РЕСПУБЛИКА ТАДЖИКИСТАН

ПОГИБ ЕЩЕ ОДИН ЖУРНАЛИСТ

3 октября этого года в 16:00 местного времени неизвестная легковая машина сбила журналиста Файзулло Ёдгори. Водитель с места происшествия скрылся. По дороге, не доезжая до больницы, журналист скончался.

 

ВЗРЫВЫ В ХРИСТИАНСКОЙ ЦЕРКВИ ГРЕЙС

1 октября первые две бомбы взорвались во время воскресной службы в заднем ряду молитвенного зала, на втором этаже трехэтажного здания в центре Душанбе. На службе присутствовало около 400 человек. Следующий взрыв раздался на первом этаже. Взрывами сорвало с петель двери, выбило стекла и разнесло в щепки мебель. Один из милиционеров сказал, что одно из взрывных устройств было эквивалентно трем с половиной килограммам тротила.

Официальные власти отказываются до окончания расследования давать какую–либо информацию по поводу взрывов в корейской Церкви Грейс Сонмин в Душанбе, столице Таджикистана. В результате взрывов много людей убито и Ранено. Расследованием занимаются сразу три ведомства – Министерство Безопасности, Министерство Внутренних Дел и Военная Прокуратура, сотрудники которых допросили более десяти членов Церкви, и ни одного постороннего.

Лидер Церкви Грейс Сонмин – пастор ЮН СЕОП ЧОЙ, кореец, в 1991 году приехавший в Душанбе из Лос–Анджелеса, в день взрыва находился за границей. Церковь официально зарегистрирована в 1997 году, прихожане – таджики, корейцы, русские, татары и узбеки.

Стало известно, что в связи со взрывами было арестовано около десяти членов Церкви, трое из них до сих пор находятся под арестом. САЙДЖОН АХМЕДОВ, председатель Комитета по Делам Религий, 16 октября рассказал, что в связи со взрывами три человека до сих пор находятся под арестом, но он подчеркнул, что “это вовсе не означает, что они обязательно виновны”. Он сказал, что имен их не знает, один из них – член Церкви, а двое других просто пришли на службу. “Их продержат три дня, пока не будет ясно, что им известно. Ими занимаются следственные органы. Их содержат не в тюрьме, а в служебных помещениях”.

И представитель МВД, и Ахмедов заверили, что к Церкви Грейс Сонмин не было никакого враждебного отношения. “Мы с ними работали и поддерживали дружеские отношения. Пастор был у меня дома”,– добавил Ахмедов. На вопрос об угрозах в адрес Церкви, поступавших до взрывов и о трудностях, с которыми приходилось сталкиваться миссионерам, он ответил: “Со стороны властей никаких угроз не было”.

В репортаже, появившемся до этого в одной из газет, где о произошедшем говорится как "о каре Божьей за вероотступничество", имеется ввиду присутствие в церкви верующих, перешедших из ислама.

Неофициальные источники сообщают, что всего погибло восемь человек. “Семеро скончались на месте, а восьмой на прошлой неделе умер в больнице”. “Еще 48 человек находятся в больнице с тяжелыми ранениями, некоторые ослепли”. Есть и другие цифры – 10 погибших.

Многочисленные источники жалуются, что с пострадавшими от взрывов обращались как с подозреваемыми. Некоторые сотрудники, ведущие допрос, просто “оскорбляли” членов Церкви, особенно таджиков и узбеков, обвиняя их в “вероотступничестве”. “Органы безопасности часто ведут себя невежливо. Они не могут согласиться с тем, что таджики или узбеки могут быть христианами”.

Не щадят даже тех, кто лежит в больнице. “К сожалению, большинство раненых продолжают беспокоить и в больнице, вместо того, чтобы предоставить им консультации специалистов. Им говорят, что они сами во всем виноваты, это все за то, что они “продали” свою веру и тем самым спровоцировали нападение”, – сообщает другой источник. Третий источник добавляет, что больницы выставили раненым “непомерно” большие счета. Христиане жалуются на “полное молчание” прессы по поводу событий. В одной местной газете прошла совсем небольшая заметка, и еще несколько недружелюбных статей в прессе на таджикском языке.

В ноябре прошлого года представители Комитета по Делам Религий сообщили Церкви, что существует опасность потерять государственную регистрацию из–за активной деятельности Церкви, связанной с распространением евангельских идей в нескольких городах страны. Осенью прошлого года милиция трижды приезжала в церковь во время богослужений, несколько членов Церкви были арестованы, у них конфисковали литературу и вынесли им административные наказания “за нелегальную миссионерскую пропаганду”.

