельств того или иного события исходит как раз от должностных лиц и инстанций.

15.04.2000 г., газета "Голос Армении", №39

27 апреля коллегия Верховного суда Нагорно-Карабахской Республики рассмотрела кассационную жалобу по делу журналиста Ваграма Агаджаняна, приговоренного 12 апреля 2000 года Степанакертским городским судом к году лишения свободы по статье 131, ч. 2 УК НКР (клевета и оскорбление).

Адвокат журналиста выступил с требованием закрыть дело за отсутствием состава преступления и освободить Ваграма Агаджаняна.

Государственный обвинитель заявил, что Ваграм Агаджанян признал свою вину в том, что не проверил информацию относительно премьер-министра НКР Анушавана Даниеляна, сообщенную ему неким Петросяном по телефону. По его словам, журналист имел целых три месяца (уголовное дело было возбуждено еще в декабре 1999 года) выступить по этому поводу с опровержением в прессе.

Представитель прокуратуры НКР отметила, что данная публикация не способствовала притоку в республику населения, а, наоборот, стимулировала отток. В то же время она подчеркнула, что в вынесении приговора не соблюдался принцип индивидуального подхода и что городской суд вынес решение без учета молодости Ваграма Агаджаняна и отсутствия у него судимостей.

Удалившись на совещание, коллегия Верховного суда НКР частично удовлетворила требование защиты, изменив меру наказания на условную, с двухгодичным испытательным сроком. В тот же день Ваграм Агаджанян вышел на свободу.

 

Дело "С. Бабаяна и других"

18 апреля 2000 г. было опубликовано "Обращение президента НКР Аркадия Гукасяна к народу Нагорного Карабаха", в котором говорится, что судебный процесс над бывшим министром обороны С.Бабаяном будет " будет открытым и на нем будет обеспечено право каждого на защиту". Между тем пока информации о ходе следствия остается закрытой.

ЖУРНАЛИСТ ВАРДАН ТАШЧЯН ОБВИНЯЕТСЯ В НЕДОНЕСЕНИИ О ПОДГОТОВКЕ ТЕРАКТА

Прокуратура НКР распространила сообщение, в котором говорится: "Предварительным следствием по факту покушения на Президента НКР Аркадия Гукасяна 22 марта сего года выявлено, что проживающий с 1997 года в Нагорно-Карабахской Республике Вардан Акопович Ташчян состоял в тесных отношениях с бывшим командующим Армией обороны НКР С. Бабаяном. Еще в феврале 2000 года он точно узнал от С. Бабаяна о том, что последний запланировал и посредством своих сообщников готовится осуществить убийство Президента НКР А. Гукасяна с целью захвата власти, но об этом не сообщил соответствующим органам.

В. Ташчян арестован правоохранительными органами НКР. Ему предъявлено обвинение по статье 84 УК НКР – знание и недонесение о подготовке теракта. В качестве меры пресечения избран арест. В. Ташчян обеспечен адвокатом. Следствие по этому делу продолжается".

25 апреля , Центр экстремальной журналистики, Д. Петросян

В КАРАБАХЕ ВСЕРЬЕЗ ВЗЯЛИСЬ ЗА ЖУРНАЛИСТОВ

25 апреля Прокуратура НКР распространила сообщение, в котором, в частности, говорится: "Как уже сообщалось, генпрокуратурой НКР вследствии расследования обстоятельств теракта в отношении Президента НКР 22 марта в качестве свидетеля была приглашена журналистка газеты "Аравот" Сатик Сейранян. Предварительным следствием, помимо прочих обстоятельств, выяснено, что С.Сейранян, будучи последним визитером президента НКР до совершения теракта 22 марта и выйдя из резиденции Президента НКР, приблизительно в 0.30 22 марта, встретилась с двумя людьми, имя одного из которых, исходя из интересов следствия, не оглашается, а вторым является обвиняемый по делу Ваграм Ташчян. Согласно показаниям последнего, провожая С.Сейранян домой, они услышали выстрелы стрелков, в связи с чем В.Ташчян сказал – "президента убили". С.Сейранян не сообщила об этом правоохранительным органам. Более того, когда в тот же день правоохранительные органы допросили С.Сейранян, она утверждала, что не имеет каких-либо сведений о теракте.

Поскольку вышеупомянутые сведения не были известны в первый день после теракта, для обеспечения всестороннего, объективного и полного расследования дела возникла необходимость в повторном опросе С.Сейранян. Вследствие игнорирования со стороны С.Сейранян требований явиться в прокуратуру НКР, стало необходимым расследование этих обстоятельств вследствие недопущения превращения их в предмет ненужных спекуляций. Это могло бы, в первую очередь, препятствовать ходу следствия, а также ввести в заблуждение общественность.

Интересы следствия требуют личной ответственности каждого в деле сохранения атмосферы доверия в отношении деятельности правоохранительных органов. Прокуратура НКР остается верной букве и духу закона, и мы не сомневаемся, что общественность не менее заинтересована в этом деле и обязательно найдет обоснованные аргументы в данном деле – для блага законности и здравомыслия".

26 апреля , Информационное агентство "НОЯН ТАПАН"

ЖУРНАЛИСТЫ АРМЕНИИ НЕ НАМЕРЕНЫ УСТУПАТЬ ДАВЛЕНИЮ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ НКР

21 апреля редакция газеты "Аравот" выступила с заявлением, в котором, в частности, говорится, что Сейранян не игнорировала требования прокуратуры и письменного уведомления не получала. Документ, претендующий на звание официального, полученный 12 апреля из прокуратуры НКР был написан с ошибками и в нем не было указано в качестве кого и по какому делу должна явиться С.Сейранян в этот орган. Лишь после телефонной беседы со следователем Амиряном стало ясно, что С.Сейранян приглашается в прокуратуру в качестве свидетеля.

Кроме того, в заявлении газеты отмечено, что С.Сейранян начиная с ночи 22 марта до 19:35 часов следующего дня (23 марта) находилась в здании МВД НКР (не менее 36 часов). С ней беседовали старший следователь МНБ РА Нельсон Закарян и еще один следователь. Однако, в течение всего этого времени так и не был уточнен ее правовой статус ее нахождения в МВД (свидетель? подозреваемая?).

После выхода из стен МВД С.Сейранян еще в течение полутора суток находилась в НКР и выполняла свои профессиональные обязанности. При этом в МВД она оставила сотрудникам правоохранительных органов свои координаты (адрес и телефон), но они и не пытались ее найти.

СМИ Армении и ее коллеги из газеты "Аравот" полагают, что гражданку Республики Армения в качестве свидетеля можно допросить и в Ереване, если того требуют интересы расследования, тем более, что она никогда не избегала и не избегает явки в органы следствия.