31 августа душанбинская газета “Садой Мардум” писала о том, что 9 августа в городе Курган–теппе были арестованы трое граждан Южной Кореи “за миссионерскую деятельность”. Начальник управления безопасности города АМИРХОН ХОДЖАМКУЛОВ дал газете интервью, в котором рассказал, что эти трое, которые называют себя студентами, работают в миссионерском центре Сонмин в Душанбе. Они раздавали листовки, цель которых – “провокация страха среди населения”. Их, вместе с двумя таджиками, выслали из города.

22 октября министр внутренних дел ХУМДИН ШАПИРОВ заявил, что по подозрению в организации двух взрывов арестованы трое жителей Душанбе. Он добавил также, что надеется, что в течение недели станут известны и другие организаторы взрывов. Эти трое тридцатилетних таджиков были названы “религиозными фанатиками”, и указано, что они причастны и к двум другим нападениям. Одновременно стало известно, что все члены Церкви, арестованные в связи со взрывами, были отпущены.

 

НА ЮГЕ ТАДЖИКИСТАНА ЗАПРЕТИЛИ ХРИСТИАНСКИЕ ЦЕРКВИ

В городе Сарбанде (бывшем Калининабаде) запрещены сразу три протестантские церкви. Город расположен на юге Таджикистана, в Хатлонской области, на ранице с Афганистаном. Церкви – одна Баптистская Церковь относится к Союзу Баптистов, другая – к Совету Церквей (организации, отказывающейся от регистрации), и Евангельская Церковь, все они летом столкнулись с различного рода преследованиями, и все началось снова с начала сентября. Все три не имели возможности в последние два месяца проводить богослужения, после того, как их предупредили, что любые попытки проведения собраний вызовут “большие проблемы”. Летом Сарбадская Евангельская община обращалась за регистрацией, но ей было отказано. Баптисткой Церкви, принадлежащей к Союзу Баптистов тоже было отказано в регистрации.

Как сообщают из различных внутрицерковных источников, Министерство безопасности (в прошлом – КГБ) арестовало нескольких верующих из каждой из этих церквей, их продержали несколько дней. Некоторых в заключении били, порой до крови. В июле тоже случались такие задержания, но итог был подведен в сентябре. Во время последнего инцидента, в октябре женщина, член Евангельской Церкви, была арестована на несколько часов, но и за это время ее успели оскорбить и предупредить, что она рискует попасть в тюрьму, если будет продолжать религиозную деятельность. Некоторые верующие считают, что этими событиями руководит полковник Гадоев, сотрудник местного управления Министерства Безопасности.

 

ЕВАНГЕЛИСТЫ ПЫТАЮТСЯ ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ

Евангелическая Церковь в Чкаловске на севере Таджикистана, недалеко от Ходжента, на днях снова попыталась, уже в четвертый раз за этот год, получить официальную регистрацию. Как стало известно из различных евангелистских источников в Центральной Азии, три предыдущие попытки зарегистрироваться, предпринятые в этом году, были отклонены под различными предлогами. Мэр города заявил, что церковь не может быть зарегистрирована до тех пор, пока не будут прекращены богослужения в частных домах и для этих целей не будет арендовано достойное помещение. Статья 12 Закона РТ о религии требует указывать в уставе, входящем в пакет документов, необходимых для регистрации, адрес религиозной организации, но сама регистрация при этом не связана с владением местом, пригодным для проведения служб и встреч, а статья 21 разрешает религиозным организациям проводить богослужения в частных домах.

Сообщают, что церковь собирается в частном доме и местные власти настаивают на получении разрешения от соседей до подачи заявления о регистрации. “Они заявляют о том, что богослужения мешают соседям. Один из них подписал заявление, в котором он дает свое согласие на проведение служб, другой же сосед работает в прокуратуре и такое заявление не подписал”.

Мэр Чкаловска, Ибрагим Ибрагимов, 8 ноября сообщил Кестону по телефону, что церкви “не разрешается” собираться в частном доме. “Это жилой район, а по закону религиозные обряды запрещены в районах большого скопления народа. Это очень маленький город, где живут мусульмане и христиане, и если каждая группа будет проводить богослужения дома, это приведет к развалу всего общества”. На вопрос, какой именно закон запрещает религиозные службы в жилых районах, он назвал закон о религии, но не смог уточнить, какую именно статью закона он имел в виду. Но статья 21 закона прямо разрешает религиозным организациям проводить богослужения “на квартирах, и в домах граждан”.

Ибрагимов настаивает на том, что местные власти не запрещали Евангелистскую Церковь. “Мы не запрещали их деятельность. Мы запрещаем им собираться в частном доме. Мы сказали им, что в городе есть дворец культуры. Пусть они арендуют его, или строят свою собственную церковь”.

Феликс КОРЛИ, Кестонская Служба Новостей